Своё, родное, близкое...

00:00, 16 ноября 2005

«Кто ты? - мысленно спросила я у русского богатыря. - Руслан? Иван - крестьянский сын? И о чем думаешь ты, мужественный воин, держа в руках голову поверженного чудовища?» Глиняные игрушки не умеют говорить. Молчит богатырь, искусно созданный руками мастера: пусть каждый придумывает свою сказку:

И все же его работы говорят. Картины, глиняные игрушки и панно со скромным вензелем «Ш.В.» расскажут вам о том, как прозрачен воздух на рассвете и закате, какую свежесть излучают цветы (цветок на заре или заря на цветке?) в палисадниках его родной деревни. Повествуют они о величии храмов и о мужестве русского воинства, заставляют задуматься о том, куда спешит кораблик под белым парусом, куда летят белые лебеди:

Невозможно не улыбнуться, глядя на работу мастера - розовую корову - умницу, но баловницу, так и хочется погладить по шерстке шаловливую глиняную кошку, порадоваться за других персонажей - супругов, довольных богатым урожаем: И чувствуешь, насколько для художника все это свое, родное, близкое.

Художников среди своей родни Валерий Шумаев не знает. А сам рисует, сколько помнит себя. Мама, часто работавшая допоздна, оставляла мальчонку на попечение соседей. Примостившись за столом рядышком с их старшей дочкой, обладавшей невиданными тогда для Валеры богатствами - шикарным набором карандашей, стопками открыток, журналов мод и иллюстрированными книгами сказок, он увлеченно перерисовывал в тетрадочку близкие маленькому сердечку сюжеты: пейзажи, натюрморты, былинных богатырей.

В школе - были такие моменты - учителя порой не верили, что Валерий рисует сам, порой и «неуды» на альбомных листах выводили: это, мол, за обман. Однажды в Палики, где жили тогда Шумаевы, приехал из города разрисовывать местный клуб художник-оформитель. Для пятиклассника Валерки и его друзей он казался незыблемым авторитетом. Юный художник с «группой поддержки» отправился к «мэтру» - пусть посмотрит, оценит и, как был уверен сам Валера, похвалит. Небрежно перелистав альбом, тот припечатал: «За это - двойка, за это - кол. И вообще ты плохо рисуешь, бросай это дело». Больнее всего ударила тогда по самолюбию мальчика даже не уничижительная оценка «профессионалом» его работ, было стыдно перед друзьями.

Терпение и труд все перетерли, и к Шумаеву пришло признание. Наступил момент, когда собратья по цеху, местные художники, побывав на его выставке в Думиничском музее народных промыслов и ремесел, сказали: «Ну и Валера! Выстрелил!» А взрослые и совсем маленькие думиничане, подолгу простаивая перед экспозицией, удивлялись: такого мы никогда не видели! Он выставляется не только в Думиничах, но и в Калуге.

Буквально на днях в областной галерее «Образ» восхищались его работами устроители и посетители выставки декоративно-прикладного творчества: какой самобытный талант, какие оригинальные, теплые работы! Давно разглядели эти отличительные черточки творчества Шумаева и москвичи, а некоторые глиняные панно с сюжетами из деревенской семейной жизни, выполненные нашим земляком, получили столичную прописку.

А перед этим были годы и годы напряженного труда. Благодаря природному таланту и жгучему желанию учиться сельский парнишка стал Мастером. Очень хотел он поступить в Абрамцевское художественно-промышленное училище, но этого не произошло. Судьба в лице местного художника Генриха Павловича Захарова привела его в Калужское культпросветучилище, на отделение художников-оформителей. Замечательные педагоги, среди которых были маститые выпускники Мухинского, Суриковского училища и сам Борис Владимирович Циглер - автор учебников по наглядной агитации, разглядели в Шумаеве «особинку», непохожесть на других. Некоторые его работы оставляли себе на память - повесить в рамочке на стене, для настроения. И именно здесь, в своей «альма-матер», научился Валерий работать без ластика, сразу набело.

Впрочем, судя по впечатлениям, сложившимся у меня после встреч с художником, по отзывам людей, знающих его, он и жить так старается. Важный штрих: односельчане избрали Валерия Шумаева своим депутатом. Знают, как искренне любит он свою малую родину, уважает людей и старается делать для них добро. Вот оно, свое, родное, близкое. Опять отозвалось:

Шумаевские глиняные сказки (как, впрочем, и сюжеты на бытовые темы, и картины, и игрушки) рождаются как дети - долгожданные, выношенные с любовью, единые с художником. Азы работы с глиной преподали ему хлудневские мастерицы. Все началось с идеи, с предложения друга: «Почему бы тебе не попробовать лепить? Поедем-ка к хлудневским бабушкам-игрушечницам». Непробивной, стесняющийся лишний раз беспокоить других своими проблемами, Валерий вначале засомневался, мол, удобно ли это, но решился - уж очень идея ему приглянулась.

С того дня, как познакомился он с гостеприимной мастерицей, как взял в руки глиняную громотуху и ощутил ее тепло, с двух мешков глины, набранной в местном карьере, все и началось. Лепил сначала одиночные игрушки, а в какой-то момент пришла мысль сделать из них этакие жанровые сценки, глиняные картины, панно: Есть сюжеты сказочные, былинные, есть житейские, семейные. Откуда берутся последние? Жена ли, дочки, знакомые что-то интересное увидят и расскажут, сам ли Валерий наблюдательным взглядом художника что-то выхватит - по-разному бывает. Но все работы Шумаева сходны в одном - они удивляют богатством палитры и тонкой техникой, а главное, характерами персонажей. Он создает образы простых сельских жителей на хмельном пиру, за работой, во время отдыха, русских красавиц, богатырей. Печать яркой индивидуальности несет каждый персонаж, даже домашние животные.

У меня панно Шумаева ассоциируются с лубочными картинками. На рельефных изображениях кропотливо, до мелочей, выписаны детали: коса невесты, картина на стене, чуть смятый кошкой половичок. Подолгу можно любоваться каждой, наслаждаясь композицией, образом в целом и отдельными деталями. Мужские образы выполнены в основном в красно-черных тонах, символизирующих силу, надежность и непримиримость к врагам. Русские красавицы пестрые, яркие, колоритные, наполнены любовью к жизни.

«Я люблю тебя, жизнь» - хоть Валерий Шумаев ни разу за наш долгий разговор не произнес эту фразу, она слышалась, жила во всем. В его приветливости, скромности и щедрости. В желании побольше рассказать не о себе, а о том, какие хорошие люди живут в Дубровке и Думиничах. В удивительно плавной, искренней манере говорить. В том, с каким чувством описывал он природу родного края: казалось, воздух деревенского дома то пропитывается запахом весны и талого снега, то наполняется ароматом цветов и свежескошенной травы. В улыбчивых и добрых деревянных резных лошадках-цветочницах в палисаднике и даже в печке, которую впервые в жизни он начал класть самостоятельно...

Елена ЛЕСИНА. п. Думиничи
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.