«Красная борозда»

14:25, 10 июля 2020

От оценки и осмысления советского прошлого во многом зависит понимание нашего настоящего и будущего. Не так уж много написано о региональной периодике 1930-х годов. Бескомпромиссность и стремительность эпохи, когда в стране активными темпами вводилась коллективизация, отрази-лись на страницах мало известной газеты «Красная борозда», которую выпускал Перемышльский районный комитет ВКП (б). Уже в названии, несмотря на столь странное сочетание слов, выражено желание обозначить самые важные смысловые понятия. Речь идет о земле и труде на ней («борозда»), а также о собственности, о ее классовой принадлежности, о том, кто на этой земле хозяин («красная»). Газета начала выходить весной, шла подготовка к севу. Перед глазами крестьян лежало нераспаханное поле…

Один из эпизодов становления районной периодики в области

Немного предыстории

С весны 1929 года советская власть начала прикладывать усилия для увеличения числа коллективных хозяйств – колхозов. Ранее, что касалось сельского производства, действовали товарищества по совместной обработке земли (ТСОЗ), сельскохозяйственные артели и коммуны. Разница между ними была в формах обобществления. В товариществах оставались в личной собственности крестьянина скот, инвентарь, постройки, доходы распределялись в зависимости от паевых взносов, количества труда, значимости тех средств производства, которые ты предоставил. В артелях скот и средства производства были общинными, доход распределялся по трудодням. Дом и подсобное хозяйство оставались в собственности артельщика. Ну а в коммуне общим было всё, а доход распределялся по количеству людей – ртов. Такой вид хозяйствования оказался нерентабельным. Одна из коммун и ее распад описаны в повести Константина Воробьева «Тетка Егориха», но это уже другой разговор.

В ноябре 1929 года пленум ЦК ВКП (б) принял постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», где указывалось на переход к сплошной коллективизации в отдельных регионах. В декабре был создан Народный комиссариат земледелия. Активная коллективизация началась после выхода Постановления ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В нем было намечено завершить ее к концу 1932 года, а где-то и раньше. Уже в марте пришлось признать перегибы, «Правда» публикует известную сталинскую статью «Головокружение от успехов», где вся вина возложена на слишком старательное местное руководство. В июне–июле 1930 года XVI съезд ВКП (б), а затем декабрьский пленум принимают решение усилить темпы коллективизации.

Первый номер «Красной борозды» увидел свет 27 марта 1931 года. В коллекции газет Российской государственной библиотеки хранится два номера, и трудно сказать, сколько их вышло всего. Коллективизация – главная тема. Первую страницу под «шапкой» открывает лозунг – сталинская цитата: «К концу пятилетки коллективизация в СССР должна быть завершена».

Стремительная ломка ставших обыденностью устоев чувствуется здесь уже с первого абзаца передовой статьи с характерным названием «Крепче ударить по оппортунизму». «Бюро партийного комитета поставило важнейшую задачу – в текущем году добиться перевода 20% бедняцко-середняцких хозяйств в весенне-посевную кампанию на путь коллективизации». Темп организации признан низким. С 10 по 20 марта, за десять дней, он составил почти полтора процента. В количество созданных колхозов эту цифру перевести трудно. Но, если кто-то возьмется изучать статистику, цифровые показатели, «Красная борозда» окажется благодатным источником.

Цифры

На страницах газеты встречаются цифры собранного картофеля в центнерах, страховых фондов озимых, проценты заготовленного льноволокна, мяса, сена, соломы. Скажу сразу, что, по оценкам самой газеты, они невелики.

Имена и отчества упоминаемых людей газета не считала нужным оговаривать особо. Так было принято. Может быть, это тоже признак времени. То там, то тут мелькают чаще всего одни фамилии. Личность слита с коллективом и может проявить себя только в нем. В глаза бросается заголовок «Вредителей колхоза на суд общественности». Ну-ка, почитаем.

Подкулачниками прозвали тех, кто действует в условиях классовой ломки деревни в интересах зажиточного кулака. Подкулачники Вороновского колхоза Фролов и Демин разбазаривали коллективное хозяйство. Это первая строка. Публицистика подобного рода тех лет избегает имен, вот и здесь – две фамилии, обе распространенные. Впрочем, в статьях и заметках о передовиках тоже только фамилии. Исключения не так уж часты…

Партийная ячейка в Воронове работала из рук вон плохо. Ее секретарь Фролов, он же председатель колхоза, стал «якшаться» с «бывшими офицером» Деминым. Офицер царской армии (и наверняка – участник Первой мировой) – уже негативный социальный маркер. Он «своими поступками вел вредительскую работу в колхозе». «Окончательно потеряв классовое чутье, вся Вороновская партийная организация под влиянием Демина устраивала массовые пьянки». «Бывший офицер» «стал безответственно разбазаривать колхозное имущество, продавать телят, жеребят и 1000 капустной рассады». В длинный перечень грехов Фролова и Демина входят подлоги, спекуляция галошами и обувью, воровство гарнцевого сбора с колхозной мельницы, то есть отчислений в пользу владельца за помол сданного зерна в качестве оплаты. Дальше сказано, что они этот сбор продавали. Стало быть, его вносили не деньгами, а натурой – частью перемолотой муки.

«Красная борозда» предлагала провести показательный общественный суд над вредителями. На каждой странице обнаруживается четкое разделение на группы «плохих», «хороших», «нейтральных»: беднота, единоличники, кулаки, бывшие офицеры, крестьяне, женщины…

Вороново не так далеко от Перемышля, по дороге на Суворов. Какова судьба двух жителей деревни, попавших в газету, не могу сказать.

Спустя полтора месяца

Газета обещала выходить один раз в десять дней. Второй номер, однако, увидел свет 1 мая.

Уже к международному рабочему празднику она рапортует о росте количества колхозов в Перемышльском районе. Он ненамного превысил «контрольные намётки райкома партии» по их организации к весеннему севу 1931 года: вместо 20 процентов коллективных хозяйств стало 21 с половиной. Всюду эти проценты, не конкретная цифра… Мало добиться закрепленных успехов. Нужно мобилизовать все силы и продвинуться еще на 20 процентов вперед. Особенно отмечен сильный колхоз в Корекозеве: в нем 96 лошадей и один трактор.

Газета снова призывает равняться на лучших, бить кулака, одернуть «подкулачника Иваничкина» из Детчина, приводит оперативную сводку о ходе подготовки к весеннему севу на вторую декаду апреля. Тот, кто возьмется изучать колхозное движение в районе или области, наверное, найдет в «Красной борозде» немало интересного для себя.

Мое внимание привлекает короткая заметка под заголовком «Бросаю пить». Вроде бы она способна вызвать улыбку. Но смешное и трагическое часто идут рядом.

«Я, гражданин деревни Прудищи Рыченского сельсовета Перемышльского района, Чугрин Александр Иванович, 28 лет, бедняк, объявляю, что с 1 мая больше пить водку не буду, ибо я осознал, что водка – враг человека.

Вызываю на соревнование тов. Крымова Сергея Степановича и Котуранова Василия Федоровича последовать моему примеру».

Раз такая ирония, значит, все было серьезно. Хочется думать, что вопрос с водкой Александр Иванович для себя окончательно и навсегда решил.

Отметим одну стилевую особенность. Человек назван не только по фамилии, но и по имени и отчеству. Личностное начало здесь выступает вперед, как, кстати, в заметке об Иваничкине: в тексте его имя и отчество приводятся полностью: Федор Михайлович. Автор особо подчеркивает: знайте этого негодяя. В других случаях даже передовики и труженики, не всегда, но часто, только упомянуты по фамилиям.

Есть история масс и народов, есть история личная. Но если не присматриваться к ней, не понять и самого времени, и событий, всё покажется бессмысленным вихрем пыли.

На сайте «Память народа» значится Александр Чугрин, который родился в 1902 году в Перемышльском районе, в Прудищах. Совпадает имя, фамилия, отчество, возраст, место… Будучи призванным на фронт, он пропал без вести между 15 октября и 1 декабря 1941 года. Отсканированный документ указывает место призыва: Ольгинский военкомат Сталинской области, Украина. Сталино – ныне Донецк. Служил на Черноморском флоте в 9-й бригаде морской пехоты. Имя его значится в Книге Памяти Севастополя.

За каждой фамилией в газете стоит чья-то личная судьба…

Во втором номере «Красная борозда» продолжила конкурс на лучшее название для районной газеты. Был выбран «Колхозный путь». За этими словами уже стоял свершившийся факт: в село пришла новая жизнь и новые отношения… В те годы в районах еще не было профессиональных журналистских кадров, а текст приходилось порой набирать при свете керосиновой лампы, но все-таки газеты, эта и другие, выходили. Став историей, историческим источником, они учат нас думать о преемственности прошлого и будущего, о времени и, как говорится, о себе.

Виктор Боченков.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме