Посол страны Советов

00:00, 23 июля 2009
Теплоход «Заря» спешил по вечерней Оке из Серпухова в Калугу. У Кольцова - остановка. Редкие пассажиры не спеша сошли на берег, и кораблик продолжил свой бег, набирая скорость на Кольцовском плесе: его прощальные гудки далеко разносились по реке. В кольцовском парке на садовой скамейке сидел пожилой человек и вспоминал свою далекую юность, годы учебы в Каровском педагогическом техникуме. Он слышал прощальные сигналы «Зари», и перед его мысленным взором возникал военный аэродром в городе Саки, солнечное февральское утро далекого сорок третьего года.

Для участия в Крымской конференции первой прибыла британская делегация во главе со своим премьером Уинстоном Черчиллем, потом приземлилась «Священная корова» с американским президентом Франклином Рузвельтом на борту, медленно подрулившая к скромному зданию аэропорта.

После торжественной церемонии встречи на аэродроме делегации разместились по машинам и через весь Крым направились в полуразрушенную Ялту.

... Острые звезды обсыпали небосвод, вечерняя река подернулась белесым туманом, а бывший студент Каровского педтехникума Михаил Грибанов до мельчайших подробностей вспоминал события двадцатишестилетней давности. Будучи заместителем министра иностранных дел Советского Союза, во время Ялтинской конференции он работал помощником руководителя советской делегации. Много сложных вопросов по международному праву пришлось решать нашему земляку.

И еще вспомнилось старому дипломату, слушавшему удаляющиеся сигналы «Зари», как в мае сорок пятого на аэродроме Темпельгоф, что около Берлина, приземлился советский самолет и по трапу спустились первый заместитель министра иностранных дел, его помощник Михаил Грибанов и другие сопровождавшие лица, привезшие всю необходимую документацию по оформлению капитуляции фашистской Германии.

В восточной части Берлина, в Карлсхорсте, в двух-этажном здании бывшей столовой военно-инженерного училища был подготовлен зал для церемонии подписания акта. Наша делегация вошла в зал ровно в 24 часа. Наступило 9 мая 1945 года.

За столом заняли места представители верховного командования союзных войск. Потом вошли немецкий генерал-фельдмаршал Кейтель и сопровождавшие его офицеры, сели за отдельный стол. Председатель советской делегации маршал Жуков пригласил немецкую делегацию подойти к столу и подписать Акт о безоговорочной капитуляции. Дрожащей от волнения рукой Кейтель подписал все пять экземпляров акта, поставили подписи и другие делегаты.

В 0 часов 43 минуты подписание акта было закончено, немецкая делегация покинула зал. От имени Верховного Главнокомандования Советского Союза Г.К. Жуков поздравил всех присутствующих с долгожданной победой. В зале стало тихо. Потом все начали поздравлять друг друга.

В работе советской делегации принял участие и Михаил Григорьевич Грибанов. А через месяц с небольшим состоялась встреча глав государств-победителей.

Большой круглый стол, специально изготовленный в Москве и доставленный на отдельной платформе, накрыт алой скатертью. Вокруг стола - три мягких кресла с высокими спинками, за ними - кресла поменьше, у стен - венские стулья для референтов.

В центре стола - небольшая подставка с тремя флажками. Такие же флаги - советский, американский и английский, только больших размеров, укреплены на стенах. Стены зала облицованы деревянной панелью, в него ведут три двери: каждая делегация имеет свой отдельный вход в замок и в свою рабочую комнату.
О работе наших военных и гражданских советников на конференции очень тепло отозвался Г.К. Жуков: «На первом официальном заседании присутствовали главы правительств, все министры иностранных дел, их первые заместители, военные и гражданские советники и эксперты. В перерывах между следующими заседаниями военные и гражданские эксперты и советники встречались отдельно и вели между собой переговоры по порученным вопросам».

Во время Берлинской, или Потсдамской, конференции вместе с другими много пришлось поработать и Михаилу Григорьевичу Грибанову.

Я познакомился с ним летом 1969 года в Кольцовском детском доме на встрече с комсомольцами трех поколений - бывшими студентами Каровского педагогического техникума.

В тот день в старинном парке было оживленно: по аллеям ходили, весело переговариваясь, немолодые люди. Они пели, шутили, смеялись. То тут, то там слышалось: «А помнишь?» За годы своего существования (1921 – 1932) техникум выпустил десятки учителей. В стране шла культурная революция, и ей нужны были кадры учителей из крестьян и рабочих. Выпускники техникума стали военными, учеными, учителями, а Михаил Григорьевич - дипломатом.

Родился он в 1906 году в семье потомственного рабочего Дугнинского завода. После окончания школы рабочей молодежи и педтехникума учился в МГУ на факультете советского права, работал в Институте права Академии наук СССР и одновременно учился в аспирантуре. В мае 1941 года он был направлен на работу в Наркоминдел старшим референтом секретариата замминистра. Отдал делу советской дипломатии более полувека!
Проработав два года референтом, Михаил Григорьевич становится помощником заместителя министра. В это время он пишет книгу «За европейскую безопасность», переведенную на многие европейские языки. Пишет Михаил Григорьевич и статьи в Большую Советскую Энциклопедию, публикуется в журналах «Международная жизнь», «Новое время», выступает в центральной печати. Как уже говорилось, участвовал в важнейших международных конференциях, в заседаниях Нюрнбергского международного трибунала над главными немецкими военными преступниками 1945-1946 гг.

В 1946 году были установлены дипломатические отношения со Швейцарией, и в сентябре М. Грибанов назначается советником миссии СССР в этой стране.

Следующие два года Михаил Григорьевич работает в Восточной Германии, потом в министерстве заведует третьим европейским отделом (Скандинавские страны), чрезвычайным и полномочным послом Советского Союза в Норвегии (1956 – 1962).

Вспоминалось Михаилу Григорьевичу первое знакомство с этой северной страной. На снегу среди деревьев - разноцветные деревянные домики и заборы, в свете зимнего солнца чернел незамерзающий фьорд, темнели горбинками шхеры. Пахло снегом, согретыми солнцем соснами. Норвегия - единственная в Европе страна, в которой не было крепостного права. Еще Александра Михайловна Коллонтай, первый советский посол в этой стране, рассказывала, что это наложило отпечаток на всю норвежскую историю и культуру, на характер норвежцев.

Однажды Михаил Григорьевич решил поближе познакомиться с норвежской столицей. В конце мая город утопает в сирени. В это время здесь проходят парады школьников - каждая школа имеет свою форму, как гвардия в прошлом веке. Разноцветные мундиры, кивера, аксельбанты. Бесконечно играют оркестры, исполняющие не только марши, но и сложную музыку Грига.

Прошло немного времени, и Михаил Григорьевич освоился с новой должностью. За шесть лет работы послом были установлены хорошие отношения с демократическими организациями страны, с премьер-министром Герхардсеном, что позволило организовать в Норвегии выставку достижений СССР, визит эскадры советских кораблей. В Норвегию приезжали советские артисты, спортсмены, ученые, в СССР - норвежские.

Надолго запомнился Михаилу Григорьевичу прием в посольстве нескольких патриотов-антифашистов. А было это так. По представлению посла Президиум Верховного Совета СССР наградил нескольких норвежских антифашистов орденами Отечественной войны второй степени. Михаил Григорьевич с большой радостью выполнил почетную миссию, вручив награды норвежским патриотам.

Супруга посла Екатерина Павловна, как и Михаил Григорьевич, овладела в совершенстве норвежским языком, подготовила к изданию - впервые в истории - русско-норвежский словарь на 12 тысяч слов.

Правительство Советского Союза высоко оценило вклад дипломата Грибанова в международную политику. Два ордена Трудового Красного Знамени, два ордена «Знак Почета», ордена Красной Звезды и Отечественной войны второй степени, Почетная грамота Верховного Совета РСФСР «За многолетнюю плодотворную работу в дипломатических органах» и другие награды - так отмечена его дипломатическая деятельность.

В мае 1930 года Михаил Григорьевич и Екатерина Павловна справили скромную студенческую свадьбу. Через полвека, в мае 1980-го, на московской квартире Грибановых собрались их дети, друзья, сослуживцы, чтобы отметить «золотую свадьбу». Были на торжестве и сыновья Грибановых: Леонид - изобретатель, награжденный орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени; Юрий, работавший экспертом в Министерстве внешней торговли; Виктор - консул в Голландии.

Через год - новая встреча выпускников Каровского педтехникума. И я продолжил беседу со старым дипломатом. Стоял солнечный август, с Оки веяло прохладой.

- Возвратившись из Норвегии в 1962 году, - рассказывал Михаил Григорьевич, - работал начальником управления внешнеполитической информации, позднее переименованного в Управление по общим международным проблемам МИД СССР. В качестве советника изъездил весь мир, побывал с делегациями Верховного Совета СССР в Японии, Италии, Камеруне. А с сентября 1972 года руководил делегацией нашей страны на международной конференции по разработке гуманитарного права в виде дополнений к Женевской конвенции 1949 года о раненых и больных в действующих армиях, о потерпевших кораблекрушение, об обращении с военнопленными, защите гражданского населения во время войны.

До 1983 года Михаил Григорьевич работал экспертом отдела публикации дипломатических документов МИД СССР.

Несколько лет тому назад видного советского дипломата М.Грибанова не стало. Но земляки помнят о нем и в Дугне, на его родине, и в Кольцове, где он когда-то учился в педагогическом техникуме, и в Ферзикове…

Александр КАНДИДОВ.
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.