Человек - легенда

10:27, 15 мая 2019

Георгий Соловьёв стоял у истоков оперативной работы ИТУ области

Данный очерк – попытка систематизировать имеющиеся архивные материалы и воспоминания тех, кто хорошо знал подполковника внутренней службы Георгия Петровича Соловьева, в трудовой книжке которого одна-единственная запись: «Служил в органах внутренних дел 47 лет 4 месяца 17 дней». Из наград отметим главные: медали «За победу над Германией», «За боевые заслуги», «За воинскую доблесть», «За безупречную службу» и «Ветеран труда». Образ этого человека, волевого, решительного, выведен и в произведениях калужских писателей «Колония» М.П. Янышева, «Общежитие» и «Сослуживцы» А.Д. Демидова.

Как всё начиналось

Меняющаяся с годами уголовно-исполнительная система привела к замене лагерных структур исправительно-трудовыми учреждениями при региональных управлениях внутренних дел.

Отдел исправительно-трудовых учреждений УВД Калужского облисполкома окончательно сформировался к 1970 году. Необходимый правопорядок в колониях установился с приходом в ОИТУ в качестве заместителя начальника отдела по оперативно-режимной работе Георгия Петровича Соловьёва.

Послужной список военного и послевоенного периода  – ушедшие в историю страницы становления пенитенциарных учреждений. В 1943 году, в  16-летнем возрасте, он надел форму рядового красноармейца, в 1944 году был переведён в 63-й истребительский батальон УНКВД по Московской области. Служил на разных должностях в системе, потом закончил Ленинградскую школу политсостава ГУЛАГа, чуть позже - Львовскую специальную среднюю школу подготовки начсостава МВД СССР и был направлен в Калужскую область. В 1967-69 гг. служил в должностях начальника штаба дивизиона и командира роты. 

Длительная непосредственная работа со спецконтингентом сформировала и развила у Георгия Петровича оперативное чутьё, без которого невозможно ориентироваться в складывающейся обстановке в среде осуждённых.

Руководитель от бога

За время восемнадцатилетней службы в должности заместителя начальника ОИТУ УВД Калужского облисполкома по оперативно-режимной работе в полной мере проявился его талант и руководителя, и воспитателя сотрудников, и оперативного работника по раскрытию преступлений и преступных замыслов в ИТУ.

Особые заслуги Соловьева в совершенствовании работы оперативно-режимного отделения ОИТУ и режимно-оперативных частей и служб подразделений на местах их дислокации. Георгию Петровичу пришлось почти с нуля подбирать и воспитывать кадры для следственного изолятора, колонии общего режима, двух колоний усиленного и двух строгого режима, двух лечебно-трудовых профилакториев для ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы. Обеспечивал порядок на промышленных предприятиях, где были заняты общественно полезным трудом осуждённые; систематически проводил инструктажи и семинары для инженерно-технических работников на производственных и иных объектах. Постоянное выполнение планов и заданий осуждёнными было во многом и его заслугой. 

Со своими знаниями и опытом, чувством долга Соловьёв стал любимцем и лидером в среде сотрудников разных частей и служб отдела и его подразделений. Многое Георгий Петрович сделал для установления доброго сотрудничества со спецкомендатурами милиции, куда направлялись по решению судов осуждённые условно с обязательным привлечением к труду.

Одной из главных черт Соловьёва была предельно высокая требовательность к себе и отеческая забота о своих подопечных, оказание им моральной и практической помощи. Молодые буквально тянулись за ним, прислушиваясь к его советам. 

В самых сложных ситуациях, к примеру, связанных с бунтом осуждённых и  с захватом заложников, он находил правильные решения, давая другим сотрудникам возможность действовать разумно и решительно. Все ЧП удавалось разрешать без применения оружия и пролития крови…

Добровольный заложник 

Однажды поступило сообщение о взбунтовавшейся колонии строгого режима и захвате главарём  «отрицаловки» двух заложниц из числа сотрудников санчасти. Бунтовщики для переговоров выдвинули свои требования. Тогда Георгий Петрович принял неординарное решение и вошел  в зону к бунтовщикам один, без оружия и охраны. Сразу выдвинул требование: «Отпустите женщин! А за всё остальное легко отвечу лично». Последовал отказ, но он не дрогнул и настоял на своём, хотя бунтовщики ещё долго требовали начать переговоры без его условий. Ничто не помогло переупрямить стойкого начальника. Женщин в конце концов отпустили, страсти улеглись, и конфликт был разрешен. Во время его добровольного заложничества и длительных переговоров с ярыми зачинщиками бунта оперативно-режимные работники потихоньку из отрядов вывели отрицательно настроенных осуждённых, водворив их в штрафной изолятор и помещение камерного типа. Основная положительная часть осуждённых поддержала правильные действия администрации колонии. Бунтовщики и их помощники по нарядам ГУИТУ МВД СССР вскоре были переведены в места лишения свободы за пределы Калужской области. 

Что же заставило Соловьёва принять такое рискованное решение? К этому времени он уже знал, что имеет в среде осуждённых немалую поддержку и понимание. Он им всегда желал добра и в трудных ситуациях никому не отказывал в помощи.

Георгий Петрович умел разговаривать не только с заключенными, но и с их осиротевшими родителями, помогал им и другим родственникам – и всё ради исправления и перевоспитания осуждённых, делал это без всякой корысти. То время было омрачено всеобщим продуктовым дефицитом, когда негде было купить необходимые вещи. Георгий Петрович никогда не пользовался ни высоким служебным положением, ни распространённым тогда блатом и взяток не брал. Всё это было неприемлемым для Соловьева.

Был в его практике такой случай… Однажды в кабинет в приёмный день зашла женщина, пожаловалась на незавидную свою судьбу и попросила перевести её сына из мест лишения свободы другого региона в нашу область, чтобы чаще приезжать на свидание с сыном, положительно влиять на него. Георгий Петрович пожалел мать, пообещал помочь. А после ухода женщины он обнаружил среди рабочих бумаг 25-рублёвую купюру. Соловьев тут же нашёл почтовый адрес женщины, чтобы вернуть ей деньги. Дочь, выполнив тогда его просьбу, оставила квитанцию на вечное хранение и на память о своем отце, честном, совестливом человеке.

Умел держать слово

Соловьёв никогда не раскрывал имени человека, от которого получал закрытую информацию. О его людях не знал никто: ни осуждённые, ни другие оперативные сотрудники. Он умел накрепко зашифровать своих осведомителей, обезопасив от расправ и других неприятностей, в исключительных случаях помогал им в досрочном освобождении из мест лишения свободы, а некоторым из них помогал в трудоустройстве и на свободе.

Сила авторитета Георгия Петровича в среде спецконтингента строилась на взаимном доверии, правде и умении держать данное слово. При любых осложнениях и конфликтах его доверенные лица просили своих начальников вызвать в колонию Соловьёва, и он всегда откликался на подобные просьбы, используя эти  встречи для разрешения конфликтов и готовящихся преступлений.

А еще Георгий Петрович считал для себя необходимым во время чрезвычайных происшествий или массовых беспорядков обязательно вызывать на личную беседу каждого осуждённого. Это правило помогало ему быть всегда в курсе противоречивых событий и постоянно возникающих вредных настроений. Он был опытным психологом. Полностью доверяя сотрудникам колонии,  своего подхода не менял.

Для большинства сослуживцев Соловьев остался в памяти и строгим начальником, и  настоящим другом. Его поручительство давало возможность многим беспрепятственно продвигаться вверх по служебной лестнице.

В ветеранской организации УФСИН России по Калужской области есть хорошая традиция – отдавать дань уважения людям, вписавшим яркую страницу в историю пенитенциарной системы региона, ставших её легендами. Накануне 140-летия УИС ветераны посетили могилы своих бывших коллег, в том числе и Георгия Петровича Соловьёва,  чтобы почтить их светлую  память.

Людмила ТЮНИНА.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме