Повелитель «Тигробоя»

11:59, 08 сентября 2017

Рассказ калужанки о танкисте Великой Отечественной войны 

Светлый человек 

Павел Дмитриевич Ковалев - близкий нашей семье человек, очень порядочный и интеллигентный. Долгое время жил в Красноярске. С 1966 по 1970 год работал в Калужской областной прокуратуре, потом уехал на Север. После ухода на пенсию, в возрасте 65 лет, некоторое время жил в Могилёве, вернулся в Красноярск. Впоследствии переехал в Краснодарский край. Он бывший танкист, принимал участие в Сталинградской битве, награжден двумя орденами Красной Звезды, орденами Отечественной войны I и II степени, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», другими наградами. Длительное время, возглавляя совет ветеранов войны, нашел более 200 человек из своего полка и переписывался с ними. Вел большую военно-патриотическую работу среди молодежи. Недавно, разбирая домашний архив, я нашла свыше сотни его писем моей маме и мне, полных любви и заботы о нас. В них он рассказывает не только о своей повседневной мирной жизни, но и о различных эпизодах службы военного времени. Перечитывая их, обнаружила вот эти строки: «Танечка! Высылаю тебе статейку. Если есть у тебя возможность, опубликуй её в вашей газете к 23 февраля. В статейке сущая правда, никаких в ней нет приукрас. Если что не нравится, можешь исправить или добавить». 

К сожалению, в силу различных обстоятельств у меня тогда, лет двадцать назад, не было возможности выполнить его просьбу. Я о том письме просто забыла. Теперь постараюсь исправить сложившееся положение. Накануне Дня танкиста мне хочется рассказать читателям «Вести» об этом удивительном, светлом человеке и самом настоящем подвиге, который он с однополчанами совершил в далёком 1945 году. Об этом событии всегда напоминала ему и поздравительная открытка, написанная широким размашистым почерком. В ней говорилось: «Уважаемый Павел Дмитриевич! Поздравляю тебя с праздником Советской Армии. Желаю тебе отдыха, счастья в жизни, крепкого здоровья. Вспомни день 23 февраля 1945 года под городом Ардамай (Прибалтика), как мы перегружали боеприпасы под огнем противника с подбитого танка младшего лейтенанта Рогозина. Бывший твой командир танкового взвода, танков ИС-2 старший лейтенант Иван Пневский». 

Счёт боя: 3 - 0 

«В предрассветных сумерках морозного утра экипажи трех замаскированных сосновыми ветками тяжелых боевых машин собрались на опушке, – писал Ковалев в своей «статейке». - Выслушав короткие рапорты готовности к бою, наш командир лейтенант Иван Пневский удовлетворительно кивнул головой. Полчаса продолжалась артиллерийская подготовка, и едва стала затихать орудийная канонада, как впереди раскатилась пулеметная и автоматная стрельба. Это пехота пошла в атаку. 

Я завел мотор танка и приник к смотровой щели. Прозвучала команда «Вперед!», и я рванул рычаги управления. Тяжелая машина, ныряя и покачиваясь, пошла через лес, подминая под себя кусты и невысокие деревья. Хорошо видел, что немного впереди и правее шёл еще один танк. По бортовому номеру понял: это машина лейтенанта Рогозина. Мы проскочили пустые траншеи первой линии фашистской обороны и оказались на изрытом воронками болотце, а дальше снова начинался лес. Вдруг в шлемофоне по переговорному устройству прозвучал тревожный голос лейтенанта Пневского: «Ориентир три: у большой березы - деревянный сарай. За сараем – танки фашистов». И тут грохнул выстрел, я увидел, как около сарая вырос черный куст разрыва и остановился танк лейтенанта Рогозина. Весь наш боекомплект машины мы расстреляли к трем часам дня, перед самым началом новой атаки. Танк в это время находился на открытом месте перед небольшим хутором, в котором, яростно огрызаясь, укрепились немцы. Для того чтобы пополнить боекомплект, нужно было отходить назад. Вот именно тогда командир принял рискованное, но смелое решение - среди белого дня на совершенно открытой местности поставить наш танк перед носом у фашистов, борт о борт рядом с подбитым танком младшего лейтенанта Рогозина. Командир орудия старшина Иван Сивков через верхний люк орудийной башни подавал снаряды из подбитого танка нашему заряжающему Михаилу Петрику, который стоял на броне между танками. Пневский принимал снаряды, затем укладывал их в башне нашего танка. Такого нахальства фашистам не приходилось видеть: чтобы русские под самым их носом такое вытворяли. 

Прошло три-четыре минуты, и лавина огня обрушилась на стоящие друг около друга танки. Но всё обошлось благополучно. Хутор впоследствии нашими войсками был взят. Вечером, когда до фашистских окопов оставалось около 300 метров, был подбит и наш танк. Снаряд ударил под самое днище машины. Её сильно тряхнуло, и она безмолвно застыла. 

Стемнело. Командир отдал приказ: выйти из танка, проверить, каково повреждение. Оно оказалось серьёзным, тем не менее я предложил отремонтировать машину. Работали очень тихо и осторожно. Ведь фашисты были у нас под самым носом. К утру наша боевая машина была восстановлена. Посовещавшись, приняли решение оставаться на месте, и здесь, на нейтральной полосе, ждать свои танки, которые утром должны пойти в атаку. А для того чтобы обмануть врага, ствол пушки командир приказал опустить вниз, что было и сделано. 

В 6.00 фашистские танки начали атаку. На застывший с понуро опущенным стволом танк они, по-видимому, не обращали внимания. К нам приближались четыре мощных вражеских танка. Когда до них осталось около шестисот метров, командир отдал команду: «К бою! Бронебойным заряжай!» Выстрел. Первый фашистский танк подбит. После второго выстрела запылал еще один. Третий снаряд полетел к фашистам – и третий запылал. Только после того, как пылали уже три немецких танка, фашисты обратили внимание на считавшийся уничтоженным ими советский танк. Через минуту они обрушили на него мощь артиллерийского и танкового огня и всю свою преступную яростную злобу. Пневский приказал: «Заводить мотор! Задний ход!» 

Еще ночью, обследовав окрестности, мы обнаружили, что за танком в двадцати метрах есть канава и воронка. В них и сполз наш ИС-2. Героический, неравный бой проходил до тех пор, пока в атаку не пошли остальные танки советского полка». 

За этот бой Пневский, Ковалев, Сивков и Петрик получили высокие награды. Это только один боевой эпизод. А сколько их было за годы войны у этого экипажа! По окончании учебы в Сталинградском военном политехническом училище в начале февраля 1943 года Павлу Ковалеву было присвоено офицерское звание «лейтенант». Он получил назначение заместителем командира автороты в 163-й автобатальон, который дислоцировался в Москве. Но в этом батальоне прослужил немногим более двух месяцев, поскольку должность замполита роты в армии упразднили, а в мае 1943 года молодой офицер был направлен в Казань в первый танковый учебный полк, где учился в группе механиков-водителей тяжелых танков ИС-2. Проучился там шесть месяцев и согласно рапорту добровольно был направлен на Белорусский фронт, в 64-й тяжелотанковый полк прорыва. С ним он участвовал в боях за освобождение поселков и городов Белоруссии, Литвы, Латвии и закончил войну, доколачивая Курляндскую группировку, в которой были немцы и наши предатели - власовцы. Войну окончил в звании гвардии техника-лейтенанта. Прослужил в армии еще десять лет. Был уволен в запас 5 февраля 1956 года из Чукотки. 

Послесловие 

Многочисленные письма Ковалева моей маме и мне я бережно храню. В 2010 году, когда ездила на свою малую родину в Краснодарский край, навестила Павла Дмитриевича. Тогда ему было 92 года. Вскоре письма от него перестали приходить, и я не знала, жив ли он. В этом году снова побывала в станице Медведовской, что вблизи Краснодара, к сожалению, побывала уже на могилке дорогого мне человека. Память о нем, как о добром человеке и доблестном воине, останется в моем сердце навсегда.

Наша справка

Танк ИС-2, носивший имя Верховного главнокомандующего Вооруженными силами СССР Иосифа Сталина, считают одним из лучших танков Второй мировой войны. Он оказался для немцев неприятным сюрпризом. Танкисты называли 

ИС-2 «Тигробой» и «Победитель». Его мощный 122-миллиметровый снаряд пробивал броню немецких «Пантер» и «Тигров».

Советские танкостроители стремились получить максимальное бронирование при относительно умеренной массе и габаритах танка. При массе 46 тонн ИС-2 был гораздо сильнее защищен, чем «Пантера», весившая почти столько же. Тяжелый снаряд, выпущенный из орудия «Тигробоя», пробивал любую броню вражеских танков. Не выдерживал огня нового тяжелого русского танка и сверхбронированный «Королевский тигр». 24 июня 1945 года ИС-2 проходили по Красной площади на Параде Победы. 

Татьяна ЧЕРНЫШЕВА

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.