Мини и макси Элеоноры Маратовны

15:16, 26 июля 2019

У замечательного цветовода на участке красиво всё: от миниатюрных растений до великанов.

В июне довелось, наконец, осуществить давнюю мечту – побывать в гостях у одного из лучших цветоводов Калуги (это десятки раз признанный факт) и области (это мое твёрдое мнение). Я была знакома с ней давно, встречались на урожайных выставках и различных семинарах. И тут вдруг – счастье: Элеонора Маратовна Лукина пригласила посмотреть на цветение черешковой гортензии, о которой писала в нашем приложении. Едем далеко – небольшой, всего в четыре сотки, участок находится на Тихоновой Пустыни, в СНТ «Поляна».

Аромат – ещё у калитки

У Элеоноры Маратовны – самый минимум овощных и ягодных культур в глубине участка. Всю остальную площадь занимают декоративные растения.

 – Я занимаюсь декоративными культурами больше двадцати лет и сейчас даже трудно предположить, сколько видов и сортов растений в коллекции, – говорит она. – Очень много. Только гортензий разных двадцать видов, двадцать первая – черешковая.

При входе на участок – два чубушника. Один – с крупными темно-зелеными листьями и крупными цветками на ветвях, образующих белоснежные арки. Второй – с более мелкими светло-зелеными листочками и маленькими, но о-очень душистыми цветками. Это чубушник земляничный. Они сразу тепло обнимают входящего ароматами.

Заходишь – и объятия запахов не размыкаются. Вся передняя часть участка посвящена духовитым растениям. Например, цветет и благоухает рослый ваточник – довольно редкий гость в садах наших земляков. В этой же части участка – почвопокровники. Чабрец – ну кто же не любит этого аромата! – мягкими переливами красок разлился повсюду. Он, оказывается, может пахнуть по-разному. Есть с лимонным оттенком, мятным и с чуть «одеколонистым». И величина растений разная бывает, и «экстерьер», и окраска листьев – даже «мелированная», или вариегатная, если правильно выражаться. Есть тимьян с жесткими бархатистыми листочками, есть с мягкими серыми. С белыми, фиолетовыми и даже с красными цветками.

 – Тимьян очень люблю, у меня его много, – признается Элеонора Лукина.

А никто и не сомневался в этом. Наша героиня любит все свои (и даже, подозреваю, не свои, а вообще все) цветы и декоративные растения. Это я знаю точно – из наших встреч на выставках. На одной из них она вдруг подчеркнула:

 – Очень хорошо, что вы не спрашиваете о моем любимом цветке, – этот вопрос корреспонденты задают постоянно. Люблю все.

И точка. Я запомнила. Как запомнила еще одну фразу мудрой Лукиной, когда она пожурила за то, что не помню название цветка:

 – У каждого растения, как и у человека, есть имя. Надо его знать.

Трогательные миниатюры

Низкорослая спирея с пышными шапками цветков вполне способна украсить клумбу, ведь она – миниатюрная. Тут же маленький барбарис. Какие же трогательные эти «карлики»!

Вероника – тоже невысокое растение. Оно неприхотливое, и цветки ее разных видов могут быть одиночными или собранными в соцветие-колосок. У Элеоноры Маратовны есть вероничка с пепельными листьями, и на этом седоватом фоне ее фиолетовые цветки смотрятся особенно эффектно.

Венчает первую осмотренную нами композицию низкорослая горная сосна. Из-за своих небольших размеров и стелящегося стволика она выглядит особенно пушисто – иглы-то достаточно длинные. Настоящий бонсай.

Повсюду – подушки обриетты, крохотные (и побольше) колокольчики. Очаровательный мелколепестник – мелкие «ромашки» с тонкими лучами. Ранункулюсы, анемоны. 

Изящные невысокие розы… Это уже другая, завершенная по задумке автора композиция. Кого-кого, а меня в ней больше всего привлек ансамбль желтой лапчатки (курильский чай) и ярко-красной гвоздики – травянки, кажется. Ну почему все так невыносимо красиво?!

