Что имеем – сохраним?

12:38, 06 апреля 2018

Продолжение разговора о горящей старой Калуге и не только

Тема сохранения историко-архитектурного наследия областного центра обсуждалась за круглым столом в нашей редакции в феврале. В разговоре участвовали главный редактор «Вести» Юрий Расторгуев, председатель общественного совета при областном управлении по охране объектов культурного наследия, директор Калужского объединенного музея-заповедника Виталий Бессонов, заместитель начальника управления экономики и имущественных отношений городской управы Калуги Роман Евстратов и и.о. начальника отдела охраны и госнадзора за состоянием и использованием объектов культурного наследия вышеозначенного управления Татьяна Бабиченко.

Напомним, что в первой нашей публикации по итогам круглого стола речь шла, в частности, о том, что помимо архитектурных памятников федерального, регионального и местного значения в областном центре существуют десятки так называемых «выявленных объектов культурного наследия». Они-то и являются самыми проблемными. Сегодня мы продолжаем эту тему.

Вместо эпиграфа

Р. Е.: 

- Во дворе станции скорой помощи стоит деревянный каретный сарай. Очень спорный объект, но это объект федерального значения. Непонятно, что с ним делать.

В. Б.: 

- Это уникальное здание – деревянный классицизм. Его надо беречь, приводить в порядок и делать туристическим объектом. Уникальный образец деревянного зодчества, таких больше нигде не сохранилось! То, что он есть в Калуге, - счастливый случай.

Выявили. А дальше что?

Ю. Р.: 

- Первый этап решения проблемы вроде бы очевиден: нужно провести инвентаризацию и определиться, что мы сохраняем, а что нет. У меня к Татьяне Николаевне вопрос: что означает термин «выявленный объект культурного наследия»? 

Т. Б.:

- Это объект, который еще не включен в единый государственный реестр памятников того или иного значения. Кто-то когда-то увидел, что вот это здание, возможно, представляет ценность. Кстати, любой житель может обратиться с заявлением о том, что этот объект является ценным, и мы можем внести его в список выявленных.

Ю. Р.:

- Но ведь сколько людей, столько и мнений. Вот, например, Роман Михайлович считает, что сарай во дворе станции скорой помощи на ул.Кирова «спорный» с точки зрения его ценности, а Виталий Анатольевич говорит: «Нет, это такой классицизм, которого больше нигде уже не существует»…

Т. Б.:

- Именно поэтому ценность определяют эксперты, люди, которые имеют необходимые знания и навыки. 

На сегодняшний день, чтобы выявленный объект поставить в реестр, нужна экспертиза. Он может быть признан ценным, а может и не быть - тогда он не будет подлежать охране. В принципе экспертиза должна быть проведена в течение года с момента выявления. Но вопрос упирается в финансы. 

Провести государственную историко-культурную экспертизу могут только эксперты, аттестованные министерством культуры РФ. В год наше управление в состоянии заказать экспертизу максимум восьми-десяти объектов. 

Кстати, заказать и оплатить ее может и любое физическое или юридическое лицо – собственник здания, в том числе и муниципалитет. 

Ю. Р.: 

- Правильно ли я понимаю, что собственнику объекта культурного наследия этот статус не очень выгоден – ведь это серьезные обременения? Значит, собственник всячески будет уходить от того, чтобы сделать экспертизу? 

Т. Б.:

- Выявленный объект в соответствии с федеральным законом об охране культурного наследия до момента определения его статуса подлежит такой же охране, как и объект, включенный в реестр. Статус выявленного не освобождает собственника от сохранения этого здания. Пример: в Боровске собственник снес выявленный объект, посчитав, что он может себе это позволить. Был подан иск. Суд обязал собственника здание восстановить и уплатить весьма приличный штраф.

Ю. Р.:

 - Вы сказали, что управление может заказать максимум 10 экспертиз в год. И это по всей области. У нас только в Калуге больше 350 выявленных объектов. А кроме Калуги есть Боровск, Таруса, Малоярославец…Такими темпами мы где-то к 2300 году определим статус выявленных объектов. Получается, что с нынешними возможностями проблема неразрешима?

В. Б.: 

- Нельзя говорить так пессимистически. Сейчас идут определенные процессы, результаты которых рано предсказывать, но управление, насколько мне известно, ведет работу по созданию новой системы, которая позволит ускорить принятие решения о введении (или невведении) этих объектов в реестр. Есть движение и на федеральном уровне. Наверху тоже понимают, что это проблема, и пытаются найти выход.

К счастью

Одним из вопросов координационного совещания руководителей региональных и федеральных властных структур в минувший понедельник стала опубликованная на одном из интернет-ресурсов информация о якобы начавшемся сносе дома купцов Билибиных на улице Кутузова, имеющего статус выявленного объекта культурного наследия. 

Как оказалось, информация эта не соответствует действительности. Начальник управления по охране объектов культурного наследия Евгений Чудаков пояснил, что встревожившие калужан работы на самом деле связаны с демонтажем аварийных конструкций перед началом реставрации памятника. По его словам, городской управе удалось найти инвестора, который готов вложить в реставрационные работы серьёзные средства.

К сожалению

31 марта загорелся дом № 59 по улице Академика Королёва, известный как дом Сперанских. Здание является выявленным объектом культурного наследия. Построенный во второй половине XIX века, дом считается образцом калужского деревянного ампира. Несколько лет назад дом был расселен и до настоящего времени пустует.

Кстати, фото именно этого дома с резными наличниками послужило заставкой к очередной публикации на тему сохранения историко-культурного наследия Калуги в номере «КГВ» от 23 марта. Тут невольно поверишь в мистику. 

Записала Татьяна САВКИНА

Фото Георгия ОРЛОВА.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.