Об инклюзии без иллюзий

21:21, 12 января 2018

Всегда ли оправданно и уместно совместное обучение детей-инвалидов и их здоровых сверстников 

Возможности и потребности 

В принципе никто не спорит о том, что совместное обучение детей-инвалидов и их здоровых сверстников полезно. Первым это дает возможность быстрее и лучше адаптироваться в социуме, включиться в стремительно меняющуюся жизнь, у вторых воспитывает доброту и милосердие. 

Но одно дело, когда ребенок-инвалид (например, колясочник) в своем интеллектуальном развитии нисколько не отстает, а зачастую может и фору дать своим здоровым сверстникам. И совсем другое, если у ребенка глубокая умственная отсталость. 

Эти вопросы обсуждали на выездном заседании совета по вопросам попечительства в социальной сфере, который прошёл накануне новогодних праздников  в Полотняно-Заводском детском доме-интернате для умственно отсталых детей. 

В работе совета приняли участие замгубернатора области Николай Калиничев, председатель комитета по социальной политике областного Заксобрания Наталья Логачева, заместитель министра труда и социальной защиты области Елена Алексеева. Разговор получился предметным и конструктивным, однако нерешенные вопросы остались. Потому что обсуждаемая тема была очень уж щекотливой: возможности инклюзивного образования и социализации детей-инвалидов с умственной отсталостью в Калужской области. 

О процентах и здравом смысле 

Наибольшую озабоченность у членов калужского совета по вопросам попечительства вызвали цифры, доведенные до регионов министерством труда и социальной защиты России. В раздел «ожидаемые результаты» межведомственного комплексного плана по вопросам организации инклюзивного образования, разрабатываемого в настоящее время минтруда  совместно с министерством образования и науки, предлагается включить  показатели, согласно которым 85%  детей-инвалидов  должны обучаться в общеобразовательных учреждениях, то есть посещать школы и детские сады. Учреждения дополнительного образования должны посещать 100%  детей-инвалидов. 

Для осуществления этих планов во всех школах и детских садах (стопроцентный охват!), «расположенных в территориальной доступности от мест нахождения стационарных организаций социального обслуживания, в которых проживают дети-инвалиды», должна быть создана универсальная безбарьерная среда для инклюзивного образования.  Хорошо ли это? На бумаге выглядит хорошо. А как будет на деле? Одним лишь устройством  пандусов и расширением дверных проемов проблему не решить. Предстоит решать вопросы доставки «особых» детей в образовательные учреждения, выделения для них адаптированных помещений, подготовки специалистов  для работы с ними и так далее. Всё требует времени и  немалых средств. В конце концов нужно подготовить самих детей к общению с необычными сверстниками, ведь толерантность – не врожденное качество. Детский мир, что бы там ни говорили, довольно жесток: бывает, даже обыкновенные «очкарики» в компании «крутых» сверстников чувствуют себя не очень комфортно. 

– Мой ребенок – аутист, – рассказала  директор благотворительного фонда «Образ жизни», член Совета при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере Елена Береговая. – И вскоре после того как я начала водить его в обыкновенную общеобразовательную школу, он стал проситься обратно в спецшколу, чтобы быть среди таких же, как он, ребят. Оказалось, там ему комфортней. Поэтому я хорошо понимаю озабоченность калужан этим вопросом и буду использовать все свои возможности, чтобы донести эту озабоченность до федерального правительства. 

И эта проблема возникла с семейным ребенком в столице. Что уж тут говорить о детях-сиротах из провинции с более тяжелыми диагнозами. 

Инклюзивное  образование – процесс обучения и воспитания, при котором все дети, в независимости от их физических, психических, интеллектуальных и иных особенностей, включены в общую систему образования и обучаются по месту жительства вместе со своими сверстниками без инвалидности в одних и тех же образовательных учреждениях. 

Зона особой ответственности 

Через несколько дней  после заседания совета по вопросам попечительства я приехал в Полотняно-Заводской  дом-интернат для умственно отсталых детей  еще раз, чтобы  лучше разобраться в проблеме, которая меня сильно зацепила. 

– Наши дети, как и все другие, имеют право на образование, – погружала меня в суть вопроса  директор детского дома-интерната Наталья Буланова. – Встает вопрос: где их учить? По «Закону об образовании» дети-инвалиды могут обучаться в общеобразовательных школах, в спецшколах, на дому, а также в детском доме, если у детского дома есть лицензия на ведение образовательной деятельности. У нас эта лицензия есть. И я склоняюсь к тому, что именно мы должны этим заниматься, потому что у  детей-инвалидов  должен быть щадящий режим, должны быть созданы условия,  при которых их здоровье не ухудшалось бы. У нас такие условия есть: специальная медицинская служба контролирует состояние здоровья детей, проводит медикаментозное и немедикаментозное лечение, в том числе и в первой половине дня, когда проходят уроки. Здесь ребёнок может совместить и уроки, и процедуры, постоянно  быть под психологическим и медицинским наблюдением. 

Девять наших выпускников, достигших 18 лет, живут за пределами учреждения, имеют свои квартиры, полученные по программе «Жилье детям-сиротам». Они умеют пользоваться банковскими карточками, работают в штате учреждения, умеют готовить пищу. Если вы у них побываете, то удивитесь, насколько они самостоятельны и хозяйственны, потому что привыкли к труду. У них достаточно хорошо сформированы коммуникационные навыки. Но все равно эти дети не умеют считать, как это должен уметь первоклассник. Многие не умеют читать. Таким детям в первую очередь нужно  прививать практические, трудовые навыки. И это хорошо понимает наш попечительский совет. 

Каков статус? 

Волнуют директора и юридические нестыковки в определении статуса возглавляемого ею учреждения. 

– После того как вышло постановление правительства РФ № 481, возник вопрос: остаемся ли мы учреждением социальной защиты и предоставляем медицинские, социальные и реабилитационные  услуги всем детям-инвалидам или работаем  лишь только для детей-сирот? - рассуждает Наталья Буланова. - Тогда возникает другой вопрос: как быть с «родительскими» детьми? Наше учреждение уникальное, единственное на территории Калужской области. И я считаю, что мы должны быть универсальным учреждением, готовым принять и «родительских» детей, и детей-сирот. 

Наталья Буланова

В общеобразовательной школе каждому нашему воспитаннику нужен помощник - тьютер, потому что самостоятельно выполнить инструкцию учителя такой ребенок не сможет. При всей отлаженной системе образования, которую мы реализуем с детьми, время показало, что даже программу первого класса общеобразовательной школы никто из них не освоил. 

На примере Полотняно-Заводского дома-интерната можно отчетливо увидеть весь спектр проблем, связанных с обучением и воспитанием детей-инвалидов. И эти проблемы особенно отчетливо проявляются в «инклюзивном свете». 

Побывав в этом учреждении, понимаешь: здесь работают с очень особыми детьми, которых трудно представить в реалиях ближайших общеобразовательных школ и учреждений дополнительного образования. 

Николай Корсаков

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме