Вернуть утраченное

08:02, 25 января 2019

Почему сегодня так важно восстановить обитель имени Святого Сергия Радонежского.

В 1906 году газета «Калужские губернские ведомости» сообщила о том, что в Калужской губернии появится новая монашеская обитель - Сергиев скит. Предыстория его создания печальна, ведь все началось с убийства. 

Годом ранее террористом Иваном Каляевым был убит великий князь Сергей Александрович Романов. Об этом преступлении один из соратников Каляева, Борис Савинков, написал повесть «Конь бледный», которая легла в основу фильма Карена Шахназарова «Всадник по имени смерть». Пытаясь описать чувства своего героя, Савинков писал в повести: «Когда я думаю о нем, у меня нет ни ненависти, ни злобы. У меня нет и жалости. Я равнодушен к нему. Но я хочу его смерти. Я знаю: его необходимо убить. Необходимо для террора и революции. Я верю, что сила ломит солому, не верю в слова. Если бы я мог, я бы убил всех начальников и правителей».

Мы не знаем, насколько эти слова соответствуют мыслям Ивана Каляева. Наверное, насколько-то соответствуют. Зато мы знаем точно, что вдова убитого великого князя Елизавета Фёдоровна навестила Ивана Каляева в тюрьме. Она передала ему прощение от имени своего мужа Сергея Александровича и оставила заключенному террористу Евангелие. Позже она напишет императору прошение с просьбой помиловать террориста, но эта просьба будет отклонена. Для того чтобы понять духовную глубину этого поступка великой княгини, надо знать, что всего за три года до гибели своего супруга в письме Николаю II она писала про революционеров: «Неужели нельзя судить этих животных полевым судом?»

Непримиримая противница терроризма Елизавета Фёдоровна, пережив личную трагедию гибели мужа, поймет, что насилием насилие не преодолеть. Вся дальнейшая её жизнь будет посвящена делам милосердия. 

Ровно через год после гибели великого князя калужский губернатор Александр Александрович Офросимов на заседании Императорского православного Палестинского общества (ИППО), отделение которого он организовал в Калуге и почётным членом которого являлся, объявил об основании храма в честь убитого великого князя Сергея Александровича. 

Почему именно Офросимов, почему именно на Калужской земле?

Собственно, из-за Императорского православного Палестинского общества. Почётным членом и председателем ИППО была великая княгиня Елизавета Фёдоровна, та самая, которая навещала Каляева в тюрьме, которая вместе с супругом совершала паломничества на Святую землю, во время которых она и познакомилась с калужским губернатором. 

Так что кроме верноподданических чувств калужским губернатором двигала и личная симпатия к людям, активно участвовавшим в деятельности ИППО, организации, которая строила монастыри, странноприимные дома, вела научную деятельность. 

Сергиев храм был освящен 5 июля 1907 года, и уже вскоре, как продолжение той деятельности, что вел в ИППО великий князь Сергей Александрович, при храме был открыт странноприимный дом на десять человек. 

Место для скита выбрали более чем удачное: в шести верстах от него находился монастырь Тихонова пустынь и совсем рядом — разъезд №19 Московско-Киево-Воронежской железной дороги. 

Нашлись у скита и жертвователи: член Калужского отдела Палестинского общества Николай Эрнестович Мантейфель передал в дар 63 десятины земли, да его соседка калужская купчиха Серафима Федоровна Михайлова пожертвовала 47 десятин. Кроме передачи земли жертвователи озаботились строительством храма в честь преподобного Сергия Радонежского и церковно-приходской школы, в которой нуждалась постепенно разраставшаяся деревня Мстихино. 

Поскольку неподалеку от скита располагалась железнодорожная станция, недостатка в паломниках не было, да и благотворители не оставляли скит вниманием, так что он быстро прирастал и землей, а на его территории возводились новые храмы. 

После революции в скит пришли последователи Ивана Каляева. Первым делом они начали реквизировать имущество включая одеяла, ковры и матрасы. Монахам предписывалось работать с утра понедельника до полудня субботы. Ходить в будни в храм дозволялось только настоятелю, дьякону, псаломщику и пономарю. 

Иеромонаха Авксентия, предварительно изъяв у него ценные бумаги скита на сумму 86 тысяч рублей, на несколько дней посадили в подвал, намереваясь выяснить, не припрятал ли он чего еще, но через пять дней выпустили. Отец Авксентий писал по этому поводу: «Я возблагодарил Господа за то, что Он премудро показал мне, что такое есть темница Петра и Павла, и что затвор, что режим жесткого Диоклетиана. И пошел домой, радуясь о великом приобретении…» 

Пережив несколько этапов экспроприации, обитель в конечном итоге прекратила свое существование. История этого места в дальнейшем продолжается как железнодорожная станция, более всего известная как Калуга-2. Вряд ли особенно уместно в рамках этого рассказа описывать залы ожидания, рестораны и кафе «Ландыш». 

В наши дни восстановлением скита занимается все то же Императорское православное Палестинское общество, деятельность которого возобновлена в 1992 году. В этой работе активно участвуют краеведы и православные добровольцы, которых сегодня принято называть волонтерами. 

Почему же нам сегодня необходимо восстановить Сергиев скит? Совершенно понятно, зачем это нужно православным: для верующих это в некотором смысле акт почитания великой княгини Елизаветы Фёдоровны, при жизни совершившей множество дел благотворительности и мученически погибшей в алапаевской шахте.

Но есть еще один, внерелигиозный, аспект. Сегодня слово «террорист» не вызывает у нас ничего, кроме отвращения. Когда-то личности, сходные с Иваном Каляевым, окруженные романтическим ореолом борьбы за народное счастье, имели некоторую привлекательность. Сегодня, после Буденновска, Беслана, Норд-Оста и взрывов жилых домов, романтику к террористам уже не приколотишь никакими гвоздями. И тем понятнее то нравственное усилие, которое пришлось совершить Елизавете Фёдоровне, чтобы прийти в тюрьму к Ивану Каляеву, убийце её мужа. Совершенно ясно, что это усилие и стало причиной преображения великой княгини в святую. Последующие её дела были лишь эхом этого момента. 

Мы сегодня готовы совершать жестокости по отношению к своим оппонентам. Сегодня мы очень охотно бросаемся резкими словами в многочисленных дискуссиях - от телевизионных дебатов до интернет-склок. 

Диалога при этом не получается, потому что желания понимать ни у одной из сторон таких перепалок нет. И возникает опасение, что рано или поздно слова могут стать делами. И тогда снова страну начнет разрывать на части братоубийственная война, которая, учитывая международную ситуацию, вполне может стать для нашего Отечества последней. 

Научиться понимать друг друга. Научиться в оппоненте видеть человека. Научиться в его высказываниях видеть в первую очередь то, что сближает, а не разделяет. Научиться сотрудничать на благо страны даже с теми, кто мыслит, говорит и поступает иначе, - вот что нам важно сегодня. А в этом деле нужны учителя. 

Великая княгиня, российская новомученица Елизавета Фёдоровна вполне может стать таким учителем. Как и «игумен земли Русской» преподобный Сергий Радонежский, в честь которого был освящен Сергиев скит. 

Вот ради этого, ради преодоления губительных распрей, мы и должны вернуть наше духовное наследие. 

Подготовил Михаил ДЬЯЧЕНКО.

По материалам сайтов kaluga24.tv, ippo.ru, eparhia-kaluga.ru.  

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.