Мозговой штурм

13:04, 06 апреля 2018

6 апреля сотрудники следственных органов МВД России отмечают свой профессиональный праздник

Чем измерить труд следователя? Это кажется невозможным, но мы попробуем, взяв некоторые параметры всего одного уголовного дела об экономическом преступлении, которое находилось в производстве следователя по особо важным делам отдела Следственного управления УМВД России по Калужской области Кирилла Дубинина. 

По нему нет пока приговора, вступившего в законную силу, поэтому обойдемся без конкретных имен фигурантов. Тем не менее скажем, что объем резонансного уголовного дела составил 22 тома – в них заключена фактически сама его суть и следственные действия плюс 14 внушительного размера коробок с изъятой документацией, которая исследовалась и анализировалась. В ходе предварительного расследования было проведено 12 финансово-кредитных экспертиз. В обвинительном заключении 1300 страниц. Расследование заняло больше года.

Поединок интеллектов

У одного из банков было похищено более 100 млн рублей. Как выяснилось в ходе расследования, залоговое имущество, которым обеспечивался кредит, находилось в перезалоге и в других банках. В схеме были задействованы подставные организации, которые оформляли на себя кредиты, а в итоге деньги через определенные проводки приходили в руки злоумышленников, кому были подконтрольны смежные фирмы.

В данной криминальной истории, как в народном эпосе, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Следствию предстояло выявить всю завуалированную цепочку прохождения денежных средств с момента выдачи кредитов конкретными банками, доказать суть взаимоотношений юридических и фактических собственников фирм - участниц аферы и умысел главных фигурантов, разработавших и внедривших схему по хищению денежных средств.

В итоге двум фигурантам, в чьих карманах осел 161 млн рублей, было предъявлено обвинение в мошенничестве и легализации денежных средств, добытых преступным путем.

- Расследование преступления – первоочередная задача следствия, - говорит Кирилл Дубинин. – Но в то же время на нас лежит и обязанность обеспечить возмещение причиненного вреда. По данному уголовному делу были наложены аресты на имущество самих обвиняемых и их родственников, которое удалось установить и найти. Это около 80 миллионов.

Заметим, что злоумышленники всю свою сознательную жизнь занимались предпринимательством, в конфликте с законом до поры до времени замечены не были. Ну а потом изобрели иной способ зарабатывания денег. Прямо скажем: не дураки, не примитивные бандюганы с большой дороги.

- Лично я убеждаюсь, - продолжает Кирилл Александрович, - чем сложнее схема совершения преступления, тем лучшими математиками являются злодеи. На одном из допросов при анализе определенных документов обвиняемый считал шестизначные цифры в уме гораздо быстрее, чем я на калькуляторе. Кстати, оба обвиняемых – выпускники лучших технических вузов. В принципе все мошенники – специфические натуры, которые руководствуются совершенно иной логикой, вне правового поля. Каждый человек хочет приумножить свое благосостояние, у этих людей все мозги были направлены на то, чтобы извлечь максимальную для себя пользу в обход законного пути.

«Вопросы здесь задаю я»

Эта фраза частенько звучит из уст следователей в киноклассике. Но поскольку мы раскрываем некоторые секреты «кухни» представителей этой профессии, у Кирилла Дубинина сегодня иная роль: он отвечает на вопросы журналиста о данном уголовном деле, о работе над ним и не только об этом.

- Кирилл Александрович, признавались ли фигуранты, почему свой интеллект они не реализовали на другой, законной, почве?

- Думаю, они сделали все так, как хотели. Уголовное дело было возбуждено постфактум. Естественно, мы можем только догадываться: если люди сумели сделать то, что мы установили, скорее всего, это не единичное событие.

- То есть эта схема раньше срабатывала без последствий для них?

- Прийти к реализации такой схемы вряд ли можно сразу. Возможно, когда-то она была гораздо проще и проходила. Но в последующем для завуалирования стала обрастать определенными рычагами и с каждым разом становиться все сложнее. Та схема, которую мы установили, очень сложная.

- Фигуранты признали хотя бы своим видом, что проиграли этот поединок?

- Предъявление обвинения не является итоговой задачей вообще правоохранительной системы. Итог – приговор, вступивший в законную силу. Поэтому их бой длится и по настоящее время, если это назовем поединком интересов государства, общества и их личным мировоззрением и существом.

- Что для вас это дело, кроме определенного опыта?

- Не помню своего ощущения от первых дел, но эта работа как соревнование с самим собой. Ведь с каждым оконченным делом следователь совершенствуется, это равносильно тому, что при каждом забеге результат все лучше и лучше.

- А на каком этапе, в какой момент вы понимаете – вот она, переломная точка?

- Следователь проводит первоначальные следственные действия, собирает необходимые сведения, затем описывает события, и происходит понимание того, что произошло, и как это нужно квалифицировать. Принятие конкретного решения и является переломным моментом.

- Какая фаза предварительного расследования вам более по душе? Написание обвинительного заключения, когда подводится некий итог?

- Это уже техническая работа. Мне больше нравится процесс установления самой истины. Человек, образно говоря, изначально врал на допросах, а когда при проведении следственного действия, указания на определенные нюансы, он вынужден в этом признаться – это, по-моему, и есть высший пилотаж. Каждый следователь должен к этому стремиться.

- Когда в деле поставлена последняя точка, приговор вступает в законную силу, вы все это выметаете из головы или откладываете в архиве памяти?

- Лично я для себя папку, где находятся все документы и обвинительное заключение, переношу в архив. Делаю это для коллекционирования тех или иных событий. Потом бывает очень интересно. Знаете, когда я смотрел обвинительное своего первого уголовного дела, это вызвало у меня улыбку, хотя тогда мне казалось, что дело сложное.

- Значит, вы легко можете сказать, сколько всего расследовали уголовных дел.

- За неполных восемь лет – 47. Из объемных – 20-26, остальные дела несложные, специфической направленности. Это показатели архива с 2013 года, с момента начала моей работы в системе МВД.

- Удается работу оставлять на работе?

- Эмоциональная и интеллектуальная загрузка иного не позволяет. Любая работа с людьми, наверно, самый тяжелый эмоциональный труд. И надо хотя бы иногда, по выходным, отвлекаться – позаниматься с ребенком, решить какие-то семейно-бытовые вопросы, фильм посмотреть. Нашей дочке нет и трех лет, и хотелось бы растить эмоционально стабильного человека. В принципе это одна из основополагающих задач всех родителей.

- А нет ли у вас чувства усталости от профессии? Не поглядываете ли уже на сторону?

- На сторону не поглядываю, на это просто нет времени. А по поводу усталости от профессии…

- Есть еще куда идти, развиваться?

- Однозначно всегда есть куда идти. Только глупый или ленивый не знает, куда идти и чем заниматься. А устает человек в профессии, наверно, только тогда, когда перестает получать удовольствие от работы. Я пока за собой такого не замечаю. Конечно, бывает текущая усталость в загруженные дни или эмоциональные следственные действия, от которых и следователь устает, он же не робот. К примеру, многочасовые допросы с непростыми личностями, когда идет лингвистическая и психологическая борьба двух человек. Бывает так, что даже разговаривать потом не хочется. Но это случается редко.

Если нет желания и неинтересна работа, то устать от профессии можно не только следователю, но и кассиру, и менеджеру, и дворнику. Сама по себе профессия тогда не имеет значения, если человек может сказать: «Я не хочу».

Закономерная случайность

Почему все же профессия следователя и почему отдел по расследованию экономических преступлений?

На первый взгляд, все – случайность. На самом деле, путь этот был предопределен. На выбор профессии, как говорит сам Кирилл, наверно, повлияло то, что он юрист в поколении. Отец Александр Викторович в 70-80-е тоже служил в органах, расследовал разные категории преступлений – от ДТП до хищений социалистической собственности. Поэтому его сын закончил Калужский филиал РПА минюста, был небольшой опыт работы в Следственном комитете, а затем обстоятельства сложились так, что пришел на службу в органы внутренних дел.

Начинал дознавателем. Аналитический склад ума, желание и умение работать, ответственность не остались незамеченными руководством.

К тому же К. Дубинин всегда преуспевал в точных науках: математика, физика в школе были самыми любимыми предметами и давались легко. И теперь это пригодилось ему в отделе расследований преступлений в сфере экономики и предпринимательской деятельности. Ведь приходится анализировать тысячи цифр, сравнивать огромные объемы документов, как в том деле о мошенничестве, с которого мы начали этот  рассказ. 

Людмила СТАЦЕНКО

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме