Ночная бабочка

17:31, 21 декабря 2018

О непридуманной истории с трагическим финалом и её авторе Надежде Ланской.

История стала почти скандальной. Гибель девушки-гувернантки, служившей семье известных в Малоярославецком уезде дворян Кудрявцевых. Да еще и от несчастной любви к их наследнику… На станции от нервной горячки! Всё это она описала в своей повести «Ночная бабочка. Простая, но подлинная история», опубликованной в Санкт-Петербурге в 1880 году. Такое сложно пережить спокойно, пусть даже фамилия Кудрявцевых изменена на Кривцовых!

Однако мы увлеклись! Следует, конечно, ответить на вопросы: «О ком здесь идёт речь? Кто автор этого произведения? Кто его герои?» О них уже писали в разное время С.В. Безсонов, В.И. Безъязычный, А.П. Луняков. Попробуем разобраться и мы.

Часть первая – историческая

Начнём с того, что имя автора повести не упоминалось ни в одной крупной русской энциклопедии, ни в одном справочном издании! Только в третьем томе «Источников словаря русских писателей», изданном в 1914 году С.А. Венгеровым, на 391-й странице есть запись: «Ланская Н. (Надежда Владимировна Яковлева), беллетристка 1880—1890 гг.». Она была дочерью состоятельных помещиков Ланских (ко второму супругу Натальи Николаевны Гончаровой они отношения не имели, были лишь их однофамильцами) — владельцев старинного сельца Игнатьевское, которое, кстати, прослеживалось на картах Малоярославецкого уезда с XVI века. 

Родилась будущая писательница 23 января/4 февраля 1839 года в многочисленной семье отставного подпоручика Владимира Николаевича Ланского. У неё было двенадцать братьев и сестёр. В совсем ещё юные лета она жила в Калуге, в частном пансионе. А потом оказалась в Москве, попав в Екатерининский институт благородных девиц. Надежда Владимировна рано лишилась матери… Период обучения в институте продлился с 1849 по 1855 год. Девушка, несмотря на то что происходила из достаточно обеспеченной семьи, не получила никакого наследства, которое просто промотали её родственники. Ей пришлось самой зарабатывать себе на жизнь профессией литератора-газетчика. В годы своей молодости будущая писательница вышла замуж за воспитанника Московского университета врача Льва Семеновича Яковлева. Супруги жили в Орле, Мозыре, с 1876 года - в Киеве, а в 1878 году переехали в Смоленскую губернию. Надо отметить, что ещё в Мозыре - небольшом городке Минской губернии - с начала 1870-х годов Ланская-Яковлева стала помещать свои статьи на старицах петербургской «Недели» как местный корреспондент. Примечательно, что после 1871 года, когда случилась трагедия с мужем писательницы (он потерял ногу и не мог более служить), литературная деятельность стала важным материальным подспорьем для семьи, и начиная с этого времени до 1893 года Надежда Владимировна постоянно сотрудничала с газетой П.А. Гайдебурова. Из Киева она, будучи уже профессиональной журналисткой с именем, посылала корреспонденции о «вопиющих безобразиях» подробностей начавшейся в апреле 1877 года Русско-турецкой войны: тяжелораненые лежали на грязной соломе, интенданты наживались на военных поставках и т.д. Словом, многое могло вызвать возмущение писательницы, которая вместе с мужем в августе 1878 года покинула Киев, где «благородная» общественность вполне могла разразиться «бурей негодования» из-за её острого пера. 

В Смоленской губернии супруги приобрели имение Воротышино. Здесь был написан и издан в 1884 году в Санкт-Петербурге обличительный роман «Лавры и тернии» о событиях Русско-турецкой войны, содержащий прямые отголоски киевской жизни Надежды Владимировны, которая сама стала одной из героинь её романа - Анной Николаевной Тавлеевой. Потом случилось горе: скончался супруг писательницы. После этого печального события жизнь Надежды Владимировны изменилась. Она гостила в доме своих друзей из Смоленской губернии; жила в Старой Руссе; потом переехала в родные края, правда, родовое имение Ланских достигло к тому времени состояния полного упадка и разорения; затем оказалась в Санкт-Петербурге в общежитии для нуждающихся литераторов, куда её поместил Литературный фонд; наконец, в селе Михайловском (бывшем имении Александра Сергеевича Пушкина), где был устроен приют для престарелых писателей. В этом приюте она и закончила свой жизненный путь 8/21 мая 1914 года, обретя последнее пристанище недалеко от могилы Великого Пушкина. Её похоронили на кладбище в Святых горах, на «Тимофеевской горке». Могила не сохранилась.

Однако осталось литературное наследие писательницы, о котором свидетельствует «Литературная карта Малоярославецкого края».

Часть вторая – литературная

Пришло время вернуться к событиям повести «Ночная бабочка», о которой мы уже успели подзабыть. Её герои жили недалеко от родных мест автора, в имении Панском, название которого связывают с польской «панночкой». Правда, Панским оно было задолго до её появления здесь. О ней ещё пойдёт речь. Есть в самом городе Малоярославце почтовая станция с мемориальной доской на её стене, которая гласит, что здесь в июле 1849 года останавливался Николай Васильевич Гоголь. А вот о том, что во второй половине XIX века возле этого здания совсем ещё юная девушка-гувернантка ожидала в течение долгих четырёх дней своего легкомысленного возлюбленного, было почти никому не известно. Если бы не Надежда Ланская…

Самый древний памятник имения Панское - городище в парке усадьбы со следами укреплений. В конце 1820-х имение перешло к Александру Дмитриевичу Кудрявцеву, тому самому «большому любителю музыки», который, промотав в столице почти всё своё состояние, прочно осел в имении отца, где прослыл хлебосолом и гостеприимным хозяином. Его-то семейство и изобразила Ланская-Яковлева в повести «Ночная бабочка» под фамилией Кривцовы, что послужило причиной чуть ли не судебного разбирательства. Но бывший в 1928 году в Панском Сергей Васильевич Безсонов узнал по документам и рассказам старожилов, что писательница нисколько не погрешила против истины.

Итак, сначала факты. В 1850-е годы на почтовой станции в Малоярославце ожидала своих новых хозяев выпускница одного из московских институтов благородных девиц, молоденькая гувернантка Юлия Осиповна Михневич, в которую и влюбился наследник Кудрявцевых, выпускник училища правоведения, 25-летний ветреник Евгений Александрович Кудрявцев (в повести его звали Борисом). Да и как было не влюбиться? Юная, воспитанная, умная, деликатная девушка с «улыбкой ребёнка» хоть и не была классической красавицей, но производила такое впечатление своей гармоничностью и «чудесным соответствием между чертами и выражением», что казалась лучше «записных красавиц». Она долго сопротивлялась ухаживаниям молодого человека, у которого к тому же была невеста. Но, как это бывает с юными неопытными созданиями, уступила пылким признаниям и уверениям. Себе на погибель.

Мать Евгения, узнав обо всём, велела немедленно заложить лошадей и отправить неугодную гувернантку в город на станцию, откуда ещё недавно её привезли в Панское. Сначала Евгений пытался вырваться за своей возлюбленной, но увещевания умудрённой жизненным опытом матери остановили его. Впереди были выгодная женитьба и успешная карьера…

А что же Юлия? Несчастная четверо суток встречала и провожала дилижансы, всё ещё надеясь на чудо. Чуда не произошло. Девушка заболела нервной горячкой и умерла на руках чужих людей всё на той же почтовой станции. Её похоронили на старом Бессоновском кладбище Малоярославца. Священник Казанского собора этого города Н.В. Кременский написал пьесу об этой трагедии, которая передавалась из уст в уста.

Безсонов писал, что на кресте над могилою Юлии Михневич была сделана надпись: «Умерла 7 августа, всей жизни 19 лет и 3 месяца». Кроме того, по преданию, на кресте долго висели стихи из Маэбра: «Она была из того мира, в котором все прекрасное имеет часто малую печальную участь. И роза, она отжила, как все розы, в продолжение одного дня». Отец Евгения, Александр Дмитриевич Кудрявцев, умер вскоре после безвременного ухода девушки. Похоронили его в ограде церкви села Карижи. Панское же впоследствии унаследовал сын Александра Дмитриевича, Александр Александрович, который жил в этом уже обедневшем имении со своим семейством и умер в 1918 году.

Интересно, что Евгений так ни на ком и не женился. Правда, стал сенатором. В Санкт-Петербурге при нём жила мать. 

А Панское после его смерти окончательно перешло к Александру Александровичу Кудрявцеву… Но это уже другая история!

Ирина  МАРКИНА,

главный библиограф 

отдела краеведения 

библиотеки им. Н.В. Гоголя.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.