Отряд Козлова

13:24, 13 марта 2020

В октябре 1941 года Дзержинский район Смоленской области оказался уже в прифронтовой полосе. 10 октября фашистские головорезы ворвались в Кондрово, посёлок Полотняный Завод. Днём 10 октября бойцы отряда полотнянозаводских партизан встретились на заранее подготовленной базе в Бурцевском лесу. С его командиром, директором Полотняно-Заводской бумажной фабрики Иваном Егоровичем Козловым мне посчастливилось встречаться и близко общаться, как и с другими партизанами… Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 сентября 1942 года одиннадцать бойцов отряда были удостоены государственных наград, Иван Козлов награждён орденом Боевого Красного Знамени. В шестидесятых годах прошлого века я опубликовал очерк «Сто дней в лесу». В его основе эпизоды из боевой жизни отряда, рассказанные мне народными мстителями.

Начало

«Отряд я сформировал по решению Дзержинского райкома партии. Начали готовить базу ещё в сентябре 1941 года, – вспоминал Иван Егорович. – А когда впервые собрались на ней, сказал я своим ребятам вот о чём. Партизанить нас не учили. Научимся в бою. Оружия пока мало, добудем в схватке с врагом. Главное – не давать захватчикам спокойной жизни».

В первый состав отряда вошли одиннадцать человек. В их числе были механик Полотняно-Заводской бумажной фабрики Евгений Андреевич Католиков, председатель исполкома Полотняно-Заводского поссовета Петр Васильевич Белевитин, кочегар Иван Иванович Червонцев, заведующий подсобным хозяйством фабрики Павел Родионович Мамаев, директор молочного завода Егор Кузьмич Кривенков, рабочий Кузьма Полторака. Позже присоединились и другие товарищи…

11 октября снарядили разведку. Решено было посмотреть, что делается на дороге Галкино – Дубинино. Ситуацию изучали с утра до позднего вечера. По дороге с интервалами двигались груженые автомашины. Через несколько дней Козлов снова вышел к дороге вместе с разведчиками. Лес густой, мелкий ельник плотной завесой укрывал партизан. Вот она, движется колонна из трех машин. Охрана «несерьезная», оценил Кузьма Полторака.

Первый грузовик поравнялся с тем местом, где скрывался командир. «Подумалось мне в мгновенье, – вспоминал Иван Егорович, – надо же когда-то начинать. Давай, сейчас! Командую: Огонь! Сухо защелкали выстрелы, в машины полетели бутылки с горючей смесью… Пять трупов фашистских солдат остались у сгоревших машин… Хотели земли российской, – получили сполна».

Убить генерала

Разведка отряда работала ежедневно. Принесли слухи из Кондрова, будто в районе деревень Галкино и Озеро наши сбросили небольшой десант. Козлов и комиссар отряда Горченков решили хорошо всё проверить. Было бы здорово связаться с десантной группой. Декабрь. Зима в разгаре, морозная. В это время прибился к отряду Козлова восемнадцатилетний боец Красной армии, недавно окончивший школу диверсантов. В составе десантной группы был сброшен в тыл немцев. Попали в окружение. Он вышел, другие погибли. Назвался Доктором. Ни о чём больше не рассказывал, не имел права. В отряде его приняли и даже успели полюбить за добрый нрав. Юноша надеялся через партизан связаться со своим центром.

Признаков десанта никаких не заметили. На базу возвращались неудовлетворенные. Особенно расстроился Доктор. Вдруг он услышал шум машин... Колонна двигалась со стороны деревни Галкино. Укрылись в ельнике. Видят: первым движется грузовик, за ним легковушка, следом ещё грузовик. «Генералы в таких ездят, – шепчет Доктор. – Командир, убьем генерала». – И смеется парень, возбуждённый тем, что может произойти.

Об этом эпизоде Иван Егорович мне рассказал сам: «Первый грузовик мы пропустили, а Доктор ударил по колёсам второй машины. Легковушка задергалась. Полторака из немецкого автомата ударил по водителю, тот уткнулся в руль. Кузьма к машине – дверь на себя рванул, а на него здоровенный немец прямо-таки выпрыгнул. Оба – в снег. Я к ним, Доктор подскочил. Полторака немца этого пулей задел, да не сильно…

Оказалось, в самом деле, генерал. Доктор смеялся: «Надо же, угадал». Но куда его тащить? На базу в Бурцевский лес? Пристрелили, не замерзать же человеку. Портфель генеральский забрали. Важные документы, которые были в нем, переправили в штаб дивизии Красной армии, которая вела бои в Калужском направлении».

Бой у Сальковского луга

Это случилось в декабре 1941 года. Кто-то из работавших на станции Полотняный Завод пустил слух: немцы разгружали из вагонов оружие и боеприпасы. И то и другое партизанам было необходимо. Но слухи надо проверить. Можно и на провокацию нарваться. Козлов приказал Дмитриеву распознать, что к чему. Федор Васильевич организовал разведку. Ответственность за неё взял на себя Доктор. В напарники ему командир выделил одного местного жителя. Знает станцию, служителей станционных. Ушли с вечера. Вернулся Доктор на другой день утром, чернее тучи… Доложил, что местный сбежал.

«Во мне всё сжалось внутри, сердце захолонуло, – вздыхал Иван Егорович, когда рассказывал об этом эпизоде. – Хотя, подлец этакий, места расположения основной базы нашей он не знал, но ведь мы имели и две временных, на одной он был. Я объявил отряду боевую тревогу».

Из дальнего дозора сообщили, что крупный отряд фашистских карателей движется в направлении временной базы, к Сальковскому лугу. Насчитали человек двести. Козлов имел в своем распоряжении 48 партизан. Заняли позиции по опушке леса. Зарылись в снег.

Дмитриев рассказывал об этом в «картинках»: «Немцы шли уверенные, наглые. Их вел за собой видный офицер – щеголь, только тросточки в руках не хватало. Козлов мне кричит: «Знает, подлец, сколько нас, не боится, числом рассчитывает взять… Потом команду подаёт: «Ребята, ухлопайте этого петуха!» Офицер дернулся, и головой в сугроб… И каратели попадали в снег. Никто из живых офицеров не взял командование на себя».

Партизаны ещё постреляли погуще да перестали. Боеприпасы надлежало беречь. Каратели в атаку не бросились… От Сальковского луга отряд отошел организованно. Прикрывали его Дмитриев, Полторака, Куракин. Они вели прицельный огонь, немцы – огрызались. В этом бою пал смертью храбрых Кузьма Полторака. А несколько дней спустя выяснилось, что подстреленный в бою на Сальковском лугу фашистский офицер был родным братом убитого партизанами на Галкинской дороге генерала вермахта.

Сто дней в лесу

Сто дней – мгновение в реальном времени. Но для народных мстителей отряда Ивана Козлова каждое из них было подвигом во имя Родины. За эти дни партизаны Полотняно-Заводского отряда уничтожили до 100 фашистских солдат и офицеров, взорвали три моста, в том числе два железнодорожных. Отбили у фашистских мародеров более ста подвод с награбленным у колхозников добром, сожгли до десятка автомобилей врага. 18 января 1942 года части Красной армии освободили Полотняный Завод. К концу месяца оккупантов вышвырнули вон со всей территории Дзержинского района…

75 лет Великой Победы. Годы идут и вершат свое дело. Послевоенные дети уже стали дедами и прадедами. Участников боевых действий, тружеников фронтового тыла считаем уже поименно. Кажется, что кровавая война осталась где-то далеко позади, да забыть её невозможно. Глубокие следы оставила она не теле Родины нашей, крепко держит нас, не отпускает, обжигает своим дыханием. И это вопреки отчаянным усилиям тех выродков, которым неймется погасить память о Великой Победе советского народа в Отечественной войне 1941–1945 гг. Но жить без памяти – нельзя! Забвение гибельно.

Александр Сидоренков, 

ветеран Великой Отечественной войны, журналист, писатель.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме