Бесконечный Пушкин

12:21, 19 апреля 2019

К 220-летию со дня рождения поэта

В прошлом номере  мы начали повествование о неизвестных страницах жизни А.С. Пушкина в первый его приезд в Полотняный Завод: как встречали, с кем дружил в Заводах. Об этом поведал автору правнук Александра Сергеевича Григорий Григорьевич Пушкин. В сегодняшнем номере о других интересных фактах истории сватовства поэта. 

По прозвищу Зайчик

... А еще у меня был друг Николай Павлов. В годы Великой Отечественной войны он работал редактором дзержинской районной газеты. А до этого, в тридцатые годы, был литературным секретарем смоленской областной газеты «Большевистский молодняк». Наш район в то время входил в состав смоленской области. В 1936 году Николай приехал в Полотняный Завод. Целью были встречи с долгожителями, которые что-либо помнили о пребывании Пушкина в Полотняном Заводе. Записал Николай рассказ Марии Федоровны Глушковой. Будучи молодой матерью, она служила у последних Гончаровых мамкой, то есть кормилицей. Знала предания о Пушкине, бытовавшие в семье фабрикантов.

Николай Павлов несколько раз бывал в Заводах до войны. Записи воспоминаний старожилов сделал интересные. Мне передал наиболее ценные, которые я использовал в книге «Полотняный Завод».

Приведу такой вот достоверный эпизод. Во время первого пребывания Пушкина у Гончаровых ему прислуживал казачок. По словам Марии Федоровны Глушковой, Александр Сергеевич привязался к ребенку, даже прозвал «зайчиком». За что так прозвал – неведомо. Подлинное имя казачка было Александр Василёв. Мария Федоровна знала его уже состарившегося. Он умер в преклонных летах, за 90… Помнила рассказы Василева о Пушкине. От неё их записал Николай Павлов, некоторыми из них поделился со мной. 

«Бывало, – рассказывала Мария Федоровна, – как наступит утро, так Александр Сергеевич и кричит: «Зайчик!» Ну, казачок уже тут как тут. Знает, что барин  сам как ребенок – поиграть не прочь.

Но большей частью Александр Сергеевич любил проводить время в парке наедине. Даст бывало мальчику пряников, конфет и скажет: «Как позвонят на завтрак (господа собирались на завтрак, обед и ужин по звонку), так прибеги за мной» и уйдет… Казачок был сметливый, никогда не мешал Александру Сергеевичу, не перебивал его и не окликал. Всегда старался делать так, чтобы поэт первым его заметил. Заметит, улыбнется и скажет: «Ну что, Зайчик, наверное, завтракать?» – «Да, барин, пожалуйте завтракать», – подтверждал казачок.

Судьбоносные визиты в Полотняный

Кажется, что о Пушкине известно всё, нет в его жизни белых пятен. А в действительности ещё столько событий остаются неизученными. Вот приезды в Полотняный Завод. Ведь это не рядовое событие, напротив – судьбоносное. Неужели Афанасий Гончаров не устроил бал, как это было принято в дворянских семьях, по случаю встречи будущего зятя, да какого?! Но ведь нету подтверждения, что он состоялся. Предположения только. Например, Сергей Ипполитов, кандидат исторических наук, опубликовал в журнале «Родина» (издатель «Российская газета») некоторые документальные подтверждения и того, что бал в первое посещение всё же был, и указания о том, что ел и пил Пушкин и в первый, и во второй свой приезд. Достоверность приведенных им фактов не вызывает сомнений, ибо он ссылается на архивные материалы, которые хранятся в фондах Российского государственного архива древних актов.

Делопроизводство в имении Гончаровых в Полотняном Заводе было поставлено почти на профессиональную основу. Учету подлежало всё: парусина и валенки для дворовых людей, свежая рыба и семена для канареек, грибы и свечи, французское вино и старое платье, зернистая икра и медвежьи шкуры, вакса и дробь «для стреляния ворон».

Чем потчевали жениха в Заводах....

В большой семье Гончаровых внимательно относились к питанию и детей, и взрослых. В книгах учёта продукты, которые поставляли в имение крепостные крестьяне, тщательно записывали по качеству, по весу, по срокам. В архиве есть поименный список рыбаков, в котором фиксировали количество пойманной ими рыбы, месяц и дату улова. В те времена река Суходрев изобиловала богатством. Водились и щука, и шелеспер, голавли и налимы, окуни, лещи, язи и караси. Всё это подавали на господский стол. Лакомился речными деликатесами и Пушкин.

В первый и второй приезды в Заводы ему, как и всем домочадцам и гостям, подавали такие кушанья, что могли готовить и в самых наилучших московских и питерских ресторациях. Гончаровы на стороне продукты не закупали. В имении был большой скотный двор, обширный овощной огород, безбрежный фруктовый и ягодный сад.

Кухня была у Гончаровых отменная. Вот меню, которое зафиксировано в кухмейстерской книге, хранящейся в архиве: что мог есть Пушкин, когда гостил в Заводах в 1834 году: на обед – уха горячая, пироги, холодный винегрет, осетрина под соусом, на горячее – лещ, десерт – сладкий пирог. В первый свой приезд он вполне мог испробовать на обед: щи горячие, пироги, холодную белугу, ботвинью, соус, котлеты, жареного леща, на сладкое – левашники (маленькие пирожки с ягодой, жаренные в масле). Это всё не гипотезы, всё записано в кухмейстерской книге.

Крыжовенное варенье и бордо

Хочу вернуться к вопросу, был ли бал в честь Пушкина в первый его приезд. Спросил Григория Григорьевича, знает ли что об этом. Получилось любопытно, мы же общались с ним в кабинете Надежды Ивановны Пиманкиной, и она в этот момент подала нам бутерброды и предложила: «Может, водочки, для аппетита, Григорий Григорьевич?» Он: «Не откажусь». Потом рассказал, что в семье Гончаровых вино уважали. А что касается бала: «Не может быть, чтобы его не было». И если рассматривать это событие через винный погреб Гончаровых, то бал был. Сергей Ипполитов «изучил» его. В своей публикации высказал такую гипотезу. В мае 1830 года, в дни когда гостил Пушкин, к столу было подано 86 бутылок вина. Обычно же расходовали от 30 до 50 бутылок, не больше. И что ещё примечательно: больше, чем обычно бывало, разошлось вино марки «Бордо». Пушкин отдавал предпочтение этому вину. Заметим, что у Александра Сергеевича и день рождения был на носу, как же без бала-то?

Гончаровы много варили варенья. Пушкин не был лакомкой, но в Полотняном Заводе вдоволь испробовал клубничное, из малины белой и малины красной, вишневое, из красной, черной и белой смородины, грушевое, сливовое и так далее. Любимым для него было крыжовенное варенье. Это подтверждает и А.О. Смирнова-Россет в своих воспоминаниях о Жуковском и Пушкине. Однажды она вошла в комнату, где находился в этот момент поэт. Вспоминала: «На большом круглом столе, перед диваном, находились бумаги и тетради, не сшитые, простая чернильница и перья; на столике графин с водой, лед и банка с кружовниковым вареньем, его любимым».

Вернемся в 1830 год. Конец мая. Пушкин плотно позавтракал. Выпил на дорожку фужер бордо… Кстати, в молодости он предпочитал шампанское, но в зрелые годы «изменил» ему с бордо… Итак, Александр Сергеевич поблагодарил всех домочадцев, казачка своего, поцеловал руку любимой Наташи - и в путь… Уезжал из имения уже в качестве жениха, а жители Полотняного Завода назвали Пушкина своим зятем. В этом звании пребывает он здесь и доныне и навсегда. До бесконечности…

Александр СИДОРЕНКОВ.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме