Укололся - и жив!

14:25, 01 декабря 2017

Ни одна программа по здравоохранению не дала столь впечатляющих результатов

Они налицо: в Калужской области с 1962 года не регистрируются заболевания полиомиелитом, столбняком. В 2012-2013 годах отмечались лишь по одному случаю дифтерии, краснуха последний раз была в 2012 году, один случай кори зарегистрирован в 15-м, два – эпидемического паротита в 16-м. Гораздо реже болеют коклюшем. И это все не просто так, болезни не отступают сами, они сдаются под натиском вакцинации. Эффективность прививочных кампаний доказана по всему миру. Сегодня, когда человечество окружают миллионы различных бактерий и вирусов, а каждый год ученые-микробиологи открывают около трех сотен новых, просто невозможно не прививаться. Просто нет другого выхода: либо мы их, либо… 

Болеть дорого 

Преступление - говорить, будто прививки в наши дни нужны медикам, чтобы без работы не остаться, да фармацевтическим компаниям, выпускающим вакцины. Логичнее было бы им не прививать население – пусть болеют, а потом пичкать всех новыми и новыми лекарствами. 

Но нет, врачи говорят об экономическом ущербе, наносимом болезнями. Болеть невыгодно не только человеку, потому что приходится много средств из семейного бюджета тратить на лекарства и восстановление организма. Болезнь заставляет и государство потратиться на оказание амбулаторно-поликлинической, скорой, стационарной помощи, на оплату больничных листов, оно теряет в производительности труда от невыхода сотрудников предприятий на работу. 

Да что там, разве не горе – смерть ребенка от болезни, инвалидность из-за того, что вовремя не привился? 

Сколько нужно жертв? 

Как-то в разгар эпидемии гриппа слышала такой разговор двух приятельниц-продавщиц в магазине: «Какой ужас, по телевизору сказали, что уже умерли пять человек, а в других регионах еще больше. Кошмар, конечно, но я прививку делать не пойду, боюсь уколов. Да и пять человек на нашу область – капля в море, шансов заболеть – никаких». Конечно, пять человек … А сколько должно умереть? Миллиона хватит? Грипп «испанка», начавшийся в 1918 году, по разным подсчетам, погубил от 20 до ста миллионов жизней. Для  сравнения: Первая мировая война унесла жизни примерно 15 миллионов человек, эпидемия СПИДа - около 14 миллионов.  Чума, эпидемий которой было несколько за время существования человечества, тоже прославилась своей кровожадностью. Только в Византии в правление Юстиниана Первого, в 541 году нашей эры, чума забирала 10 тысяч жизней в день. Чума 1347 года убила за шесть лет эпидемии 50 миллионов человек. Десятки тысяч унесла современная лихорадка Эбола, случившаяся два года назад. Мало? А сколько должно умереть, чтобы человечество поняло, что прививаться надо, что прививка – это защита и спасение? И не только конкретной жизни человека, а тех, кто рядом, всей страны, всего человечества. 

Вместе – сила 

Для того чтобы противостоять эпидемии гриппа, например, должно быть привито не менее 40 процентов от общей численности населения. И это не мифические проценты – это мы с вами: я, фотограф Сергей, сотрудники редакции, бармен из соседнего ресторана, священник из церкви рядом, продавщицы магазина на другом конце города, старушка в очереди у бочки с молоком, министр здравоохранения области, даже губернатор – все, более миллиона жителей нашей области. И этого будет мало, потому что мы не за крепостной стеной живем, зараза может прийти в наш дом с других территорий, если там не сделает прививку дворник Михаил Николаевич, воспитательница детсада «Аленушка», повар крутого столичного ресторана Максим и полномочный посол какой-нибудь страны. Среди умерших, пять это человек или больше, может оказаться каждый. Что, каждый год ждать, что пронесет? А если из-за вас, непривитых, вдруг грянет очередная «испанка»? 

Не берите грех на душу, обезопасьте себя и своих близких и любимых, сделайте прививку! Укололся - и забыл, что называется.

Наша справка 

Пурпурная смерть и другие 

Это была, вероятно, самая смертоносная пандемия в истории человечества: «испанка» уничтожила 17 млн индусов (5% населения страны), 550 тыс. американцев, 400 тыс. французов, 260 тыс. японцев, 200 тыс. англичан. Грипп уничтожил 60% эскимосов Северной Америки. В результате этой эпидемии полностью исчезли некоторые племена в Африке, население некоторых городов сократилось на 90%. Население архипелага Фиджи сократилось на 14%, Западного Самоа - на 22%. Гриппом переболел каждый пятый человек, пандемия уничтожила от 2,5% до 5% населения Земли. Однако до сих пор никто точно не знает, почему вирус гриппа стал столь смертоносным. 

Поразительно, что жертвами гриппа становились прежде всего молодые и здоровые люди, а дети и старики, обычно входящие в «группу риска», болели значительно реже и легче.

«Испанка» протекала по нетипичной для гриппа схеме: в отличие от предыдущих эпидемий практически у всех заболевших болезнь переходила в воспаление легких. Лечить пневмонию тогда еще не умели, поскольку антибиотики появились в арсенале врачей лишь десятилетия спустя. Медики даже не знали, что большие дозы витамина С способны помочь справиться с недугом. 

После «испанки» мир столкнулся еще с рядом серьезных пандемий гриппа. В 1957-1958 годах свирепствовал «азиатский грипп». Число жертв «азиатского гриппа» по различным оценкам - 2-4 млн человек. Вирус мутировал и в 1968-1969 годах вызвал эпидемию «гонконгского гриппа». Его жертвами стали от 750 тыс. до 2 млн человек. В 2005 году началась эпидемия «птичьего гриппа», которую, к счастью, удалось сравнительно быстро локализовать, а в 2009 году – «свиного», или «мексиканского», гриппа. Последний вирус тоже достаточно нетипичен: он наиболее опасен для людей моложе 50 лет.

Татьяна ПЕТРОВА

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.