Ничто грузинское нам не чуждо

12:44, 28 сентября 2018

Комедией «Ханума» открыл 242-й сезон областной драматический театр.

Спектакль решилась поставить, несмотря на известную версию БДТ,  столичный режиссер, открытый экспериментам, Алла Решетникова. Не знаю, можно ли назвать постановку классика грузинской драматургии, режиссера, актера и… начальника одной из станций Закавказской железной дороги Авксентия Цагарели экспериментом, но это необычный для калужской сцены спектакль. И прежде всего национальным колоритом, непривычным для нас. 

Правда, хоть режиссер и постаралась насытить пьесу грузинской и прочей восточной атрибутикой, речью, песнями, приобщив, конечно, и художника по костюмам Оксану Богданович, и художника-постановщика Максима Железнякова, и художника по свету Лору Максимову, хореографа Елену Юдину, звукорежиссера Павла Амбарнова, спектакль получился все же русским, но с грузинским колоритом. Да и каким он должен быть, если оригинал грузинского автора уже был переложен и адаптирован в пьесу Владимиром Константиновым и Борисом Рацером. Именно по их версии ставился и знаменитый спектакль в БДТ, и в нашей драме. Восприятию происходящего на сцене это не помешало никоим образом. 

Звездная роль была отдана приме театра заслуженной артистке России Надежде Ефременко, которая уже не в первый раз открывает сезон яркой ролью в премьерном спектакле. Честно говоря, даже нисколько не сомневаясь в ее таланте, до самой премьеры не представляла, какой она будет Ханумой. А Надежда Васильевна, не изменив себе ни на йоту, сыграла неожиданно, раскрылась с новых сторон, доказав, что большому актеру по плечу любая роль. Нет, не легко. Но сумела. Ее Ханума негромкая, не задиристая, хоть и есть в спектакле сцена драки на базаре, а вкрадчивая, хитроумная, мудрая женщина, сама еще открытая для любви и счастья. Особенно неожиданной предстает Ефременко в эпизоде, когда Ханума облачается в платье Соны и выходит к названому жениху, припадая на одну ногу. Я даже засомневалась, а Надежда Васильевна ли это. Роль, безусловно, удалась, объединила всех актеров на  сцене, собрала воедино весь спектакль! 

Надо сказать, что в спектакле просто нет ни одной проходной роли, все были идентичны и выразительны, даже простые жители Авлабара предстали настоящими джигитами и важкаци, а красавицы изъяснялись жестами, выразительным взглядом и плавным покачиванием бедер при движении. Кирилл Бессонов в роли молодого князя Коте красив и убедителен, привнес немного Шекспира, ну так Ромео тоже несчастный влюбленный, не возбраняется. Микич Котрянц, богатый купец в исполнении Валерия Смородина, очень колоритен, и без слов видно, что ему очень нужен для полного счастья княжеский герб на воротах. Сону, его дочь, играет Елизавета Лапина, даже не играет, актриса просто по жизни вот такая Сона – утонченная, невесомая, гордая и простая одновременно. Впечатляюще красивы и романтичны сцены, где влюбленные наедине предаются мечтам о своем счастье. Очень удачно использовано огромное белоснежное полотнище, которое превращается то в облака, то в бурную реку, то в пелену грез. Эта белизна – символ чистоты намерений и невинности персонажей, готовых, однако, смело вступиться за свои чувства.

Поразила в очередной раз заслуженная артистка России Людмила Парфирова в роли Ануш, бабушки Соны. Ее движения, глуховатость, речь -  верный страж устоев семьи и ее чести. Но не проста: ларчик с двойным дном. Пожалуй, одна из лучших ролей актрисы. 

Впечатляют в спектакле песни, которые актеры поют на грузинском. Не знаю, что сказали бы грузины, но когда наши запели по-грузински – это было, как говорят в Одессе,  «что-то особенного». Педагогу по вокалу актрисе театра Ольге Петровой пришлось, видимо, непросто, но зритель оценил. 

Бесподобна сценография. Простенько, почти аскетично, но со вкусом. Максим Железняков обошелся лишь несколькими ковриками с восточным орнаментом да двумя увенчанными папахами огромными бурками, кои служили и интерьером комнат, и своеобразными стогами, где можно было спрятаться. Использование бурки в качестве антуража тоже символично, она имеет на Кавказе огромное значение, ее дарят на свадьбу, в нее заворачивают только что родившегося ребенка мужского пола, тело покойного и так далее. Весьма оправданный и интересный ход для сценических декораций. 

В основе постановки – история всенациональная – «ее хотят отдать за старого, а она любит молодого, бедный женится на богатой», и сваха бывает вовсе не маловажной, вспомните нашу «Женитьбу Бальзаминова». А уж Акулина Гавриловна она или Ханума - это уже дело десятое. Вот же и Кабато удалось сосватать обедневшему князю  Вано Пантиашвили молодую  лебедушку Сону. Главное в свахе, чтобы после ее хитросплетений каждый получил свое и все счастливы  были. А на это Ханума среди всех свах самой проворной оказалась. 
Князь Пантиашвили, сыгранный Игорем Постновым, - блестящая роль. Не потому, что одна из главных, а потому что Игорю вообще удается показать своих персонажей так,  как никому. Нищий, пьяненький, потрепанный князь Вано, но князь. В этом нисколько не сомневаешься, так и выпирают его благородное происхождение и княжеская белотелость. На телеге на голых досках в нательной рубахе валяется, но сразу видно – князь. Как это удается Игорю изобразить? Непостижимо.

Фоторепортаж об открытии театрального сезона смотрите здесь.

Татьяна Петрова.

Фото Алексея Горюнова.

 

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме