В приоритете - человек

15:34, 12 января 2018

Сегодня гость нашей новой рубрики «Трое на одного» - прокурор области Александр Гулягин

Мы встретились с ним накануне профессионального праздника – Дня работника прокуратуры Российской Федерации, который отмечается сегодня, 12 января, чтобы задать руководителю регионального надзорного ведомства совсем непраздные вопросы.

Жизнь вносит коррективы

- Любая сфера жизнедеятельности регламентируется законом, ваше ведомство надзирает за его исполнением. Но как объять необъятное или приоритеты расставляет сама жизнь? На каких направлениях сейчас саккумулировано основное внимание?

- В нашей надзорной деятельности две основные составляющие: охрана прав и свобод человека и гражданина (это вся социальная сфера) и интересов общества и государства. Эти составляющие конституционно равны, но на передний план мы ставим человека, он на верху пирамиды.

Справедливо подмечено: далее жизнь вносит свои коррективы. Исходя из этих двух посылов мы планируем работу на полгода, на год. Это в обязательном порядке работа с пенсионерами, несовершеннолетними, инвалидами. Помимо общих конституционных прав для перечисленных категорий есть еще и индивидуализированные. Необходимо обеспечить качественный надзор, чтобы все права были реализованы. 

Одна из главных болевых точек на сегодняшний день – невыплата заработной платы. Этот долг в регионе составляет более ста миллионов рублей перед более 1,3 тысячи работников.

Добиться погашения задолженности – первоочередная задача.

Конечно, интересы общества и государства также в приоритете. Бюджетные правоотношения должны быть в рамках закона, а деньги из казны не должны разворовываться. Это тоже в поле нашего зрения, особенно в нынешних сложных экономических условиях. 

2017-й был Годом экологии, но в принципе для нас каждый год – год экологии. В составе органов прокуратуры Калужской области есть специализированная прокуратура – природоохранная, сотрудники которой занимаются только вопросами охраны природы. В минувшем году выявлено существенное количество нарушений в этой сфере.

Среди первоочередных задач, безусловно, ситуация в сфере ЖКХ. У нас в области значительная задолженность управляющих компаний, населения перед ресурсоснабжающими организациями. К концу года долг составлял 1 млрд 700 млн рублей, это чуть меньше, чем в 2016-м. Тем не менее это колоссальная цифра. Мерами реагирования мы принимаем участие в решении этой проблемы.

Что важно: существует и фиксировалось крайнее проявление нарушений, то есть уголовные преступления, когда управляющие компании собирают с населения деньги, но до поставщика энергоресурсов не доводят, а кладут себе в карман. По таким фактам возбуждены уголовные дела.

- А вы работаете по обращениям или сами инициируете проверки?

- Мы анализируем состояние законности за определенный период и видим: вот здесь у нас болевая точка. К примеру, выросло количество обращений в конкретной сфере или фактически складывается такая ситуация (например – большая задолженность по зарплате), и это становится приоритетной задачей. Так что работа строится как на плановой основе, так и по конкретным обращениям, по результатам анализа состояния законности.

Александр Гулягин

- В наш профессиональный праздник коллегам и их близким желаю в первую очередь здоровья. И, конечно, оптимизма. Сложности случаются, и чаще, чем хотелось бы. Оптимизм помогает их преодолевать. Если эти две составляющие будут с нами, все у нас получится. 

Не дублируем, а взаимодополняем

- Вот что касается конкретно невыплаты зарплаты. Этой проблемой занимаются и власти, и различные ведомства. Здесь, на этом поле, вы не «толкаетесь»?

- Дублирования нет. У контролирующих органов, к примеру, у трудинспекции, свой диапазон полномочий. Наши полномочия несколько шире, у нас есть возможность надзирать непосредственно и за трудинспекцией. Это одна из основных наших задач, которая обеспечивает некую систему сдержек и противовесов. Поэтому здесь дублирование теоретически возможно, но в целом конструкция наших функций такова, что мы не дублируем друг друга, а взаимодополняем. Материалы проверок направляем в Следственный комитет, который возбуждает уголовные дела, расследует.

- Александр Юрьевич, до перелома ситуации далеко?

- Сложно сказать. Здесь очень много предопределяющих факторов, причин, прежде всего состояние экономики. Не на все повлиять в нашей власти. Но будем продолжать работать.

- Эту сумму – более ста миллионов – формируют крупные задолжники?

- Задолженность в основном приходится на предприятия-банкроты. У ОАО «Калужский мясокомбинат» долг по зарплате составляет 31 млн рублей, у ЗАО «Розовый сад» - 35,6 млн рублей, у АО «Калужское опытное бюро моторостроения» - 7,1 млн рублей, у ОАО «Кировский завод» - 28,9 млн рублей, у ЗАО «Думиничский завод» - около 800 тысяч рублей. Основными причинами возникновения задолженности являются кризисные процессы в экономике, высокая закредитованность предприятий, отсутствие собственных денежных средств вследствие низких результатов хозяйственной деятельности, дебиторская задолженность и недостаточно эффективная работа руководства предприятий по ее возврату.

В прошлом году суммарно по области мерами прокурорского реагирования мы добились погашения около 60 млн рублей долга по зарплате, а это примерно две с половиной тысячи работников предприятий.

Где слабое звено?

- Жилищно-коммунальная сфера напоминает бермудский треугольник – плата, поступившая от потребителей, не доходит до ресурсоснабжающих организаций. Такое положение носит затянувшийся характер. Где слабое звено: несовершенство законодательства, недостаточный контроль (с чьей тогда стороны)? Что может изменить ситуацию коренным образом?

- Готовятся изменения в законодательстве. Действительно, есть что поправить. Всегда находятся люди, которые хотят поживиться за счет других. Почему нам и приходится жестко реагировать. Сейчас расследуется восемь уголовных дел. Есть несколько приговоров с серьезными сроками лишения свободы.

Это многополярная проблема. Необходимы и более жесткий закон, и меры, которые пресекли бы неправомерные действия выгодоприобретателей.

- Порой к этой кормушке допускаются люди непонятно с каким образованием, практически с улицы.

- Справедливое замечание. Видимо, в этом смысле закон и будет изменен, появятся более жесткие правила. Этой проблематикой надо заниматься. Но это пока из теории рассуждения. А из практики – меры прокурорского реагирования, административные, уголовные дела и прочее, прочее. Кстати, мы на эту тему в прошлом году много говорили и на совещаниях у губернатора, и на наших - с правоохранительными органами. Ситуацию отслеживаем, контроль еженедельный.

- Сейчас у нас крен сделан в иную сторону: не посадить человека, а принудить его каким-то образом компенсировать вред, вернуть наворованное. Это не излишнее расшаркивание?

- Конечно, всех под одну гребенку в колонию отправлять не надо. На это направлена политика государства. Если исковыми механизмами можно возместить причиненный ущерб, наверно, это лучше. Здесь нет одного рецепта. Надо рассматривать конкретную ситуацию. Это я говорю как практик.

Вопрос на засыпку 

- Вы нередко поддерживаете гос-обвинение в суде. Надо ли это руководителю областного ведомства? Что вам это дает?

- Во-первых, надо поддерживать свой профессиональный уровень. Во-вторых, это немного приземляет. Когда постоянно только руководишь, находишься, может быть, в несколько искаженном поле действительности и можешь стать жертвой собственных заблуждений. И не каждый тебя поправит. Ну и, в-третьих, формально определяющее, есть приказ Генерального прокурора Российской Федерации о необходимости поддержания государственного обвинения в судах.

- Удается ли вам, как руководителю, и вашему ведомству оставаться вне политики? Вообще это возможно?

- Для нас существует только закон. А политика – для политиков.

- Берете ли вы под свой личный контроль какие-то дела? Если да, то какие?

- Наиболее резонансные, где вопиющие факты нарушения прав человека чьими-то неправомерными уголовными действиями. Сейчас под личным контролем с десяток дел.

 - Вы – сын прокурора. Хотите ли, чтобы ваши дети продолжили династию?

- Прежде всего, мне хочется, чтобы дети выросли хорошими людьми. А кем им быть – пусть сами определяются. У каждого человека – свои, индивидуальные наклонности. Ну как при этом всех под одну гребенку? Все - прокуроры? А если не получится, а если судьбу сломаешь? Вырастут – посмотрим.

Природа плачет молча

- Если люди могут пожаловаться, обратившись в прокуратуру, то природа заявлений не делает. Не поздно ли разорители природных ресурсов попадают в поле зрения контролирующих органов и вашего ведомства?

- У контролирующих органов есть полномочия следить за порядком на более системной и постоянной основе. Помимо контрольных функций они обладают еще различными разрешительными функциями. Это выдача лицензий, проверка исполнения той или иной организацией лицензионных требований и условий как на стадии сбора документов на получение лицензий, так и уже непосредственно в процессе работы. Если кто-то приходит и экскаватором недра выгребает, а документов никаких нет, это совершенно понятная ситуация: надо привлекать к ответственности. Второй момент: начинают работать, не оформляя всю необходимую документацию. Или, допустим, как сейчас в Боровском районе ситуация развивается, где недавно возбудили уголовные дела. Суть в том, что правильно оформили документы, взяли участок, а затем обкопали все вокруг – за пределами разрешенных границ. Вот это и есть наличие признаков преступления. Поэтому нами по жалобе были инициированы проверки и возбуждение уголовных дел.

Безусловно, если у нас есть конкретное задание из Генеральной прокуратуры Российской Федерации или мы сами себе запланировали проведение проверки, то идем на место и смотрим. Постоянно проводится разноплановый мониторинг, черпаем информацию и из интернета. Каждому из нас – и контролирующим органам, и нам – надо качественно исполнять свои обязанности. Причем мало увидеть нарушение закона, надо еще и минимизировать его последствия. 

- Но пока немного опаздываем. Наверно, контролирующим органам надо более оперативно работать, чтобы прокуратура при каждом ЧП не выступала в роли пожарной команды.

- Я не хочу сказать, что мы тут святые, а кто-то недорабатывает. Это наш совместный труд, только у каждого в своей части.

Законность и целесообразность: в чём конфликт?

- Вы по своей должности, наверно, не можете оценивать совершенство-несовершенство законодательства. Но, согласитесь, есть моменты, когда законы столь несовершенны, что подчас вступают в некий диссонанс со здравым смыслом. Возьмем многострадальный 44-й Федеральный закон. К примеру, на торгах начинают разыгрывать школьное питание и выигрывает тот, кто предложил обед по 35 рублей. Законно, но целесообразно ли? Иногда руководители не могут чисто по закону решить проблему и делают это не со злого умысла, не из личного обогащения. Вот прокуратура в таких ситуациях как Фемида слепа? Или все-таки вопрос целесообразности когда-то где-то возникает при рассмотрении таких ситуаций?

- Нас поставили надзирать за исполнением законов, а не за их целесообразностью. Второй вопрос – мера ответственности. Если говорить о привлечении к ответственности, здесь существует диапазон – от и до. Допустим, пишем работодателю: ваш сотрудник провинился. Работодатель вправе ему либо объявить выговор, либо сделать устное замечание. Это его право, ему никто не может указывать. Вот здесь уже возможна эта целесообразность – по-человечески рассуждать. Но наше дело - надзор за неукоснительным исполнением законов. Иной раз человек просто не сообразил, что так получится, или, правильно вы подметили, не имел злого умысла. Но нарушение есть, и это определяющий критерий для того, чтобы нам действовать.

- Бывает так, что депутаты Законодательного Собрания принимают закон, который вторгается в сферу полномочий Федерации, хотя тема актуальная: пассажирские перевозки, торговля спиртным… Ограничения общественность принимает на ура, депутаты чувствуют себя героями. Тут прокуратура вносит протест, и закон отменяется. Неужели депутаты своевременно не советуются с прокуратурой?

- У нас есть такая практика – мы оцениваем проекты нормативно-правовых актов, тем более когда это касается областного уровня. И нас слышат. У нас опыт применения закона действительно большой. Бывают какие-то принципиальные для депутатов ситуации, когда они, что называется, идут ва-банк. Мы здесь уже не можем не реагировать, потому что закон есть закон и он для всех один. Хочу здесь немного отвлечься и вспомнить процесс реформирования органов юстиции. В свое время писал диссертацию на эту тему, и в поле моего научного зрения попала тогда такая категория, как единое правовое пространство. У нашего государства федеративное устройство и доминирует Основной Закон Российской Федерации - Конституция, в каждой конкретной сфере правоотношений, если это не отдано на откуп субъекту, где тот в состоянии сам отработать ту или иную ситуацию принятым законом. Я еще тогда пришел к глубокому убеждению о том, что не будь у нас единого правового пространства и тех органов,  которые его обеспечивают, страны бы не было. Такого быть не должно: здесь так применяется закон, а в другом месте иначе. Поэтому закон всегда верховенствует. Но как ученый, доктор наук, могу говорить: некоторые законы надо поправлять.

Надо напрячь все силы

- В прошлом году в регионе на 8,9 процента увеличилось количество преступлений. Что дало прирост?

- У нас изменилась правоприменительная практика по привлечению к уголовной ответственности в сфере незаконной миграции. Если раньше в так называемой «резиновой квартире» гражданин зарегистрировал незаконно 500 иностранцев, мы считали это как одно преступление. Суд нас сегодня поправляет и говорит: каждый факт незаконной регистрации – отдельное преступление. Если в 2016 году таких преступлений было 691, то в 2017-м почти 2,5 тысячи. Это и дало рост.

- Поэтому выросла и общая раскрываемость?

- Да, все эти 2,5 тысячи преступлений, давшие прирост, раскрыты. Ну и, безусловно, правоохранительные органы стараются, и многое получается: стали, к примеру, лучше раскрываться особо тяжкие преступления.

- В этом нет парадокса? Это происходит потому, что все силы бросаются на раскрытие тяжких преступлений и проще раскрыть убийство, нежели дачную кражу?

- Все зависит от конкретных обстоятельств. Иногда, может, действительно легче раскрыть убийство. Но если обратимся к статистике, краж больше. Правоохранительным органам надо напрягать все силы, чтобы раскрывать как можно больше преступлений – и тяжких, и небольшой тяжести. Человек страдает в любом случае, всегда есть потерпевший. Все наше внимание должно быть нацелено на то, чтобы восстановить его права. И здесь мы задействуем весь свой функционал, когда надзираем за расследованием уголовных дел, за оперативно-разыскной деятельностью. 

Только цифры

В прошлом году прокурорами выявлено и пресечено свыше 40 тысяч нарушений законов в различных сферах правоотношений, внесено около 8,5 тысячи представлений, привлечено к административной ответственности более 2,2 тысячи виновных лиц. По материалам прокурорских проверок возбуждено около 250 уголовных дел. Опротестовано более 3 тысяч незаконных правовых актов. Судами удовлетворено порядка 6 с половиной тысяч исков прокуроров в защиту прав граждан и интересов государства.

Выявлено свыше 1,6 тысячи нарушений в бюджетной сфере, для устранения которых внесено 440 представлений, привлечены к дисциплинарной ответственности более 300 должностных лиц, в суд направлено порядка 150 заявлений на сумму свыше 3 млн рублей, по материалам прокурорских проверок возбуждено 18 уголовных дел.

Более 3 тысяч нарушений выявлено прокурорами в сфере ЖКХ. Более 600 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, около 200 понесли административное наказание. По материалам прокурорских проверок возбуждено 6 уголовных дел о мошенничествах и злоупотреблениях в сфере ЖКХ.

В результате принятых органами прокуратуры области мер в 2017 году организациями ЖКХ погашена задолженность на сумму свыше 121 млн рублей, активизирована претензионно-исковая работа с неплательщиками.

В производстве правоохранительных органов области находится 8 уголовных дел о преступлениях, связанных с хищением денежных средств, предназначенных для оплаты энергоресурсов. Предварительный ущерб по уголовным делам составляет свыше 70 млн рублей.

При осуществлении надзора за соблюдением природоохранного законодательства в 2017 году выявлено около 3 тысяч нарушений закона, для устранения которых внесено около 700 представлений, направлено в суды свыше 440 исков, к административной ответственности привлечено порядка 300 должностных лиц. По материалам прокурорских проверок возбуждено 16 уголовных дел.

Подготовила 

Людмила Стаценко

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме