Найти человека и не потерять

00:00, 16 сентября 2005

В наше время люди исчезают, как тени в полдень, и не всегда их следы находят. По данным уголовного розыска, за восемь месяцев нынешнего года в нашей области было заведено 367 разыскных дел на без вести пропавших, найден 101 человек, неизвестна судьба 371 гражданина (здесь значатся и пропавшие в прошлые годы). Из 135 обнаруженных за этот же период трупов опознано 107, а неопознанный (переходящий) остаток - 443 тела.

Многие из этого скорбного списка, скорее всего, стали жертвами преступлений. А теперь еще появился особый класс людей, которые в силу разных причин оказались на обочине жизни - без работы, без средств к существованию, пьющие, без родственных связей: И только потому, что у них есть крыша над головой и стены с отдельным входом, они становятся объектом внимания «предпринимателей»,«черных риэлтеров», делающих на этих несчастных свой криминальный бизнес. Ситуаций, когда люди в одночасье превращаются в бомжей, тысячи. И, похоже, никому нет дела, пасутся ли они годами по помойкам или умирают под забором, как бродячие собаки. Это, кстати, одно из достижений нашей демократии, когда любой человек вправе не работать и жить, где хочет.

История, о которой мы сегодня расскажем, развивается по похожему сценарию. Если не вмешаться и не изменить ход событий, она может завершиться драмой (или трагедией) для молодого человека, а, может быть, и для нескольких людей.

О беде, в которую попал 18-летний калужанин, нам поведало письмо, присланное в редакцию из Липецкой области.

Человек - иголка в стоге сена?

«Здравствуйте, дорогая редакция газеты! Пока обращаюсь к вам, думаю, что именно вы можете помочь в этом нелегком вопросе.

В 1974 году я вышла замуж в Калуге и жила с мужем, а потом с двумя сыновьями на улице Никитина. Но наш папа нашел другую женщину, и нам пришлось уехать на Чукотку, а он стал жить с новой женой, и вскоре у них тоже появился сын, Александр.

Я не общалась с бывшим мужем, даже алименты он не присылал, а вот старший сын позже учился в Калуге и был хорошо знаком и дружен с братом по отцу. Позже Саша часто писал сыну, что мать и отец пьют, даже собирался уехать к нам.

Но вот однажды, в марте, прислал телеграмму: «Умер отец». Мои сыновья выехали на похороны. Вернулись в ужасе: как живут?!

В мае снова телеграмма: «Умерла мама». Дети сразу не смогли выехать - вызвали Сашу на переговоры, но он не пришел. А чуть погодя, в июне, телеграмма: «Рома (старший сын), выезжай, Саша пропал, квартира продана».

Ребята срочно выехали, но Сашу не нашли. В квартире уже новые жильцы, они дали адрес неизвестно какой и сказали, что заплатили Саше 80 тысяч рублей. Из них он погасил задолженность по квартире, сделал приватизацию и продал им жилье.

А парню в марте исполнилось 18 лет. Куда делся мальчишка - неизвестно. Мои ребята искали его по адресам, но не нашли. А соседи сказали, что он часть денег отдал, чтобы не идти в армию. Но ведь теперь он точно станет бомжом, а Саша еще не алкоголик, его можно спасти.

Помогите найти мальчишку! Помогите ему вернуть жилье. Ведь после армии он повзрослеет и вернется к себе домой. Только не подумайте, что нами владеют корыстные чувства! Нет! Мои мальчишки женаты, имеют по сыну, у каждого отдельное жилье и машина. Мы обеспечены. Но неспокоен старший сын. Ведь он хорошо знал мальчика, хотел ему помочь. Как такое случилось за короткий срок? Как хватило совести у людей поменять жизнь парня на жилье?

Пожалуйста, помогите парню, если он еще живой. Я опасаюсь, что возможно и худшее, так как его мать умерла неизвестно как.

Надеюсь на сострадание, на то, что хамы, проныры и сволочи понесут наказание».

Пришла беда - отворяй ворота

Мы не могли остаться равнодушными к этому письму. Однако в редакции нет сыскного бюро! И никогда прежде нам не приходилось искать пропавшего человека. Но мы его нашли!

А начали с того, что обратились к начальнику УВД Н.Денисову с просьбой оказать содействие в розыске Александра. Через некоторое время из Управления уголовного розыска УВД пришел долгожданный и обнадеживающий ответ, из которого следовало, что наш парень с середины июня зарегистрирован и проживает в Бабынинском районе, в д.Внуково. Но хотелось лично убедиться в этом.

По протекции коллег из пресс-службы УВД вашего корреспондента радушно встретили в Бабынинском РОВД. Здесь его ожидали две новости: хорошая и плохая. Хорошая: Александр жив и здоров. Плохая: он находится под следствием. Именно поэтому заместитель начальника милиции общественной безопасности К.Кузин, начальник уголовного розыска А.Синицын и участковый уполномоченный М.Жуков хорошо знают объект редакционного внимания. Они-то и рассказали, что Александр живет в собственном доме, не работает (в деревне нет работы), а в конце августа выкрал у соседа охотничье ружье, гуся и двух кроликов. Теперь он «под колпаком» у милиции, то есть под подпиской о невыезде в ожидании исхода уголовного дела.

Грустная перспектива, но разве неожиданная?

На редакционном «баргузине» (по сельским дорогам на танках лучше ездить) в д.Внуково (она километров за тридцать) мы отправились с участковым Михаилом Жуковым. Мудрая была мысль: никаких самостоятельных поисков - деревню не местным найти сложно - никаких тебе обозначений. А сама деревенька словно вымершая, ни один человек на улице не встретился, у кого спросишь?

Нам повезло - Саша был дома. Визиту журналиста в компании с участковым он удивился и несколько растерялся. Наивно было рассчитывать, что незнакомой тетке парень сразу душу распахнет. Но благодаря группе поддержки, то есть М.Жукову, разговор состоялся.

«Назюзюкаюсь - и домой»

Дом просторный. Но на этом все его преимущества заканчиваются. Стены обшарпанные, кругом антисанитария, буквально атакуют ужасно кусачие мухи.

Саша живет здесь не один. На кровати спала, посасывая бутылочку с молоком, семимесячная девочка, тезка хозяина. Во дворе хлопотал некто Павел (Саша отрекомендовал его своим другом) - отец спящей малютки, другой его малыш находился рядом. А чуть позже на горизонте нарисовался, точнее, вышел из сарайчика, мужчина постарше. Хозяин дома представил его отцом друга. М-да:

- Знаешь, Саша, а тебя ведь родственники разыскивают.

В ответ - ни удивления, ни радости - нулевая реакция.

- Вот даже редакцию попросили тебя найти, - продолжаю.

Саша порылся в какой-то коробке - хотел доказать, что адрес липецких братьев есть у него, но не нашел.

Беседа поначалу не клеилась. На все вопросы парень отвечал коротко и неконкретно. Потом к диалогу подключился Павел, разговор оживился. Из обрывочных откровений нарисовалась такая картина.

Когда Саша осваивал в училище профессии каменщика, сварщика и водителя, заболел отец. Учебу мальчик бросил, пошел работать грузчиком. Отец умер в феврале, по словам Саши, от двустороннего воспаления легких. Сразу же после похорон зачастили в семью разные люди с заманчивыми предложениями купить их квартиру. Чего только они не сулили парню: и от армии отмажут, и машину дадут.

Потом, в мае, умирает мать. Возле единственного жильца двухкомнатной квартиры вьются разного рода советчики. «Благодетели» таскают парня по каким-то компаниям, развлекают, кормят и главное - поят.

- Я назюзюкаюсь - и домой, - честно признается он.

- Как же ты так быстро умудрился приватизировать квартиру? - спрашиваю.

- А это не я. Помогли.

Павел добавил:

- Вечером отдали нужные бумажки, на следующий день технический паспорт был готов. Никто даже не пришел на квартиру, чтобы ее план нарисовать. Ко всем же приходят?

- Саша, за сколько все-таки ты продал квартиру?

- Не знаю.

Выясняется, что денег, за исключением каких-то незначительных сумм, продавец «двушки» и в руках-то не держал, а что давали - давно проел.

Я, конечно, не спец по недвижимости, но дом, который Саша получил взамен, полкухни городской квартиры не стоит. По оценке бывшего старосты деревни Анатолия Константиновича Пестова (мы зашли и к нему справки навести о парне), красная цена ему - 50 тысяч рублей. Александру благодетели сказали, что дом купили за 6 тысяч долларов. У друзей есть другая версия - всего за тысячу.

Сделка проскользнула как по маслу в разных инстанциях, кое-куда 18-летнего пацана ее организаторы предъявляли в натуре, он ставил в бумагах свои закорючки. И никого не смутили ни возраст продавца, ни поспешность совершаемых действий? Подозреваю, что шелестящие купюры делали «дядей» и «тетей», государственных служащих, сидящих в важных кабинетах, слепыми, глухими и бессовестными.

Похоже, Сашка до сих пор не осознал в полной мере, что происходит в его жизни. Но говорит, что о квартире не жалеет: «Я не мог там больше жить». Можно понять: не очень-то приятные воспоминания с ней связаны. А в деревне зимовать не получится - пропадешь: ни дров, ни средств к существованию, хоть и есть у новоявленного сельского жителя кой-какая живность - два кролика, три утки и две курицы.

- У друга в Калуге поживу.

- А заниматься чем намереваешься?

- Ну, выучусь на водителя.

- Когда?

- Разберусь тут с делами.

Не дела, а пока одно у него дело - уголовное. Еще предстоит парню отвечать в суде.

- Зачем же ты украл?

- Ну, не знаю, дурость...

Случилось это так. Сашка с соседом досуг свой скрашивали за бутылкой на деньги последнего. Гостеприимный хозяин, пока гость сидел за его столом, сбегал к тому домой и умыкнул ружье, гуся и кроликов.

Вряд ли парня упрячут на зону. Как водится, на первый раз получит условный срок. Армия (она стала бы спасением для Александра в его ситуации) отодвигается - пока судимость не будет погашена, служить не возьмут. Чтобы спрогнозировать его ближайшее будущее, фантазию напрягать не надо: ломка дров уже началась.

Оступился, но еще не упал так, что не подняться. Конечно, одной встречи мало, чтобы понять, какое нутро у этого молодого человека. Но женская интуиция подсказывает - не пропащий Сашка. И натура, чувствуется, у него добрая, злыдень не может так нежно с чужими детьми обходиться, и бездомные собаки к нему не подойдут. А тут вон у порога четвероногая блохастая приблуда вертится, знает: здесь не обидят. А вот стержня, хребта у парня нет. Линию своей жизни определить пока не может. Внушаем, податлив и уязвим. Видно, поэтому и стал для кого-то легкой добычей.

Пока не поздно пора подводить итог.

Одну просьбу автора письма мы выполнили - Александра нашли, об этом сообщили в Липецкую область. Есть, оказывается, у Саши родственники и в Калуге, правда, ни телефона, ни адреса их он нам не назвал, сославшись на плохую память.

Другую просьбу - разобраться с законностью приватизации и продажи жилья - адресуем правоохранительным органам. Может быть, из этой конкретной истории потянется нужная ниточка, которая поможет вывести на чистую воду аферистов, взяточников и прочую нечисть? Ведь понятно же, что на рынке жилья работает целая порочная система и Сашка такой не один!

И, наконец, кто поможет парню, кто протянет ему сейчас руку помощи? Пока мы его не потеряли, пока он не стал изгоем в обществе.

Людмила Стаценко
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.