Нам мило то, что гнило?!

13:01, 20 апреля 2018

Мы в очередной раз обращаемся к теме сохранения памятников прошлого в областном центре

Но если в предыдущих публикациях речь в основном шла о так называемых выявленных объектах, статус которых еще не определен, то сегодняшняя - о судьбе узаконенных объектов культурного наследия, в свое время включенных в соответствующий реестр.

Не исключаем, что с мнением автора статьи не согласятся некоторые представители краеведческого сообщества. Однако такая точка зрения есть, и ее разделяют очень многие калужане, влюбленные в свой город. 

Всегда ли объекты культурного наследия таковыми являются?

Туристы, которые впервые приезжают в город, всегда ищут что-то самобытное. И в Калуге немало таких мест. Одна из фирменных калужских особенностей связана с именем Циолковского. У нас работает Государственный музей истории космонавтики имени Циолковского, открыт мемориальный музей-квартира ученого. В одном из самых красивых скверов в центре города стоит эксклюзивный памятник Константину Эдуардовичу плюс еще несколько скульптур разместились на улицах города. Гимназия, в которой преподавал Циолковский, носит его имя, и в ней находится музейная экспозиция с раритетными экспонатами. На улице, которой присвоено имя ученого, в доме № 1, подаренном семье Циолковского калужским горсоветом, живут его родственники. Уютный и любимый горожанами парк носит имя Циолковского, здесь же находится его всегда ухоженная могила с красивым обелиском. Память об ученом сохраняют мемориальные доски на учебных заведениях, где он преподавал.

Все это замечательно и достойно памяти великого ученого. Но! 

Заповедные гнилушки

Надо ли доводить эту память до абсурда, до неоправданного фанатизма? Речь о том, что еще два дома, где недолго жила семья Циолковских, также считаются объектами культурного наследия регионального значения. И все бы хорошо, если бы за этими деревянными избушками регионалы и ухаживали, а музейные работники наполняли комнаты экспозиционным выставочным материалом. Но по факту получается иное. 

На Георгиевской, 19, семья Циолковских жила лишь год (с 1892-го по 1893-й). Спустя без малого столетие, в 1978 году, эта изба была торжественно объявлена региональным объектом культурного наследия. 

Судя по книге-путеводителю краеведа Генриетты Морозовой, «здесь были написаны работы «Возможен ли металлический аэростат?», «Тяготение как источник мировой энергии», «Эффекты всемирного тяготения». Живя в этом доме, Циолковский впервые испытал чувство удовлетворения от издания первой части своей книги «Аэроплан металлический управляемый».

Сейчас сам дом не выдает себя чем-то особенным, историческим. Мемориальной доски нет. Это ничем не примечательное деревянное строение, отделанное современными материалами. Никаких раритетов, связанных с жизнью или деятельностью ученого, ни внутри, ни снаружи нет. Однако если строители захотят превратить эту сторону улицы в «конфетку», сломать дом будет невозможно. Поскольку «нам все мило, даже то, что гнило». 

Дом на Георгиевской, 19, еще худо-бедно сохраняется благодаря разместившейся там организации, а вот дом 16 на этой же улице просто гниет, кишит крысами и умирает бесхозным. Мимо проходить противно, не то что показывать туристам и гордиться. 

«Брошенка»

В доме №16 по улице Георгиевской семья Циолковских снимала квартиру в 1893-1902 годах. Здесь ученым была построена первая в мире аэродинамическая труба с открытой рабочей частью, проведены многочисленные эксперименты по сопротивлению воздуха, разработаны основы методики проектирования самолета, написан ряд работ по этим проблемам («Аэроплан, или Птицеподобная летательная машина», «Простое учение о воздушном корабле и его построении» и др.). Здесь воплотилась в формулы и расчеты мечта Циолковского об освоении Вселенной с помощью реактивных летательных аппаратов - написан первый в мире научный труд по теории космонавтики «Исследование мировых пространств реактивными приборами».

Ныне этот муниципальный дом, региональный объект культурного наследия - редкостная развалюха, в которой никто не живет, где за неоплату услуг отключены свет, газ, отопление. Единственный человек, который там прописан, дорогу сюда забыл. В итоге самое ценное, что есть, – мемориальная доска на фасаде. Дом имеет дурную славу, поскольку жильцы, которые время от времени здесь обитали, и в тюрьме сидели, и алкоголем злоупотребляли, и смерть от вредных привычек приняли. 

На бумаге место памятное, подлежащее сохранению, а на деле - «брошенка», полная крыс, насекомых и гнили. Местные жители называют его не иначе как «дом у помоек». Дело в том, что коммунальщики посчитали, что самое козырное место для установки ряда мусорных контейнеров именно фасад дома, аккурат рядом с мемориальной доской. 

Главный специалист отдела охраны и государственного надзора за состоянием и использованием объектов культурного наследия управления по охране объектов культурного наследия Андрей Панков сообщил, что в ноябре прошлого года дом был признан непригодным для жилья. Но поскольку это объект культурного наследия, его требуется держать на плаву, а следовательно, законсервировать то, что еще осталось. По требованию ведомства городские власти обязаны это сделать не позже июля нынешнего года. Дальше последуют санкции с судами и штрафами. Такой вот закон... 

После того как семья Циолковских из этого дома уехала, там не осталось ничего напоминающего о ней. Во всех комнатах уже десятки раз были сделаны ремонты. Ни ауры, ни атмосферы, связанных с миром великого человека. Наоборот, в наличии гнилостность и дурная репутация прежних жильцов. Простой вопрос: чем здесь гордиться, что сохранять? Формально по закону надо, а по реальной жизни абсурд.

Стоянка или сквер? 

Рядом стоящая пятиэтажка,  дом 18, усилиями жителей благоустроила свой двор. Здесь все под контролем общественников, во главе которых Вера Константинова. Она председатель совета этого многоэтажного дома и  общественный куратор улицы. О доме 16 , как и о других домах этой улицы, знает все доподлинно. Важно было услышать ее мнение.

Вера Константинова: 

- Дом всегда был пристанищем бомжей, а в последнее время особенно. А поскольку отопление и газ отключены, не дай бог они начнут обогреваться  с помощью открытого огня. Пожара избежать будет сложно. На газовой трубе есть заглушка, но труба до сих пор газом заполнена. А если рванет? Нашей рядом стоящей пятиэтажке мало не покажется. Обращалась я к газовщикам, мне был отказ. Дом разрушается, он никому не нужен. Я двумя руками за сквер на этом месте. Думаю, другие жильцы, особенно автовладельцы, проголосовали бы за автостоянку. Я не тот человек, который выступает за  сохранение разрушенного. Всему свой срок. А этому дому уже более ста лет. Память о Циолковском можно сохранять в музее его имени. 

Всё  упирается в деньги

Может быть, этот дом захочет взять под опеку семья Циолковского, чтобы преобразовать в музейное пространство? С этим вопросом мы обратились к правнучке ученого, заведующей Домом-музеем Циолковского Елене Тимошенковой.

Елена Тимошенкова:

- Мы к этому дому отношения не имеем. Дом не был собственностью семьи Константина Эдуардовича, это было съемное жилье. Тем не менее это дом значительный для творчества Циолковского. Вспоминаю сейчас аналогичную ситуацию в Рязани. Там дом, где жил Циолковский, хотели сносить. Но поднялась  общественность, и его удалось отстоять. Рязанцы уберегли свой дом Циолковского. Но, по сути, такие постройки наполнять нечем, разве что какими-то детскими центрами или библиотеками. У нас  та же  самая ситуация. Сносить невероятно жалко, значимость для истории большая, а как музейное помещение оно, конечно, не подойдет. Если дом возьмет арендатор, то, чтобы поддерживать там порядок, в него надо будет вложить бешеные деньги. Не знаю, кто такой воз возьмется тянуть. Но нам этот дом не потянуть точно. Использовать  как музей, характеризующий деятельность Циолковского? Но туда нечего ставить, нечего размещать, все показано уже в других местах. И в то же время за то, что сейчас  представляет собой этот дом, безумно стыдно. Много может поступать  теоретических предложений о  восстановлении дома, но всё будет упираться в деньги, которых не найдет никто, ни мы - семья, ни  город, ни охрана памятников. 

Кто предложит вариант решения?

Поскольку дом на Георгиевской, 16, - это муниципальная собственность, логично было бы спросить представителя городской власти о предполагаемых перспективах его дальнейшего будущего.  И мы, естественно, выбрали того, в чьем ведении находится эта улица уже несколько депутатских созывов, - депутата городской Думы Калуги Федора Боринских.  Депутат признался, что эта   территория  рядом с домом  №16  всегда была  его болью.

Федор Боринских:

- Этот  участок  улицы  перед  зданием МЧС  постоянно  разбитый, у него  даже названия никакого нет, получается переулок, который всегда заброшен. Я второй год подряд пытаюсь добиться того, чтобы его привести в порядок, сделать тротуар. И вроде теперь  его включили в план благоустройства. Я очень надеюсь, что у нас уже в этом году получится  навести там порядок. Но что делать с домом по Георгиевской, 16, совершенно непонятно. С одной стороны, он охраняется  как объект культурного наследия. С  другой, он настолько в плохом состоянии, что  найти ему применение в дальнейшем не представляется возможным. Городу сейчас вообще не до этого - своих проблем куча. Какого-то однозначного ответа, что с ним делать, у меня нет. Может, нужно объявить конкурс на лучший вариант решения. Со своей стороны я поднажму на городские власти, чтобы хоть какие-то работы на доме были произведены.

Хотели мы узнать и о том, претендует ли на восстановление дома  Государственный музей итории космонавтики имени Циолковского. Но, к сожалению, там не удостоили нас ответом на официальный запрос. У этого федерального учреждения сейчас свои заморочки с затянувшимся строительством второй очереди музея. 

Выйти из замкнутого круга

Таких разбитых и разрушенных памятников прошлого, как дом на Георгиевской, в реестре управления по охране объектов культурного наследия  немало. Они лежат балластом на городском бюджете. Снести их нельзя, а привести в порядок не на что, да и нет необходимости, целесообразности. В итоге улицы старого города выглядят убого, неряшливо. Может быть, нужен закон, по которому такого рода гнилушки можно будет вывести из списков охраняемых и осчастливить горожан новыми благоустроенными уголками на их месте? Пребывать в иллюзиях, что у власти в обозримом будущем появятся деньги на приведение в порядок сомнительных памятников старины, может только человек, далекий от практики. 

Капитолина Коробова.

Фото автора.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме