Про муху- кракозябру

19:11, 24 апреля 2020

В нашем городке поселился Старый Боцман. Никто не знал, почему на пенсии он обосновался именно здесь, где у него не было ни родных, ни знакомых. О море все мы знали только понаслышке, поэтому рассказы Боцмана о его приключениях с интересом слушали и дети, и взрослые. Что в них было правдой, а что выдумкой – неизвестно. Несколько сказок я запомнил и попробую пересказать вам.

Старый Боцман сидел за столиком кафе и попивал холодный компот из большой кружки. Вид у Старого Боцмана был умиротворённый. Только вот мешала ему назойливая муха – тоже любительница сладкого. Наконец Боцману это надоело, и он прогнал насекомое щелчком пальца. Сбитая в полёте муха секунду полежала на столе, а потом, придя в себя после контузии, обиженно загудела и умчалась прочь.

Старый Боцман проводил её взглядом:

 – Эх, разве это мухи... Мелочь сухопутная, ерунда. Встречал я в заморских странах таких мух, что будут пострашнее иных диких зверей.

 – Да что вы говорите? – удивились сидевшие рядом люди. – Неужели бывают такие насекомые? Расскажите, пожалуйста!

 – Ну, слушайте, – начал Боцман. – Много лет назад, когда я был ещё мальчишкой и служил юнгой на торговом паруснике, наш корабль возвращался из жарких стран. Попутный ветер наполнял паруса, и мы по всем расчётам скоро должны были вернуться в порт.

Но хозяину корабля, который был с нами, захотелось причалить к тропическому островку – набрать свежих фруктов. Он, видите ли, решил сделать подарок жене! Как будто нельзя было купить то же самое на городском рынке... Видно, решил сэкономить: тот ещё был скупердяй.

Словом, возле острова пришлось задержаться. Шлюпка с матросами отправилась на берег, и скоро в капитанской каюте стояли корзины с кокосами, ананасами и прочими плодами.

К сожалению, вместе с тропическими фруктами на корабль попали опасные насекомые, обитающие в жарких странах. До этого я уже слышал рассказы моряков про муху-кракозябру, после укуса которой человек начинает вести себя странно. Правда, в чём заключается странность, никто объяснить не мог. В тот раз я убедился, что рассказы про страшную кракозябру – не выдумки.

Первым заболел хозяин судна. Обычно этот господин вёл себя надменно, общался только с капитаном, а простых матросов не замечал. Теперь его будто подменили: целыми днями бродил по палубе и давал всем советы. И если бы он только болтал... Вахтенных матросов хозяин решил поучить драить палубу – в результате утопил ведро и две швабры. Рулевого обвинил, что тот неправильно держит штурвал, встал на его место и чуть не посадил корабль на мель. Потом пробрался на камбуз и испортил обед, добавив во флотский борщ варенье. А меня принялся учить вязать морские узлы и так запутался в верёвках, что даже наш опытный боцман не смог его освободить. До конца плавания хозяин просидел связанный возле мачты.

А болезнь кракозябры уже поразила всех. Штурман вместо того, чтобы прокладывать курс, стал играть в крестики-нолики, исчеркав все морские карты. Первый помощник на капитанском мостике пиликал на скрипке. Матросы бросили работу и записались в кружок кройки и шитья, который организовал боцман. Он разрешил использовать для занятий полотнища парусов, и корабль с оголёнными мачтами потерял ход.

Капитан сопротивлялся болезни дольше всех, но и его не миновала чаша сия. Однажды он заперся в каюте, объявив, что будет писать стихи.

 – Поэзия – вот моё истинное призвание, – сказал он. – А кораблём пусть командует... Вот он!

И указал на меня. Так я, тринадцатилетний юнга, в первый и в последний раз в жизни стал капитаном!

Я был на корабле единственным, кого не заразила кракозябра. Уже потом мне стало известно, что болезнь, которую переносила муха, поражала только взрослых. Хорошо, конечно, когда в экипаже есть хоть кто-то, не потерявший рассудок, но управлять кораблём в одиночку невозможно, да и в морской навигации я тогда не разбирался.

Помощь пришла неожиданно. Откуда вы думаете? Из глубины трюма, где, как и на каждом корабле, прятались крысы! Обычно они живут там незаметно и показываются на свет лишь перед тем, как корабль пойдёт ко дну. Есть такая морская примета: крысы первыми, раньше людей чувствуют, что судну грозит беда. Вот и я подумал, что нашему плаванию приходит конец, когда увидел на палубе большую крысу, которая внимательно смотрела на меня.

 – Привет, – обратился я к ней. – Видишь, что творится на корабле...

 – Привет! – ответила крыса. Вернее, Крыс – имя одного из хвостатых «пассажиров» я узнал позже. А в ту минуту испугался, что у меня, как у всех, крыша поехала.

 – Не дрейфь, салага! – по-матросски лихо сказал Крыс, словно прочитал мои мысли. – Ты в здравом уме. Дети болезнью кракозябры не болеют. И мы, крысы, тоже. Поэтому предлагаю от разговоров перейти к делу. Надо брать управление кораблём в свои руки. Ну, и в наши лапы, поскольку один ты не справишься.

 – А вы разве умеете управлять? – спросил я.

 – А то как же! На корабле живём, всё слышим, всё примечаем – вот и научились. Полундра! Свистать всех наверх!

Очень скоро палубу заполнили крысы. Хвостатые и усатые «мореходы» выстроились плотными рядами. Крыс, встав на задние лапы, обратился к своей команде с короткой, но убедительной речью. Его сородичи подняли на мачты запасные паруса, проверили корабельные снасти. Заодно прогнали в кубрик праздношатающихся матросов, от которых не было никакой пользы. Туда же заперли помощника капитана с его скрипкой.

 – Наконец-то на корабле порядок. Спасибо! – от души поблагодарил я. – Может, вы проголодались? На камбузе есть сухари и солонина.

 – Не время пировать, товарищ! – ответил Крыс. – Судно всё ещё в опасности, ведь мы в открытом океане, а впереди могут быть рифы или мели. Становись-ка, юноша, к штурвалу! Будешь за рулевого, поскольку для крысиных лап эта работа всё-таки тяжеловата...

Так продолжилось наше удивительное плавание. Каким-то хитрым чутьём крысы угадывали, куда держать курс. А я стоял на вахте рулевым и спустя несколько дней привёл корабль к берегу.

К тому времени вся команда выздоровела, пришёл в себя и хозяин судна. При этом члены экипажа начисто забыли прошедшие события. А я, конечно, молчал – не мог признаться, что вёл корабль под руководством крыс, которые в трудный час оказались куда умнее и надёжнее людей...

Старый Боцман отхлебнул из кружки и продолжил:

 – С тех пор я зауважал этот хвостатый народ – славные оказались мореходы. А вот фрукты тропические, наоборот, терпеть не могу!

И, поставив пустую кружку на стол, подмигнул хозяину кафе:

 – Налей-ка, дружище, ещё компоту!

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.