То, что Хлюстин прописал

15:34, 27 октября 2017

Четвёртая больница Калуги наконец стала первой и лучшей в оказании терапевтической помощи 

Последнее время как-то поутихли разговоры о четвертой больнице, на которую ранее не жаловался разве ленивый. И мы решили наведаться в гости. Не инкогнито, нет. Приехали с утречка и поднялись в приемную. Главный врач больницы Елена Разумеева была на месте и согласилась показать свое беспокойное хозяйство. А хозяйство-то, надо сказать, немаленькое. Не считая административного – несколько корпусов разной этажности, все 

в основном старые, дореволюционной и послевоенной постройки. Ну историю-то рассказывать не буду, все знают, что больницу основал еще мосальский помещик Антон Хлюстин как богоугодные заведения. 

Больница начинается с приёмного отделения 

Заново знакомиться с учреждением, которое, кстати, после перевода неврологии в сосудистый центр в Сосновую рощу стало полностью терапевтическим, началось с приемного отделения. На удивление здесь тихо и не обнаружилось никакой очереди. Куда подевались больные, постоянно толпившиеся круглыми сутками? Оказалось, просто больница умело разделила потоки: в одну дверь – плановые, в другую – экстренные, каждым занимается свой врач. И пациенты не встречаются, и врачам понятно: что, как и зачем. И не видно сорока человек, которые каждый день проходят через приемное. Заведующая отделением Татьяна Перцева говорит, что 70-90 процентов из них - это экстренные больные. К каждому пациенту в больнице - индивидуальный подход. Вот Амина Мурдалиева, медсестра приемного отделения, быстро оформляет электронную историю болезни, лаборатория для забора анализов тоже рядом. Старшая сестра приемного и реанимации Елена Себало тоже довольна: 

- Отрегулировала все главный врач, у нас такого никогда не было. Как сейчас больные себя чувствуют и врачи, не передать. И порядок во всем. В приемном теперь есть рентгенаппарат. Добилась Разумеева. А ведь в экстренной терапии он необходим. 

Кроме того, введен идентификационный подход: начали с пациентов, страдающих аллергическими реакциями. На руку таким надевают оранжевый браслет, который они не снимают все время пребывания в больнице. Это знак медперсоналу - с большей осторожностью относиться к пациенту, быть внимательнее при назначении лекарств и введении инъекций. Затем возьмутся за пациентов, подверженных падению, у них будет браслет другого цвета. И увидев его, медперсонал будет стараться размещать таких больных ближе к туалету, на более  удобных кроватях и т.д. К слову, улыбаются теперь пациентам не только сами врачи и медсестры, но и значки со смайликом на лацканах их халатов. 

В пульмонологии – вкусно 

Здесь к нам подключается заместитель главного врача по медицинской части Наталья Ревская. Она отвечает и за приемное, и за весь стационар. Спрашивает: кажется ли нам, что больница уютная и похорошевшая? Кажется! Нет, это в самом деле, и что удивительно, без всякого ремонта. То ли указатели все так изменили, то ли радостные пациенты вокруг, зеленые островки с цветами, но трещины на стенах и облезающая кое-где штукатурка совершенно не бросаются в глаза. Отмечаем этот феномен и идем прямо в палаты с больными разговаривать. Первой заходит Елена Валентиновна, и ее сразу узнают: ее портрет висит на входе в каждое поликлиническое отделение больницы с просьбой обращаться за помощью, если вдруг возникли проблемы. Больные сразу наперебой начали рассказывать, какое хорошее, вежливое и уважительное отношение здесь к ним, нахваливать больничное питание. Некоторые лежали в этой больнице и раньше. Но, говорят, стало лучше, чем два года назад. Да и вообще, чувствуется, работает крепкий, дружный, здоровый коллектив. 

- Я впервые здесь, – поделилась пациентка М. - Теперь не боюсь. Вижу: наше здравоохранение очень хорошее. 

В мужскую палату зашли уже без главврача, но отзывы те же. И опять про хорошее питание. Мы поинтересовались, чем кормят. Оказалось, в меню регулярно мясо, рыба, котлеты, йогурты, печенье, овощи. Диабетикам на инсулине положено шестиразовое питание – значит, нужно еще молоко, соки. Порции большие и добавка есть, говорят мужчины. 

Старшая медсестра Любовь Абрахманова говорит, что за питанием в больнице строгий контроль: 

- На пациента выделяется 134 рубля. Мы работаем в рамках контракта с ИП Сарычева и, если что не так, просто возвращаем. Пару раз такое было. А еще, учитывая, что многие люди пожилые, сестры проверяют, поели пациенты или нет. 

Ходячие больные принимают пищу в маленькой столовой с телевизором, утопающей в зелени. Здесь приятно, можно прийти в любое время и съесть больничный обед или принесенное из дому подогреть в микроволновке. В помощь пациентам здесь буфетчица от ИП Сарычева. 

Начмед объясняет комфортность больницы не цветами и телевизором, а тем, что в отделениях продолжается пациентоориентированный подход, начатый в приемном отделении. Например, каждые десять дней обязателен обход главного врача со старшей сестрой отделения: подходят к каждому пациенту, узнают мнение, сразу устраняют недостатки, потому и такая высокая удовлетворенность, несмотря на то что больница старая и ремонта здесь давно не было. Елена Валентиновна в отделениях бывает каждый день и не по одному разу, любой может задать вопрос или пожаловаться напрямую. А ремонты, пусть и небольшие, косметические, все же делают за счет собственных средств больницы. Есть бригада, которая постоянно что-то подкрашивает, подмазывает. 

А какая самая стерильная комната? Конечно, процедурная. Здесь медсестра Светлана Волкова уже готовит первые капельницы. Тридцать пациентов у нее на попечении. Светлана одна из молодых, приехавших в больницу в последние несколько лет. Мужа пригласили специалистом на завод компании «Вольво». Три года назад пришла в больницу и другого места работы не мыслит. Здесь ее сразу оценили, уважают и любят. Грамотная медсестра с высшим образованием просто необходима. 

У Байшева не забалуешь 

Эндокринология. Это царство лучшего эндокринолога города и области Сергея Байшева. И здесь всем довольны, кроме питания: мало, йогуртов не дают, вместо печенья – галеты. Доктор смотрит строго: нельзя ведь им, сахар крови зашкаливает. В отделении лежат в основном с сахарным диабетом, многие узнали о своем заболевании только в больнице. Но болезнь коварна, не верят пациенты, что больны. Ну как же, вроде неплохо себя чувствуют, а что реанимация с трудом вытащила их из комы, забывается быстро. И только доктор Байшев не дремлет, следит за режимом питания больных, проверяет тумбочки и холодильники, возвращает родственникам запрещенное. А еще выступает психологом для тех, кто впадает в депрессию из-за неприятия своей болезни, учит новой жизни с диабетом. Есть при отделении и дневной стационар, и школа сахарного диабета, а еще доктор постоянно на связи по телефону. Долгими беседами он настраивает пациентов на нужный лад. Есть те, которые не внемлют. Вот у одного пациента, который отрицал свое заболевание, от бездействия развилась диабетическая стопа, да еще поздно обратился, теперь ступню придется ампутировать. И все-таки каждый раз доктор Байшев борется до конца. 

Терапия: поделить, сократить и усилить 

В трех отделениях терапии, которыми руководят Наталья Блинова, Николай Добреньков и Инна Сазонова, тоже перемены разительные. Поделить – это про пациентов. Они теперь поделены и распределены правильно: лежачие и тяжелые – там, где есть лифт, ходячие - в корпусе без лифта. За теми, кто не встает, ухаживают младшие сестры по уходу: моют, переворачивают, меняют постель и подгузники, кормят и сопровождают на процедуры. Судно полное по целому дню не стоит, выносится незамедлительно и без «бумажки» в карман. Ирина Колпакова 18 лет работает в больнице, ухаживает за 16-20 пациентами, нередко приходится лечить пролежни. Для этого есть в больнице новейшие средства. А скоро откроются курсы по уходу для родственников. 

Сократить – это про койки. В палатах теперь не по 6-8 кроватей, а только четыре. Но койки в больнице не сократились, их сколько было, столько и осталось, просто распределили по больнице. Посмотрели площади, а они не маленькие, и решили логистически все по-новому. При этом подходе стало, например, возможным организовать палату динамического наблюдения. Если скорая привезла больного и непонятно, что с ним, его помещают сюда и наблюдают. Сюда же - с гипертоническим кризом, лечат и решают - госпитализировать или отправить к врачу по месту жительства. Эта палата позволяет не занимать дорогостоящие койки и госпитализировать только тех, кому это действительно необходимо. 

Усилить – это про работу всего персонала больницы, она теперь стала более интенсивной. На койке больной просто так не лежит, оперативно делаются диагностика, исследования, терапия. И при этом качество не страдает. Результат – количество пролеченных больных больше. 

Наталья Блинова работала в Москве, но интернатуру проходила в 4-й. Молодой врач высшей категории с 18-летним стажем говорит, что больница изменилась кардинально, хотя коллектив здесь всегда был сильный. Ремонт сделали в ординаторской. Есть вся необходимая техника и для работы, и для участия во врачебных конференциях онлайн. 

Стало комфортнее работать, отмечает и постовая медсестра Елена Румянцева, которая отдала больнице 30 лет. 

Кстати, теперь не возят больных на каталках по улице на УЗИ и рентген в другие здания. На лестничных площадках теперь не курят. В отделениях, даже где тяжелые, нет запаха, ликвидировали тараканов и мышей. Шторы сами сшили, зеркала предприниматель подарил, библиотечки в каждом отделении. 

- Главное – правильная организация, - считает доктор Добреньков. 

И ведь не поспоришь, когда видишь, что смогли сделать грамотная организация и маршрутизация с одной древней, Богом забытой больницей. 

Здесь даже бомжи преображаются. Их не кладут в отдельные палаты, дабы не смущать остальных добропорядочных пациентов, их лечат так же, как всех, – хорошо. Но сначала моют в приемном, есть даже специальная ванна с открывающимся бортиком и облачение для специалиста, потом их одевают, и никто не догадывается, что это бомжи. 

Старшая медсестра одного из терапевтических отделений Юлия Терещенко обратила наше внимание еще на один факт - кабинеты и палаты без порогов, коридоры широкие, и есть в больнице проект, как все обустроить для колясочников и других инвалидов, которые не могут себя обслуживать самостоятельно, но могут тоже попасть в больницу на лечение. 

А у больницы есть еще сеть поликлинических отделений, в которых тоже уже заметны значительные перемены. Конечно, пациентов в тесных коридорах приспособленных помещений пока не сильно убавилось, потому что не хватает врачей-терапевтов. Например, на 16 участках в первом поликлиническом отделении, которое оказывает медпомощь более 23 тысячам калужан, как рассказывает заведующая Ирина Меркулова, работает 11 участковых. Нет и некоторых узких специалистов. Но главное, вопросы решаются и на видном месте у входа в поликлинику – телефон горячей линии, позвонив по которому, пациенты смогут разрешить любой конфликт и уладить все свои проблемы.

Здесь не скучно 

Так сказала нам главный врач больницы Елена Разумеева, когда мы спросили ее, почему она выбрала именно четвертую после ухода с поста министра здравоохранения области. 

Конечно, я могла пойти куда угодно, но это была самая сложная больница и самый хороший коллектив, с которым горы можно свернуть. 

Когда-то за ее спиной говорили: зря пошла на 4-ю. Если не получится, это поставит крест на всей ее карьере. Но получается! И дело вовсе не в везении. Просто, как говорит Елена Валентиновна, нужно включать мозги. 

Татьяна ПЕТРОВА

Фото автора. 

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме