Теперь здесь бродят мрак и печаль...

00:00, 08 апреля 2010
Неподалеку от Сухиничей находится неприметная деревушка с замечательным названием Радождево, которое в народе звучало несколько иначе – Радонцево. Здесь много лет назад располагалась богатая помещичья усадьба известных калужских дворян. Бывшие хозяева земельных угодий, наслаждавшиеся в свое время убаюкивающей тишиной и покоем русской природы, даже не помышляли о том, что в недалеком будущем от их загородного имения не останется и следа.

Вскоре те места, где некогда возвышался главный барский дом с хозяйственными постройками, радовали глаз яблоневые сады и длинные парковые аллеи, будут сравнимы с чистым листом бумаги. Приходится признать, что ныне ничто не напоминает о минувшем, и сегодня только при помощи архивных документов можно восстановить в памяти представляющее несомненный интерес прошлое старинного села, хранящего, как и полагается, свою неповторимую историю, связанную с различными и в то же время чем-то похожими между собой судьбами лиц, когда-то его населявших.

Изначально земли, о которых пойдет речь, относились к Козельскому уезду, и в конце XVIII века и без того малое сельцо, ютившееся на Болховской транспортной дороге, делилось на неравные части, куда входили две дворянские усадьбы с крестьянскими домами. Первая с деревянным господским особняком во главе — собственность отставного капитана Алексея Дмитриевича Ладыженского – располагалась на левом берегу извилистой Радождевки, где был вырыт пруд, обсаженный ракитами, и состояла всего из шести дворов, населяли которые 87 крепостных крестьян. Вторая половина сельца — на правом берегу той же речки, включавшая в себя 28 дворов, где проживало 225 крестьян мужского и женского пола, принадлежала дворянину Ивану Ивановичу Ергольскому.

Как свидетельствуют материалы архива, капитан Ладыженский вышел в отставку в 1768 году, что, возможно, позволило ему чуть позже приобрести – или получить по наследству? – небольшой кусок земли в Радождеве. Постройка нового дома в Москве, в Татарской слободе, в 1780 году ничуть не мешала Ладыженским постоянно заботиться о любимой усадьбе, где дворянская семья проводила достаточное количество свободного времени. Так, в 1793 году супруга капитана Екатерина Ивановна не пожалела огромных средств на возведение в селе красивого храма во имя Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, который, несмотря на то, что был изготовлен из дерева, долгое время оставался действующим. Впоследствии, в 1911 году, старанием благодарных прихожан деревянная церковь заменена каменной, однако страшные годы революции не пощадили скромный сельский храм: вскоре он стал ненужным, и в 1940 году бесхозную церковь разобрали.

Так выглядела усадьба при Ладыженских – теперь установить невозможно. Из архивных документов лишь следует, что они довольно долго владели загородным поместьем с прилегавшими к нему небольшими деревнями. К сожалению, не удалось обнаружить точную дату продажи имения следующим владельцам, но, вероятнее всего, это произошло в середине позапрошлого века, когда хозяйкой усадьбы стала супруга тайного советника Екатерина Алексеевна Омельяненко. Дочь княжны Натальи Григорьевны Вяземской и отставного майора Алексея Андреевича Охотникова, за которым в Калужской губернии числилось приличное количество земель и 1200 душ крепостных крестьян, была второй женой небезызвестного Никиты Кузьмича Омельяненко (1779 - 1855), более девяти лет занимавшего должность калужского губернатора, а в 1836 году избранного губернским предводителем дворянства.

Умерший в 1855 году владелец старинной усадьбы был погребен со всеми заслуженными почестями в каменном сельском храме во имя Успения Пресвятой Богородицы в приделе Святого Николая Чудотворца.

После смерти мужа Екатерина Алексеевна осталась проживать в Радождеве и не сразу покинула усадьбу, несмотря на несколько неудобное расположение имения в низине, а потому не особую живописность и приветливость этих мест.

Скончалась она в 1876 году, пережив супруга на два десятка лет, и была похоронена в селе Татаринцы Козельского уезда в семейной усыпальнице потомственных дворян Охотниковых. Усадьба же в сельце Радождево, с которой Е.А. Омельяненко навсегда рассталась задолго до своей кончины, в связи с тем, что трудно было содержать два имения, во второй половине позапрошлого столетия получила новых хозяев. Ими стали состоятельные помещики Запольские, потомки древнего дворянского рода, многие представители которого уже в XVIII веке владели крупнейшими земельными угодьями в Центрально-Черноземном регионе России.

Поначалу радождевская усадьба и 97 душ крепостных крестьян принадлежали известному генерал-майору в отставке Павлу Ивановичу Запольскому, которого как отличного военного и образцового командира полка лично знал Николай I и не раз удостаивал высочайшей благодарности за смотры, маневры и торжественные парады. В 1851 году Запольский занимал должность первого губернатора Забайкалья и помимо этого был избран наказным атаманом Забайкальского казачьего войска. В 1856 году после внезапного крушения карьеры, наиболее вероятной причиной чего стало неисполнение Запольским распоряжений генерал-губернатора Восточной Сибири, он получил отставку и перебрался с семьей в Радождево, где жил безвыездно и где завещал себя похоронить. С 1860 года хозяином имения стал сын Павла Ивановича, Александр Павлович, женатый вторым браком на довольно богатой дворянке, дочери штабс-ротмистра предводителя дворянства по Козельскому уезду Прасковье Алексеевне Бибиковой, владевшей наравне с братьями весьма крупным по масштабам Калужской губернии поместьем при селе Попелево в другом конце уезда. Постоянно проживая в Радождеве, А.П. Запольский, впоследствии дослужившийся до полковника, не раз занимал должность мирового посредника и почетного мирового судьи, а с 1890 года неоднократно избирался гласным от землевладельцев Козельского уезда и входил в уездное земское собрание.

«Чаще других нас посещали наши ближайшие соседи Запольские, именье которых Радождево находилось в семи верстах от Аладина по направлению к Сухиничам. По своему месторасположению Радождево не было живописным, но неотъемлемыми его качествами были - обширный яблоневый сад, большой, обсаженный ракитами пруд, извилистая, изобилующая раками речка, грядки с клубникой и та большая свобода, которой там пользовались дети» - так начинает свои бесценные воспоминания о летних впечатлениях и об отдыхе, проведенном в Калужской губернии, Татьяна Александровна Аксакова-Сиверс. Благодаря этим крупицам памяти, запечатленным на бумаге, в нашем воображении невольно возникает давно угасший облик старинного поместья с деревянным господским домом во главе, где часто собирались гости, обычно приглашенные из соседних барских угодий.

В описываемое Аксаковой-Сиверс время полковника Запольского уже не было в живых. Заложенное Радождево, два раза в год систематически назначавшееся на торги за неуплату процентов в дворянский банк, унаследовал его сын от первого брака Николай Александрович, земский начальник, человек очень симпатичный и столь же легкомысленный и беззаботный. Однако, может быть, потому, что он, по словам Аксаковой-Сиверс, принадлежал «к тем незлобивым птицам небесным, которые не пекутся о завтрашнем дне», судьба его хранила: всегда находились преданные друзья, которые выручали поручика в последнюю минуту, и Радождево таким образом уцелело до 1915 года, когда было успешно продано. В бытность свою на военной службе в Харькове, Николай Александрович женился на вдове своего однополчанина М.А. Вржец, оставшейся после смерти мужа с маленьким ребенком на руках. Брак оказался удачным. Поселившись в Радождеве, Мария Аркадьевна быстро привыкла к деревенской жизни, стала хорошей хозяйкой, отменно готовила, целый день наводила в доме чистоту, лишь изредка вспоминая родную Украину. Сам хозяин имения, страстно любивший осеннюю охоту и связанный крепкой охотничьей дружбой с помещиками близлежащих угодий, часто проводил время в тянувшихся по берегам Жиздры обширных лесах, изобилующих озерами.

В 1898 году часть усадебной земли, состоявшей в то время из 586 десятин, дворяне Запольские сдавали под дачу зажиточному сухиничскому мещанину И.Ф. Соломатину, который, кстати, сумел выкупить тогда же и вышеупомянутое имение Охотниковых в селе Татаринцы, а в 1915 году навсегда расстались с Радождевом, благополучно продав его полковнику Кирьякову. О последнем хозяине поместья неизвестно ничего, даже его инициалов. Он владел имением до революции, а впоследствии усадьбу постигла та же участь, что и многие, схожие с ней, дворянские гнезда России, как малые, так и большие.

Ныне бывшая дворянская усадьба полностью стерта с лица земли. Сейчас там гуляет ветер, и тоскливый удручающий пейзаж наводит на невеселые мысли, ведь от старого барского имения сохранились лишь жалкие фрагменты липового парка и заросший пруд. Деревянный помещичий особняк середины XVIII века, который весьма долго служил хозяевам усадьбы, никогда не перестраивался в камне, а потому со временем износился: после революции жилое здание, требовавшее определенного ухода и обязательного ремонта, постепенно пришло в абсолютную негодность и его сломали. Поблизости от пруда, на месте главного господского дома, сегодня можно обнаружить выполненное из серого гранита старое надгробие с легко читаемой надписью: «Здесь погребено тело умершего раба полковника Александра Павловича Запольского…» (на фото).

Массивную надгробную плиту, ранее находившуюся возле церкви на сельском кладбище, где когда-то было устроено большое родовое захоронение дворян Запольских, под одной из вековых елей нашли как-то совершенно случайно местные жители и принесли на место усадьбы. Ныне о заброшенном памятнике постоянно заботится природа: от страшных холодов его укрывает снег, от ветров и дождей бережно защищает, укутывая, теплое покрывало осени, сотканное из жарких листьев. А вокруг – печаль и безмолвие…

Юлия ПИОНТКОВСКАЯ.
Фото автора.
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.