Летопись освобождённого города

14:59, 17 января 2020

Коммуна.

Частью повседневности были культ героя и самоотверженный труд

Идет время, меняются поколения, однако газета, как своеобразная летопись, хранит не только информацию. Поток событий, который день за днем фиксируется на ее страницах, отражает дух времени, повседневность. Это обычное слово в культурологических словарях превратилось в особый термин.  Повседневность – «целостный социокультурный жизненный мир, представляющий естественное, самоочевидное условие человеческой жизнедеятельности». Калуга стала первым крупным городом, который был освобожден в ходе битвы за Москву. С 4 января 1942 года возобновился выход городской газеты «Коммуна», однако сегодня самые первые ее номера не так-то просто найти. Они есть в Государственном архиве документов новейшей истории Калужской области. Я листаю старые страницы в читальном зале Российской государственной библиотеки. Так получилось, что подшивку мне случилось посмотреть здесь, в подмосковных Химках. Приглашаю и вас совершить путешествие в прошлое, в январь и февраль 1942 года. Минуло ни много ни мало 78 лет... 

Траур

Весь январь день за днем на первой странице газета публикует заметки о том, как хозяйничали немцы в городе. Необходимо было увековечить трагедию тех дней  для поколений. Но тут же появляется и начинает доминировать другая тема – восстановление городских предприятий, налаживание мирной жизни (насколько она возможна в военное время). 

Номер от 8 января рассказал о траурном митинге по случаю похорон жителей города и воинов, погибших при освобождении Калуги. Увы, смерть – тоже элемент повседневности тех дней… В небольшой статье 

А. Минкиной «Мы отомстим» не уточняется, где именно и когда проходило это событие. 

«Вот, согнувшись под тяжестью горя, стоит 67-летний Михаил Николаевич Козинский. В этой братской могиле и его 24-летняя дочь. Веселую, жизнерадостную Шуру Козинскую немцы безжалостно замучили, оставив сиротой ее полуторамесячного ребенка». В «Именном списке калужан, погибших во время немецко-фашистской оккупации Калуги», который опубликован во втором томе изданной в 2013 году книги «Калуга. Сорок первый год», имя Александры Козинской не значится. Это трудоемкая работа: кроме полного охвата источников требуется уточнение данных, содержащихся в них. Женщина, например, может быть указана в газете по девичьей фамилии, а в документах – по фамилии мужа. Поэтому не факт, что ее совсем забыли.

«Вот лежит танкист тов. Рябоконь, убитый при взятии Калуги, – продолжает автор. – Русский богатырь, красавец. Их много здесь, больше полутораста...» Секретарь городского комитета ВКП(б) Сурков призвал за каждого убитого калужанина уничтожить «больше сотни фашистских бандитов». В духе публицистики тех беспощадных лет звучат и другие призывы к жестокой мести. После речей раздаются залпы салюта. «Комья земли падают на родные тела». Либо это такой оборот речи, либо автор что видит, то и пишет буквально, и похороны проходят без гробов – война. На холм земли возлагаются гирлянды и венки.

Да будет свет!

В Калуге нет света. Артель «Лесхимпром» взялась за работу уже на второй день после освобождения, наладив выпуск свечей, в том числе для армии. 2 января было изготовлено 85 килограммов свечей, а 6-го - уже 169. С 10 января артель переходила на круглосуточную работу, обязавшись выпускать по 200 килограммов свечей, то есть 1300 штук. Без них в городе, где нет электричества, как без рук. А вот много это или мало – другой вопрос. И газета, и автор статьи «Перевыполняем норму» в № 5 от 9 января председатель артели Н.Новиков обошли его стороной. Кроме свечей «Лесхимпром»  взялся за изготовление оконной замазки. 

На следующий день после освобождения, 31 декабря 1941 года, началось восстановление тепловой электростанции, завода Народного комиссариата путей сообщения (ныне Калугатрансмаш), где установили дизель в 140 киловатт. Он заработал 22 января, выдав электроэнергию для ТЭЦ и завода. 10 января 1942 был пущен локомобиль горместкома, город получил первое электричество. А сама ТЭЦ была восстановлена 31 января. Но разрушенные районы города нельзя было обеспечить электричеством. Налаживался торговый транспорт. А главным видом транспорта в городе была лошадка. «Бочки, повозки, сани, хомуты – все это разыскивается по разным закоулкам, чинится, приводится в порядок», - сообщал анонимный автор заметки «Торговый транспорт оживает» в № 20 от 27 января. Руководство города одной из первоочередных задач ставило восстановление тракторного парка.

Приступили к работе детские сады, и заведующая садиком № 20 Астахова написала для газеты заметку «Вернулось счастливое детство» (№ 8 от 13 января). Она не указала имени. Единого стандарта для подписей «Коммуна» не придерживалась, можно было указывать полное имя, один инициал или вообще одну фамилию. Калужанка поведала о бесчинствах фашистов, которые сломали три рояля в разных садах, мебель, «своими погаными сапогами потоптали художественные картины, детские игрушки, елочные украшения. Гитлеровские мерзавцы думали искоренить очаги коммунистического воспитания».

В том же номере под псевдонимом В.Ж. опубликована статья с плакатным заголовком «Честно выполняли свой долг». Речь идет об участи городского роддома в период оккупации. Немцы приказали освободить здание, как только вошли в город, на второй день. Медицинский персонал перевел рожениц в пустующие помещения тогдашней детской консультации на улице Декабристов, 3. «Ценнейшее оборудование, мебель, посуду роддома немцы присвоили себе, библиотеку и отчетность пожгли в печах». Назовите мне теперь один роддом, имеющий собственную библиотеку! Сегодня то тут, то там возникают споры, один вопрос на повестке дня: с какого возраста приобщить ребенка к чтению? Вот он, ответ – начинать, когда он еще не родился, и приобщать не только ребенка, но и самих родителей. 

Музеи, архивы и кино

Особая тема – спасение экспонатов краеведческого и художественного музеев. Многое было уже упаковано в ящики для вывоза в Германию, но до погрузки дело не дошло, Калугу освободили. Что происходило во время оккупации, рассказал 14 января в № 9 Николай Маслов, научный сотрудник художественного музея. Он тогда располагался не в отдельном особняке на улице Ленина, где сейчас, а во дворе краеведческого музея, во флигеле. Статья называлась «Как немцы хозяйничали в музее». Но подробней об этих событиях поведает книга «Калуга. Сорок первый год» (второй том). Несколько дней спустя научный сотрудник Дома-музея К.Э. Циолковского П.С. Рыжечкин описал, что творилось там, где жил ученый. Калужские музеи приступили к обработке и восстановлению фондов.

22 января «Коммуна» поместила короткую информашечку «Сберегли от фашистов». «Машинистке Калужторга тов. Недригайловой удалось сберечь немалую ценность – пишущую машинку. В день освобождения Красной Армией Калуги тов. Недригайлова явилась на работу вместе с машинкой». Может быть, слова «немалую ценность» вызовут сейчас, в компьютерный век, улыбку. Но поставьте себя на место этой машинистки!

Мало-помалу город оживал. Начали работать МТС, лесозавод, фармацевтическая школа, городская поликлиника, магазины, вставали из руин заводы. Наконец открыл свои двери архив.

В № 34 от 12 февраля появилась небольшая статья «Право на культурный отдых» В. Готовцева. «В период своего хозяйничания в городе фашисты превратили центральный кинотеатр в кино для немецких солдат, где демонстрировалась гнусная пошлятина. Они выбросили на улицу богатую библиотеку кинотеатра (узнав, что библиотека была при роддоме, не удивляюсь, что была и при кинотеатре. – В.Б.), сожгли ограду, осквернили скульптуру вождя народов тов. И.В. Сталина».    

«Центральный» возобновил работу 7 февраля. В этот день его посетители посмотрели фильм «Цена жизни». Обязательно хочу увидеть эту киноленту, представить себя одним из тогдашних зрителей. Ее снял режиссер Николай Тихонов в Туркмении в 1940 году. Фильм повествует о старом хирурге, который запрещает дочери заниматься парашютным спортом, это, мол, очень опасно. Но жизнь вынуждает его самого совершить прыжок: нужно спасти ребенка, а самолет, на котором он вылетел, не может приземлиться из-за бурана. Искусство было призвано воспитывать героев. Их требовало время. И культ героя тоже становился частью повседневности…

Виктор Боченков.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.