 – Вы дизайнер по профессии?

 – Нет. Бухгалтер.

 – Значит, у вас душа художника.

У Элеоноры Маратовны очень много хост. Любители этого растения знают, что у них удивительное разнообразие окраски, величины и формы листьев, высоты кустов. Листья есть с закрученными кончиками, с полосками посередине и по краям – белыми, светло-зелеными, желтыми. Это растение используют из-за красивой формы куста и эффектных цветовых пятен, которые они создают на клумбах и газонах. Но они еще и цветут – одни неярко и невпечатляюще, другие – вполне симпатично, белыми и сиреневыми «колокольчиками». У Лукиной, кажется, есть почти все имеющиеся в культуре хосты, а самая крохотная из них – едва ли сантиметров пять-шесть высотой, сорт «Мышиные ушки». Но туда же – цветет!

Кстати, одними из самых злостных врагов хосты являются слизни, и если не травить их метальдегидом (не везде и не всегда это возможно), то все эти способы с раскладкой яичной скорлупы или крупной золы не всегда срабатывают. Хороши, говорят, ловушки с пивом, но есть риск заманить этих паразитов в гости со всех соседних участков. Ручной сбор – тоже вариант не для всех: отвратительное занятие, знаю. Элеонора Маратовна справляется так: у нее в опрыскивателе 9-процентный уксус и она просто понемногу брызгает на растения – один день, другой, третий – и все чисто. Эффективность метода подтверждает интернет: вредители от воздействия уксуса сначала сбрасывают слизь, начинают вырабатывать другую и снова чувствуют себя вполне сносно, но при повторных обработках – погибают.

Воплощение мечты

А еще я увидела здесь свою мечту. Вернее, одну из «мечт». Второй год в моем палисадничке растет астранция. Ее цветки – настоящее счастье – неяркое, негромкое, но необыкновенно изящное, легкое, радостное. Так вот, минувшим июнем моя астранция порадовала всего одним цветком, нынче – небольшим букетиком. А вот у Элеоноры Маратовны выглядит так, как и мечталось, – с множеством нарядных соцветий, причем у разных сортов – разного колора, от лимонно-зеленого, светло-розового до темно-розового.

Даже гвоздика турецкая здесь необычная. Казалось бы, ну кто из людей, у которых возле дома есть или был хоть какой-то цветник, ее не знает! Не спутаешь ни с чем. Но у меня случился еще один «провал Штирлица». Удивительный сорт с пышной, почти круглой шапкой удачно маскировался под флокс и чуть ли не под гортензию. И барвинок – привычное стелющееся растение – особенный: с лимонной листвой. Да, ну как я забыла, что здесь все непросто!

А в цветнике возле теплицы – лаванда. Встречала ее и в других садах, но не такие пышные заросли. А тут – кусочек французского Прованса: здоровые, радостные, мощные растения.

 – А говорят, в нашей полосе у лаванды проблемы с зимовкой...

 – Надо заботиться. Я ее пригибаю, укрываю.

Рядом с лавандой – пижма. И, как вы догадались, тоже непростая: курчавая. Глаз не оторвать! А еще из условных «дикоросов» – полынь, но видовая – нежная ажурная прелестница. Она неагрессивна по отношению к соседям-растениям: хотя и расползается, но расти нисколько не мешает.

Венечник – изящное растение. Травянистое, с длинными узкими листьями и утонченными белоснежными цветками. Мне венечник напомнил обитательницу моего палисадника – камассию, поэтому и предположила, что из семейства лилиецветных. И не угадала. Не луковичное. Венечник красив и сам по себе и, думается, прекрасен в композициях с более мощными, не такими утонченными растениями.

Крупно, пышно, величаво

 – На самую красоту и не глянули ни разу! – справедливый упрек со стороны хозяйки.

Мы ведь специально подгадали свой приезд к цветению гортензии черешковой. Прекрасная лиана с белыми зонтиками цветков окутала старое дерево и взвилась высоко вверх. Огромное облако в чисто-синем небе.

«Более мощной и эффектной, морозостойкой лианы, способной расти в климате средней полосы России, не существует. Цветет этот вид самым первым — в июне... Сначала гортензия черешковая растет медленно и как правило не цветет. Со временем она «набирает скорость» и выдает огромные приросты, примерно 60 см за сезон. От посадки до цветения может пройти 7-10 лет, зато потом с каждым годом цветков будет все больше. Так что это растение для терпеливых садоводов. Агротехника проста — богатая перегноем, увлажненная почва и солнце. Но главное — опора. Наиболее эффективная опора — стволы старых деревьев. Гортензия не является паразитом, ее воздушные корни лишь прикрепляют побеги и выносят их вверх».

Так писала Элеонора Лукина в одном из выпусков нашей газеты. И кто, как не она, может подробно рассказать о своей давней воспитаннице (красавице уже двадцать лет) – такого великолепного экземпляра я не видела пока ни у кого.

 – Про нее пишут: она любит тень, но у меня прекрасно растет на солнцепеке! – замечает наша собеседница. – Правда, основной прирост все-таки с теневой стороны.

Здесь, под сенью гортензии и княжиков (лиана, родственница клематиса), – еще одна тематически законченная растительная композиция из теневыносливых и тенелюбивых. Много папоротников разной «конфигурации» – ажурные, кучерявые, с «бусинками» на листьях, а у кочедыжника Виктория перья на листьях направлены вверх-вниз, придавая растению необычность и легкость.

В тени прекрасно чувствует себя бузульник «Мария» с крупными красными листьями. И еще одно растение с мощными листьями я перепутала с бузульниками. Оказалось – дармера. Будем знать!

Акцент композиции – тис ягодный. Тоже нечастный гость в садах жителей нашего климата. Вернее, многие пробуют его выращивать, но терпения не хватает – растет медленно. У Лукиной и он «страдает гигантизмом». Это пышное, очень декоративное хвойное растение с мягкими плоскими листочками-иголками здесь вымахало выше человеческого роста. Ему тоже два десятка лет, а вообще в природе он, как пишут некоторые источники, может жить сотни лет. Есть еще и желтый тис, на нем красные ягоды приятно смотрятся.

А клематисов на участке просто не считано. От самых простых, с изящными мелкими цветками, до крупных махровых разного цвета.

 – Один клематис, сорт Арабелла, у меня раньше представлял собой целую клумбу. Я под ним укладывала пленку, засыпала корой, а его раскладывала на этой коре. И он так цвел – красиво, обильно, до самых заморозков. Сейчас у меня места все меньше, и его пришлось приподнять. Говорю: не обижайся, ребенок, дай другим порасти!

Праздник цвета

Отдельный разговор о розах. Их много, но от роскоши некоторых дыхание прямо-таки перехватывает. Около теплицы расплескался цветом Розариум Ютерсен. Я встречала в различной литературе много отзывов о нем. Сорт-праздник, сорт-фейерверк! Это один самых обильно цветущих, с крупными махровыми густо-розовыми цветками. Первое цветение обливное, «с ног до головы», но и потом цветки появляются весь сезон.

Однако мне в последнее время почему-то больше всего нравятся немахровые и полумахровые сорта, приближенные к их дикому родственнику. Они более крупно и пышно, чем шиповник, цветут, обладают более ярким колором. У Элеоноры Маратовны таких сортов два – великолепный рослый шраб Дортмунд и ландшафтный, широкой души Кнок Аут (KNOCK OUT). Кнок Аут из-за своей красоты и нетребовательности к условиям произрастания считается сортом будущего, потому что обладает исключительной устойчивостью к заболеваниям, выносит сухость, зимостоек и невероятно обильно цветет. У этой розы из-за цветков почти не видно листьев и побегов. Лепестки собраны в волнистое вишневое блюдечко со светлым пятнышком посередине. Кнок Аут – настоящий нокаут для таких, как мы, невыдержанных на восторги гостей!

Татьяна МЫШОВА.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.