«Жизнь уходит, и я не успеваю её догнать»

00:00, 12 августа 2005

Эти строчки - из прошения о помиловании 16-летнего Женьки Велесова в адрес президента РФ. Вряд ли он читал в школе про Павку Корчагина (современные дети про него ничего не знают) и тем более не заучивал наизусть, как мы в свое время, что «самое дорогое у человека - жизнь. И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор...»

Но до этой, в общем-то, простой истины он уже дошел, дозрел самостоятельно. Если верить написанному им из Калужской воспитательной колонии. А так хочется верить.

«Уважаемый Президент Российской Федерации.

Мне тяжело находиться столь длительное время вдали от дома. Я очень хочу быть со своей семьей, помогать родным и близким. Я слишком много причинил им боли и страданий, когда совершил это ужасное бессмысленное преступление».

Е.Велесову не было еще 15 лет, когда он решился на «взрослые» преступления. Дело было так. (События происходили в Смоленске.)

29 января прошлого года к В.Евсееву (он занимался частным извозом и как раз ждал клиентов на своей «семерке» на Колхозной площади) подошли двое. Таксист согласился довезти пассажиров до нужной деревни за 200 рублей. Рядом с водителем сел А.Чебунин, а Е.Велесов занял место за шоферской спиной.

Поведение этого пацана Евсеева сразу насторожило - он как-то дергался, старался не смотреть ему в глаза, да и сидеть посередине было бы гораздо удобнее, а не там, где он уселся. Не всегда, однако, мы прислушиваемся к внутреннему голосу.

По пути следования в одной из деревень Чебунин остановил машину, предложил частнику 80 рублей, но тот возразил: «Мы так не договаривались». После этого клиенты повели себя совсем уж странно: засуетились, стали переглядываться, кивать головой.

Чебунин попросил развернуть «жигуленок» в обратную сторону и подъехать к крайнему дому, где обещал рассчитаться за поездку. По дороге ему захотелось немного порулить, но хозяин машины отказал в просьбе. Тогда нагловатый пассажир уже потребовал передать ему управление автомобилем и стал хвататься за руль. Пришлось Евсееву остановиться. Чебунин произнес: «Ну, давай делиться», после чего схватил водителя за одежду и шею, наклонил к себе, а приятелю крикнул: «Мочи его!»

Пацан за спиной отреагировал - он стал неумело, но очень быстро наносить ножом таксисту удар за ударом. Раненому мужчине как-то удалось вытащить ключи из замка зажигания и сувенирным ножом на брелке ударить Чебунина в плечо. Потом у него получилось открыть переднюю пассажирскую дверь и через Чебунина выскочить из машины.

На счастье Евсеева, мимо проезжала «Нива». Он успел попросить водителя отвезти его в больницу и потерял сознание. Очнулся на посту ГАИ.

Двум инспекторам ГИБДД не составило особого труда задержать нападавших. Местный житель показал, в каком направлении пробежали парни. По следам на снегу на поле за сложенными железобетонными плитами их и обнаружили, доставили на пост ДПС.

«Я часто думаю, зачем и как я мог поддаться влиянию А.Чебунина. Сейчас я понимаю, что лучше бы мне настоять на своем, даже если бы он меня сильно избил или убил. Но тогда я мало еще что понимал в этой жизни, боялся и подчинился «старшему товарищу», целиком и полностью попал под его влияние».

Женькиной матери его дружба с парнем, который старше на восемь лет, не нравилась. Характер у Чебунина был неуравновешенный. Если выпьет, становился агрессивным, запросто мог кого-нибудь избить. Она просила сына не водиться с ним, предупреждала самого Чебунина и его мать, что сообщит в милицию, если Алексей не оставит подростка в покое... Как будто сердце чуяло беду, и она не заставила себя долго ждать.

Е.Велесов и А.Чебунин в тот день, 29 января, встретились, и в кафе за пивом «старший товарищ» предложил завладеть какой-нибудь машиной, устранив водителя. 14-летнему подростку эта затея не понравилась, она его пугала, и он попытался отказаться.

- Я тебе жбан разобью, - пообещал Чебунин пацану, если тот не согласится участвовать в нападении.

Однажды в присутствии Жени Алексей жестоко избил его одноклассника, он помнил этот случай. И поскольку Чебунин превосходил его в физической силе, к тому же был пьян и агрессивен, он подчинился.

Приятели запаслись веревкой и ножом и приступили к реализации задуманного.

«Если я раньше выйду на свободу, постараюсь искупить свою вину перед потерпевшим. Я просил в ходе судебного заседания у него прощения, и, как мне показалось, он меня простил в чем-то и понял. Я понимаю, что одних извинений мало. Я постараюсь устроить свою жизнь, получить образование, найти нормальную работу, стать отцом семейства и воспитать своих детей достойными людьми».

Детство Евгения Велесова счастливым не назовешь. Когда ему было два года, у отца случился инсульт, Велесов-старший стал инвалидом I группы. Потом заболел старший брат, который перенес три операции. Особенно тяжело приходилось матери, которой надо было много работать, тянуть семью. Женя часто оставался с психически больным отцом, который еще и злоупотреблял спиртным.

Однажды, когда Жене было девять лет, отец из охотничьего ружья принялся стрелять по родным. Они чудом остались живы. И это бесследно не прошло для мальчика: после пережитого испуга он заболел, у него начались по ночам приступы, похожие на эпилепсию. Детский невропатолог лечил Женю два года.

Обо всем этом в ходатайстве о помиловании написала мать подростка. «Женя получил урок, осознал все и очень сожалеет и раскаивается в совершенном им деянии, - уверяет она и президента, и комиссию по вопросам помилования в Калужской области. - Я понимаю это, когда смотрю в его глаза и читаю его письма. Кроме того, трудно в семье без помощника. Отец Жени слег, и за ним требуется специальный уход. Причиненный моральный вред я и в настоящее время частично пытаюсь возместить, хотя организация, в которой я работаю, распалась, а в моем возрасте очень трудно найти высокооплачиваемую работу. Прошу помочь моему сыну. Я считаю, что цель наказания уже достигнута».

Приговор был оглашен в июле прошлого года. За разбойное нападение, за покушение на убийство и вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления путем угроз А.Чебунину, 1981 г.р., суд определил девять лет лишения свободы, еще полгода прибавили по предыдущему приговору. Ведь молодой человек на момент совершения преступления уже отбывал наказание за кражу, но условно.

Для Е.Велесова его первая криминальная «забава» обернулась реальным сроком пять с половиной лет. Суд, конечно, учел все обстоятельства трудного детства, положительные характеристики, но отнесся весьма критически к утверждению подростка, что у него не было умысла на убийство и причинение какого-либо вреда здоровью потерпевшего, а удары ножом Евсееву он наносил, только чтобы помочь Чебунину освободиться от водителя. Нанесение Велесовым не менее 17 ударов ножом в жизненно важный орган - грудную клетку, по выводу суда, свидетельствует о том, что парни осознавали общественную опасность своих действий, более того, они имели прямой умысел на убийство.

Тем не менее Велесов получил минимальный срок: низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей, сокращен наполовину. Закон гуманен к несовершеннолетним.

Пять с половиной лет неволи для мальчишки - много это или мало? Полгода до суда Женя провел под стражей, потом еще полгода в СИЗО, пока рассматривалась кассационная жалоба Чебунина в Верховном Суде. А с января нынешнего года Велесов содержится в нашей Калужской воспитательной колонии. В общем, «мотает» срок уже полтора года, знает, что такое тюрьма, не забыл еще, что такое воля. К условно-досрочному освобождению может быть представлен только через два с лишним года.

«Жизнь здесь не сахар. В настоящее время у меня ухудшается состояние здоровья, я очень сильно похудел, периодически мучают головные боли. Но самое страшное то, что я понимаю: жизнь уходит, и я не успеваю ее догнать.

Я обещаю вам, что больше никогда не встану на путь преступлений, буду достойным гражданином Российской Федерации».

Казнить нельзя помиловать.

Комиссия по вопросам помилования в Калужской области всегда очень ответственно решает, где поставить запятую.

Женя Велесов не наш земляк, в нашей области он всего лишь отбывает наказание. Но он гражданин нашей страны, к тому же, по сути, еще ребенок, впервые оступившийся. Поддержать его или оттолкнуть? Поверить мальчишке, дать шанс или поставить на нем штамп «изгой» со всеми отсюда вытекающими? Кто может заглянуть в будущее и заранее наверняка знать, как правильней поступить? Можно поверить и обмануться: выйдет пацан на свободу и, однажды попробовав крови, продолжит разбойничать и убивать. А может, выберет себе криминальную дорожку, если отбудет от звонка до звонка, пройдет «тюремные университеты» и озлобится на все и вся за лагерную юность.

Какой «рецепт» прописать мальчишке, чтобы вылечить его, пока «заболевание» не стало хроническим?

Комиссия рассмотрела ходатайства Е.Велесова и его матери об освобождении от дальнейшего отбывания наказания или о сокращении срока, назначенного судом. Но сначала члены комиссии побывали в воспитательной колонии, встретились с Женей: одно дело - бумаги, другое - живой человек. Опираясь на собственный житейский опыт, доверяясь интуиции и помня об ответственности перед обществом, комиссия решила поддержать ходатайство. В то же время администрация воспитательной колонии другого мнения. Как будет решена дальнейшая судьба Евгения Велесова в Москве, прогнозировать сложно. Нам только остается поставить многоточие...

P.S. Фамилия подростка изменена.

Л.С.

С марта 2002 года сотрудниками отдела по помилованию администрации области совместно с членами комиссии рассмотрено 205 письменных обращений граждан; проведено 202 консультации, в том числе 19 осужденных (в ходе посещений колоний); рассмотрено 87 ходатайств осужденных о помиловании.

Людмила СТАЦЕНКО
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.