«Мой срок пройдёт, и я вернусь»

15:41, 30 марта 2018

Жизнь до и после ДТП

С Алиной (назовем ее так) мы договорились: она предельно откровенна на условиях полной анонимности. Девчонке всего 24 года, а она в колонии-поселении отбывает свой четырехлетний срок за «пьяное» ДТП, в результате которого погиб человек. (Ей также присудили выплатить 1 млн рублей за моральный ущерб, возместить расходы на похороны погибшей – 160 тысяч, лишили права управлять транспортным средством на срок три года). 

Кстати, в той аварии Алина сама чуть не погибла, но ей повезло все же больше, чем подруге. Месяц пролежала в коме, перенесла сложную операцию, выкарабкалась. Больничная койка, потом следствие, суд, теперь вот жизнь по распорядку исправительного учреждения должны, казалось бы, поставить мозги на место, чтобы наконец расставить все акценты: в чем права, в чем нет, в чем покаяться, чтобы, искупив вину, попытаться начать жить с чистого листа.

Исповеди-покаяния не получилось, в ходе нашего диалога Алина то одного, то другого назначала виновным в трагедии, но только не себя. И многого не договаривала, ссылаясь на пробелы в памяти вследствие полученной в ДТП черепно-мозговой травмы.

И все же вот ее история от первого лица. 

Папа подарил автомобиль

Нам в старших классах преподавали автодело: в 10-м мы изучали Правила дорожного движения, в 11-м нас уже учили вождению. Одновременно с выпускными экзаменами мы сдавали на права. После школы я поступила в юридический колледж, работала на заводе. Папа подарил мне ВАЗ 12-й модели на совершеннолетие. 

Был ноябрь. После ночной смены я приехала домой, до обеда проспала, потом занималась какими-то домашними делами. Что было дальше – не помню, после травмы у меня провалы в памяти.

Как мне рассказывали, в первом часу ночи маму разбудила сестра: ей позвонили и сказали, что я разбилась. Мама не поверила, пошла посмотрела: дома меня не было, машины во дворе тоже. Они с сестрой поехали в больницу…

Как на суде утверждал знакомый мальчик, мы с ним на дороге играли в гонки. Причем он якобы обгонял меня, где положено, а я – где нельзя, только на сплошняке. И вот при обгоне я раньше времени начала перестраиваться на свою полосу и задела своей «попой» его «перед». Его закрутило, но так как он парень, опытный водитель, то руль удержал, а меня занесло в сторону, и я сбила столб. Мы с подругой вылетели через «лобовуху». У Киры были разорваны легкое, печень, селезенка, она умерла. А мне сделали трепанацию черепа, месяц я пробыла в коме.

Не виноватая я

Прощения у родителей Киры я не просила. И не пыталась, это бесполезно. Проще просить, когда знаешь, что ты виноват. Но я не считаю себя таковой. 

Все основывается только на показаниях того парня, который утверждает, что в ДТП виновата я.

Во-первых, я не уверена, что за рулем была я, хотя это был мой автомобиль. Но выпившей за руль я никогда не садилась. А во-вторых, даже если я была за рулем, он специально надавил на газ, чтобы я не смогла перестроиться.

У Киры был свой автомобиль. Я не понимаю, почему я ее повезла или ей дала свою машину – ей надо было к какому-то жениху съездить.

Ее родители утверждают, что это я названивала ей после восьми-девяти вечера. Кира якобы пришла после работы и никуда не собиралась идти. А потом вышла, сказав, что ненадолго. Ее мать видела, как Кира села в машину и уехала…

Кровь взяли только у меня, нашли 0,7 промилле, что ли. Сами полицейские сказали, что это просто запах, то есть в принципе ничего. Адвокат говорит, когда меня привезли в больницу, сначала накачали капельницами, лекарствами какими-то, возможно, поэтому нашли в крови алкоголь. Может, этого ничего и не было.

У нас с Кирой в возрасте три дня разницы, мы в одном роддоме родились, жили по соседству, дружили.

Когда меня забрали из больницы, я папе говорю: «Давай я девчонкам позвоню». Он спросил: «Кому?» - «Ну, Кире, Юле или Тане. С кем дружила хорошо». А он заплакал: «Вы с Кирой разбились, она умерла».

На следующий день мы поехали на кладбище. Я подошла к ее могиле, просто положила руку на крест, смотрю на фотографию – эмоций вообще никаких…

Где-то на второй или третий день, как мы разбились, к моей маме пришла старшая сестра Киры, принесла мои вещи (мы с ней менялись шмотками) и рассказала, что ее матери приснился сон, будто Кира говорит: «Мама, не трожь Алину, она ни в чем не виновата, Алина ничего не делала». Та, естественно, в это не поверила…

С ее родными я даже не здороваюсь. Они сразу разворачиваются в другую сторону, считают меня убийцей. Вот если б мне в тот вечер кто-нибудь сказал: не общайся с ней, не дружи. Я бы никуда не поехала, я бы лучше спала дома после работы.

Домой хочу

Я хочу домой побыстрей, к мамочке хочу!

Сейчас у меня «касатка» в Конституционном суде. Седьмой месяц она треплет мне нервы, не могу добиться этой «касатки». Пусть бы уже дали ответ, что мне отказывают, все правильно, все должно остаться как есть. Я и в Европейский суд написала, четвертый месяц жду ответа.

Когда здесь шел суд, я надеялась, что все-таки разберутся. Испытывала ли страх? Ну да – четыре года просто вычеркнуть из моей жизни! А мама, а отец останутся дома и понимают, что их дочь попадет в тюрьму! Как это? Да, перед ними я чувствую вину.

На выходные езжу домой

В колонии-поселении я сначала, может, месяц-два просто жила в отряде. Потом с утра и после обеда ходила убираться в разных помещениях, теперь вот работаю в столовой для сотрудников: где посуду помою, где картошку почищу, где-то убралась, в магазин за хлебом сходила – я выводная, сама могу в магазин идти. Не особо сложно. До 16 часов на работе, потом в зону идем. День быстро пролетает.

Живу в двухместке. В свободное время какие-то свои дела поделала, книгу почитала, телевизор посмотрела. В 20 часов общее построение. Потом кофе попила и пошла спать. Отбой в 10 вечера, подъем в шесть.

Свидания разрешены каждый день – с 10 до 12 и с 14 до 16. Раз или два в месяц, в субботу, уезжаю домой, в воскресенье до 20 часов надо вернуться.

Тяжело ли из дома возвращаться? Сначала вообще было тяжело, а сейчас осознаешь: так должно быть.

Мой срок закончится в декабре 2020 года…

О будущем

Юристом стать уже никак не получится. Куда я пойду со своей памятью... Безумно хочу учиться на повара или парикмахера. А можно совместить и то и другое.

Сяду ли я снова за руль? Страха у меня нет, потому что ничего не помню. Правда, после того как выйду на свободу, не смогу еще три года управлять машиной.

Что бы я сказала человеку, который садится за руль в нетрезвом состоянии?

Когда он уже за рулем в таком состоянии, говорить, по-моему, что-либо бесполезно. А на трезвую голову…

Ну раз, ну два, ну три все обойдется, а на четвертый – нет. Даже если не ты виноват в аварии, а кто-то другой, не делай этого, подумай о своих близких. А если на пути нетрезвого водителя окажется кто-то из твоей семьи? Это очень плохо, надо думать о последствиях.

Людмила СТАЦЕНКО

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме