Дом с треснувшим мезонином

20:11, 09 февраля 2018

У любимой чеховской усадьбы появился шанс на спасение 

«Белый дом с террасой и мезонином», «громадная зала с колоннами», гудящие «даже в тихую погоду» печи, «широкий пруд с купальней», «высокая узкая колокольня, на которой горел крест» - в «Доме с мезонином» Чехов описывал реальное поместье в калужском селе Богимове. В 1891 году писатель прожил здесь  драматичное и напряженное лето. Сегодня Богимово безнадежно забыто – мезонин разрушается, крыша дома провалилась,  стены облупились, печей и след простыл, все гниет и падает.

Право на спасение

- Это вид сверху, - Эдуард Почивалин включает свой гаджет и показывает фотографии богимовской усадьбы. На крыше широкая пробоина, как после попадания снаряда. Это последствия не войны, а человеческого равнодушия и чиновничьей неразберихи. 

Эдуард – представитель благотворительного фонда «СоБытие», который добивается права восстановить усадьбу Прончищевых – в перечне памятников она значится по фамилии первых владельцев. Сначала выяснилось, что здание разделено аж на 11 частей (Лопахин победил) и принадлежит сразу трем министерствам – культуры РФ, экономразвития РФ, а также министерству культуры Калужской области. Руководителям фонда пришлось всех усаживать за один стол, объяснять, почему лучше, чтобы разрушающееся на глазах Богимово отдали благотворителям. 

После того как фонд убедил чиновников, нарисовалась новая коллизия. 

- Когда усадьбу начали передавать нам, посмотрели на документы, а там написано, что она в идеальном состоянии, хоть сейчас въезжай и живи! – говорит Почивалин. - Мы сказали, что так не годится, надо по-честному. На нас тут же начали ругаться – что вы тут всех отвлекаете! Но в итоге все-таки приехали специалисты из БТИ и оценили реальное состояние здания.

На то, чтобы получить право спасать усадьбу, ушло несколько лет. Сегодня у чеховедов есть серьезные опасения, что эти несколько лет были роковыми. Писатель Александр Трунин - частый гость Богимова. 

- С каждым годом сюда все грустнее и грустнее приезжать. Вот новая трещина, - Трунин показывает на толстую щель под мезонином, который благодаря Чехову вошел в историю мировой литературы. 

«Чехов, Вы идиот!»

В начале лета 1891 года возле старинного имения Былим-Колосовских (владели усадьбой после Прончищевых) остановилась тройка. Из нее вышел высокий статный красавец. Это был Чехов, он искал идеальное место для работы и отдыха. 

Писателя поселили в дорогущей комнате, но просторной, с высокими потолками и белыми колоннами. Сегодня сохранились окна чеховской залы – они выходят на поля и леса. Вид завораживающий. Чехов в Богимове всегда писал на подоконнике. А писать приходилось много и быстро – подгоняло безденежье, писатель был в долгах как в шелках. Вставал в четыре -пять утра, работал до потери пульса, потом обед, короткая рыбалка и снова за перо. 

Да тут еще местные прознали, что новый постоялец - доктор, со всех окрестностей потянулись больные. «Больше всего надоели бабы с младенцами и порошки, которые скучно развешивать» (из письма Суворину).

Еще один повод для огорчений – Лика Мизинова, с которой Чехов переписывался ежедневно, но двое влюбленных так и не настроились на лиричную волну. Колкости, ревности, анонимные письма, дерзкие шутки, грубость: «Прежде всего, хоть Вы и «знаменитый Чехов», но Вы пишете глупости, или как доктор Вы ничего не смыслите <…>. Вы идиот…»

Итогом столь волнительного лета стало обострение болезни, новые заботы и долги. 

Десять лет ударного труда

По словам чеховеда и писателя Александра Трунина, темные времена для усадьбы начались после революции. «Либерального помещика Былим-Колосовского, который к прислуге обращался на вы, местные крестьяне выгнали из дома среди ночи, не дав даже собраться. Началось разворовывание вещей и мебели. Потом здесь была коммуна, а с 1936 года в усадьбе расположилось отделение психохроников Калужской областной больницы. Все случилось довольно по-чеховски. Даже яблоневый сад вырубили, что не вырубили - забросили».

Сад не памятник, его волонтеры восстановили быстро – не тратя времени на благословение чиновников. Мы гуляем среди яблонь с президентом благотворительного фонда «СоБытие» Эльвирой Гудовой. Как и другие основатели, она – предприниматель. Развивать дело и страну без оглядки на культуру считает тратой времени и совести. Поэтому все ее силы последние годы – в Богимове. 

- Честно признаюсь, мы сначала негативно отреагировали на возможность что-либо сделать с усадьбой, - признается Гудова.

И ее можно понять. После того как в середине нулевых психлечебницу закрыли, поддерживать исторические стены стало некому. Они гниют и рушатся. Краеведы попытались убедить власти сделать здесь музей, но дальше внесения усадьбы в перечень памятников регионального значения дело не пошло. Гудова продолжает: 

- Многие специалисты и друзья отговаривали меня браться за Богимово. Но, изучив это место, много узнав о нем, я подумала, что надо потрудиться. 

Трудятся здесь ударно. Расчищают территорию, разбивают сад, организовали в Богимове целое хозяйство, уже есть коровник, сыроваренный цех, освоили поля... Именно на фермерские доходы будет восстановлена усадьба. На это у фондовцев есть десять лет. На такой срок в декабре 2017 года им было передано в безвозмездное пользование многострадальное здание. 

Спасать усадьбу начнут уже весной. Первым делом будет законсервирована крыша. В планах у организаторов фонда - построить рядом целое поселение для многодетных семей и престарелых. 

- Это наша изначальная идея, а потом мы поняли, что всем будет лучше жить рядом с памятником архитектуры, в который можно вдохнуть жизнь. Сделать Дом культуры, например, где будет домашний театр, кружки, музеи, – раскрывает главные мотивации фонда Почивалин. 

Если все получится, то первой постановкой богимовского театра станет «Вишневый сад».

Эльвира гудова:

Мы хотим, чтобы вокруг восстановления объединилось как можно больше людей, чтобы прекратили разглагольствовать и начали что-то делать. 

Максим Васюнов

Фото автора 

и Светланы тарасовой.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.