Под грохот снарядов и канонад

08:04, 25 января 2019

О работе архивов в военное время.

Войны и архивы… Это тема имеет много возможностей для сравнений и рассуждений. Попытки спасения документов накануне экстремальных ситуаций были всегда, но, к сожалению, не всегда приносили желаемый результат. История архивного фонда во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. связана и с гибелью документов, и с их спасением, и даже пополнением новыми материалами. 

Калужский филиал госархива Тульской области работал в обычном режиме, когда началась война. Архивисты считали своим долгом в этой обстановке популяризировать героическое прошлое Калужского края, содействуя подъему патриотического духа земляков. Так в местной прессе было опубликовано 11 статей о народном ополчении в Отечественную войну 1812 г., о герое Малоярославецкого сражения 12 октября 1812 г. С.И. Беляеве, о формировании Калужского подвижного ополчения в 1855 г., об отношении к солдатским семьям в Первую мировую войну и в 1941 г., о трудовом фронте в годы Гражданской войны и др. 

11 июля 1941 г. из архивного отдела управления НКВД по Тульской области поступил секретный приказ о необходимости разработки плана вывоза архивных документов в глубь страны: «Ввиду того что наша Родина объявлена на военном положении и в целях сохранения ценных архивных материалов и исключения возможностей использования их противником». На разработку плана отводилось 48 часов. В это время архив возглавляла Наталья Кондратьевна Нечаева, ставшая директором благодаря «отличным административным способностям», которые она продемонстрировала, являясь архивно-техническим работником.

18 июля 1941 г. мобилизационный план по вывозу архивных документов был утвержден в Туле. «Вы должны быть готовыми в любую минуту для вывоза архивных материалов вверенного вам архива. Надо приложить все усилия для того, чтобы сохранить наиболее ценные материалы… Предупреждаю Вас, что вся ответственность за подготовку к вывозу архивных материалов и полная сохранность их лежит на Вас» – указывалось в письме начальника архивного отдела.

Подготовка документов к эвакуации проходила в спешном порядке. Многие работники архива уже успели уехать, поэтому работа по отбору, увязке и транспортировке дел легла на плечи оставшихся 19 женщин, а погрузка документов проходила в обстановке начавшейся 4 октября 1941 г. бомбардировки г. Калуги с воздуха. Все 126 фондов первой очереди, отобранных к эвакуации, были вывезены полностью. 

Оккупация

В период немецко-фашистской оккупации города Калуги здание архива было закрыто и заколочено, окна завалены мешками с песком. Несмотря на то что боевые действия по освобождению города велись на соседних с архивом улицах (Знаменская, Салтыкова-Щедрина), постройки на которых были практически все разрушены, а в нескольких десятках метров фашисты подожгли еврейское гетто, документы в помещении бывшего монастыря не пострадали. После изгнания немецких оккупантов директор и три сотрудника начали очистку архива от грязи, хлама и мусора; был разобран неэвакуированный материал, установлена сторожевая охрана, введено круглосуточное дежурство. К концу 1942 г. в архиве числилось уже 11 человек. Из них высшее образование имели два человека, по три сотрудника были членами ВКП(б) и ВЛКСМ. Н. Нечаева сообщала Тульскому архивному отделу в сентябре 1942 г.: «Подобрать соответствующий штат в настоящее время очень трудно ввиду того что большинство из калужан оставалось на оккупированной местности и доверить им работу над материалами Отечественной войны очень рискованно...» Архивисты были обеспечены пропусками в столовую спецторга и получали рабочую карточку на 500 и 400 граммов хлеба. Для продовольственной поддержки был отведен огород «за вокзалом на Тульской петле». 

Освобождение

После освобождения основное внимание в деятельности архивистов было сосредоточено на оперативном сборе материалов об оккупации Калуги и Калужского района. В ходе поисковой работы за 1942–1943 гг. было собрано более 18,5 тысячи документов, из которых сформировано около 1000 дел. Архивисты составляли (около 400) акты о зверствах и разрушениях, произведенных немецко-фашистскими оккупантами. В 1942 г. по выявленным и обработанным документам была подготовлена 31 статья. Среди собранных архивистами документов об оккупации Калуги были и сочинения учащихся школ города на тему «Что я пережил в период немецко-фашистской оккупации», написанные в апреле 1942 г., и воспоминания непосредственных очевидцев событий, записанные в декабре 1942 г.

Сотрудниками архива была проделана большая работа по подготовке к изданию сборника документов «Немецкие оккупанты в Калуге». Однако подготовленным к публикации материалам не суждено было увидеть свет. В заключении научно-издательского отдела НКВД СССР от 9 декабря 1942 г. сказано, что в сборнике нет политических обобщений и выводов, не показана борьба калужан против немецких оккупантов и есть необходимость в тщательной редакционной обработке. До наших дней рукопись не сохранилась.

 В военные годы в архиве активно велась и справочная работа, в основном по запросам органов НКВД, НКГБ, милиции и контрразведки. Справки выдавались в течение 24 часов. Тогда же все силы калужских архивистов были направлены на просушку, упорядочение архивных документов, борьбу с грызунами, обеспечение помещения архива и архивохранилища противопожарным инвентарем.

В эвакуации

Непросто складывалась судьба эвакуированных архивных фондов. Вместо г. Ташкента они были вывезены в г. Балашов Саратовской области. Директор архива Нечаева выехала из Калуги со вторым эшелоном Калужского завода НКПС в неизвестном направлении. У нее хранились печати, деньги и личные дела сотрудников. Эвакуированные сотрудники находились в крайне тяжелом положении. Зарплату не получали, имевшаяся одежда была продана на рынке на оплату квартир и питание. Кроме того, была полная неизвестность о судьбе остальных архивистов; письма, направленные в Калугу, возвращались. 

Документы архива разместили в помещении Балашовского Госархива и частично в комнате в здании Балашовской библиотеки между стеллажами. За время пути ящики с документами пришли в негодность, и требовались средства на их починку и приобретение новых. Архивисты были вынуждены проделать большую работу по подбору, починке старой и изготовлению новой тары. Тремя женщинами был вновь сбит 331 ящик. В полной неизвестности сотрудники архива находились вплоть до 1942 г., когда пришли первые весточки об освобождении Калуги. После чего согласно указаниям из Тулы Сергеевой было приказано возвращаться в Калугу, Кузину уволили, а с документами в чужой стороне оставалась одна Нина Акимова, которой шел 22-й год.

Во второй половине 1942 г., в условиях нависшей угрозы захвата г. Балашова, документы Калужского архива были перевезены в г. Шадринск Курганской области. Акимовой одной пришлось перенести всю тяжесть второй эвакуации архивных материалов. При перевозке сильно пострадала тара, что угрожало сохранности материалов.

Только к началу 1943 г. ситуация, в которой оказалась в г. Шадринске Акимова, немного изменилась в лучшую сторону. Этому способствовал ряд обстоятельств: наладившаяся регулярная переписка с Калужским архивом, улучшение его финансирования, материальная и моральная поддержка старших коллег. Так, в письме от 8 января 1943 г. сообщалось: «Нина, зарплату за январь 1943 г. я тебе послала 8 января в сумме 269.23. Вычла: заем 40 руб., военный налог 30 руб., бездетный налог 20 руб., подоходный налог 10 руб., культсбор 8.80, за пересылку денег за 4 мес. 21.92. Итого удержано 130.72». Далее в письме призывалось включиться в соцсоревнование, участвовать в сборе посылок на фронт, стать донором. И вот уже сама Нина присылает калужанам вызов по внесению займа в фонд обороны, который сотрудники принимают и сами вносят свои денежные сбережения (1530 руб. и облигаций на 3740 руб.) на постройку бронетранспортера «Освобожденная Калуга».

Возвращение

 31 января 1944 г. был получен долгожданный приказ о реэвакуации документов Калужского архива, а в мае 1944 г. они вернулись в Калугу. По приезде Акимова выступила с отчетом о своей работе в эвакуации перед сотрудниками архива. В ходе обсуждения отчета на общем собрании коллектива коллеги Акимовой «указывали как на недостатки, так и на успехи в ее работе». Впоследствии Акимовой, Нечаевой были вручены медали «За доблестный труд в годы войны». А в 1956 г. Н. Акимова сменила Нечаеву на посту директора, проработав до 1976 г.

Мы, современные архивисты, низко кланяемся самоотверженному и героическому труду наших предшественников. Благодаря этим скромным хрупким женщинам сохранен документальный фонд Калужского края.

Майя ДОБЫЧИНА.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.