Опустела без тебя земля...

19:27, 22 декабря 2017

Неделю назад, 15 декабря, от нас в вечность ушел Алексей Петрович Золотин

Первый редактор газеты «Весть», ее создатель. Он никогда не был на скамейке запасных, он был и  навсегда  останется для нас первым номером, нашим ориентиром в профессии, в жизни. 

Очень сложно говорить о нем в прошедшем времени… Сегодня мы, вестинцы, с глубокой печалью на сердце вспоминаем об этом светлом человеке. 

Многие из нас пришли работать в «Весть», когда Алексей Петрович Золотин уже давно и по праву причислялся к легендам региональной журналистики. Нам повезло, что у нас был такой редактор – добрый, душевный, способный искренне радоваться успехам своих сотрудников. 

Алексей Петрович никогда не стучал кулаком по столу, не повышал голоса, не «строил» журналистов. Но,  тем не менее, обладал величайшим авторитетом. Самое страшное для него было обидеть другого человека. 
В кабинет Золотина никогда не зарастала «народная тропа». Поэты, писатели, краеведы начиная с раннего утра и до позднего вечера шли к нему толпами.  Причем порой не только приносили свои произведения, но и просто заходили  пообщаться. Алексей Петрович находил время для каждого. 
Мы ни разу не видели, чтобы авторский материал, с которым он работал, даже откровенно графоманский, сразу полетел в корзину. 
Такт, деликатность – ценные качества в человеке, а в редакторе – вдвойне. Алексей Петрович обладал ими в полной мере. Такту и деликатности в общении с людьми, в обращении с авторскими материалами он учил молодых журналистов. Даже если он правил чей-то текст,  делал это так тонко и точно, что человек, когда видел его напечатанным, был уверен: именно так он сам написал изначально. Помним, как объяснял начинающим, что ошибки или несуразности в материалах коллег не повод выставлять их на всеобщее посмешище. Даже если человек пишет: «работают с заглядом вперед», все равно к нему надо относиться с уважением. 
Редакция для Алексея Петровича была не просто местом работы, а родным домом. К вестинцам он относился не только как к коллегам, но и как к родным и близким людям. Две книги своих стихов, посвященных сотрудникам редакции, он назвал «С любовью. Автор». И мы все любили его. Поэтому сегодня в наших сердцах боль и пустота. Боль, может быть, когда-нибудь утихнет, а пустота, возникшая с уходом Алексея Петровича, не будет заполнена никогда… 

* * * 

Алексей Петрович останется в нашей памяти человеком очень душевным и неравнодушным. Он старался никогда не унывать, никогда не выпячивал себя, не хвалился своими заслугами. Как журналиста-профессионала его интересовали практически все сферы жизни. Алексей Петрович глубоко переживал, говорил о проблемах, которые волнуют не только калужан, но и всех граждан России – начиная от политики, социальной сферы и заканчивая неурядицами в спорте. Он очень любил спорт, интересовался футболом и хоккеем, отлично играл в шашки и шахматы, настольный теннис. Всегда поражало его мужество - даже после тяжелейшей операции он выходил на волейбольную площадку со своими коллегами. И очень часто, превозмогая боль, Алексей Петрович старался ни в чем не уступать более молодым партнерам и коллегам. 
Он был во всем примером для нас! О таких говорят: «Люди старой закалки!» 

* * * 

Наш дорогой Петрович. Многие из нас, любя и глубоко уважая, называли его так, по-родственному, и ему нравилось: он был против всяких барьеров, в том числе и возрастных.  
А талант Алексея Петровича был многогранным. Вот, к примеру, вместе с другими калужскими писателями он принимал участие в литературных встречах с читателями. Читательская публика в районах области, как правило, была незнакома выступающим. Как их воспримут, какие стихи читать, с чего начинать, о чём говорить? И Алексей Петрович всегда первым начинал эти встречи. С самого начала он умел расположить к себе незнакомых ему читателей, настроить аудиторию на атмосферу доверительного общения, а в своих коллег по литературному цеху вселить уверенность.

* * * 

Алексей Петрович болезненно воспринимал и то, что происходит в отечественной литературе, в первую очередь на Калужской земле. Старался поддерживать молодых поэтов. Алексей Петрович понимал, как сейчас тяжело издать книгу, напечататься в журнале.  Он был активным редактором регионального литературного журнала «Золотая Ока», который, к сожалению, просуществовал всего несколько лет. 
А еще Петрович с болью в душе переживал за то, что сейчас происходит с русским языком, как коверкают его, наш великий и могучий. Его раздражало засилье американизмов из интернета, вывески на иностранном языке, которые буквально на каждом шагу встречаются в Калуге.  Алексей Петрович был настоящим патриотом, человеком, искренне любящим свою Отчизну и, конечно же, Калужскую землю, на которой родился, вырос, которой отдал свои силы и знания, посвятил всю свою жизнь без остатка. 

* * * 

Петрович часто сетовал: «Давно не было настоящего разлива. Такого, как раньше. Посмотреть бы хоть еще раз на половодье…» И рассказывал. Да так сочно, что в сознании возникали живые картины. 
...Стоит малолеток Лешка на Толстовой горе, и взору его открывается водная гладь до горизонта. Милой сердцу Оке, сбросившей недавно зимние ледяные оковы, щедро напоенной окрестными талыми снегами, тесно стало в своем ложе-русле. Морем раскинулась  она по всей широкой пойме, по заливным лугам, даже Певкин бугор под воду ушел. Шаловливый, пьянящий свежестью и неповторимым запахом весеннего возрождения ветер треплет вихры мальчишки. И где-то внутри, там, где сердце, со сладкой болью рождается музыка. Она течет по телу в мозг, превращаясь там в рифмованные строки… 
Побывав на родине Золотина в перемышльской деревне Желохово, его коллега Станислав Куняев заключил: «Родившийся здесь не может не стать поэтом». 
Пожалуй, главным источником вдохновения для Алексея Петровича была его любовь к родному краю. И не только вдохновения, но и недюжинной душевной силы и бесконечной доброты. 
Июньской ночью прихожу
Лечиться на Толстову гору,
Сажусь поближе к шалашу,
И – радуйся, душа, простору!
Лечись, душа, добром лучись,
Здесь невозможно 
быть недобрым:
И ночь тиха, и воздух чист, 
И всё – родное, рядом с домом. 
Он очень любил рассказывать о родных местах и старых временах. Про поражающее чистотой и глубиной озеро Тишь.  Про своего деда по прозвищу Братчик. Про не вернувшегося с фронта отца. Про потерявшую здоровье в лихую годину мать. Про поселившихся в их доме немцев-оккупантов. Про жуткий военный и послевоенный голод. Про встречу с волчьей стаей в зимнем лесу. Про колхозное житье-бытье.  Про первые еще кургузые стихи. Про то, как пришел сразу после школы работать в районку… 
…Не дотянул, не дожил Петрович до большого разлива. Не для него уже придет весна, и Ока разольется не для него. Да и разольется ли она когда-нибудь еще так широко и привольно, как бывало в весеннюю пору его жизни…
Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.