Запретное искусство

00:00, 13 октября 2011
Любопытное исследование провел журнал «Театрал». Как выяснилось, у режиссера, по сути, в театре нет ничего, кроме обязанностей. Ситуация немного абсурдна, но она есть. Поэтому мы решили опубликовать основные, на наш взгляд, моменты статьи Ирины Мустафиной.

В сущности, у режиссеров нет никаких прав не только по отношению к своему театру, но и по отношению к собственным постановкам… Именно режиссер отвечает за все просчеты спектакля: сценографические, музыкальные, постановочные, но, как выясняется, обязанности у «автора театра» большие, а прав практически никаких. Поспектакльные отчисления получают драматург, сценограф, художник по костюмам, композитор спектакля и даже переводчик пьесы. А режиссер – нет.

- Даже если бы я решил наложить запрет на показ своих спектаклей, которые успел выпустить за время работы в Театре Станиславского, то это вряд ли у меня получилось бы, – сказал корреспонденту бывший художественный руководитель Театра имени Станиславского Александр Галибин. – К сожалению, исходя из нашего законодательства режиссер не имеет на это права. Собственно говоря, личность режиссера вообще довольно принижена, что крайне несправедливо. Например, у художников, монтировщиков, занятых в постановке, прав гораздо больше. Им отчисляется процент с каждого спектакля. Я же, кроме гонораров, ничего не получал и не получаю.

Как выяснилось, авторские права на пьесу имеет драматург, на сценографию к спектаклю – сценограф, на музыку – композитор. А на спектакль авторские права имеет… театр, а не режиссер-постановщик. В частности, если режиссер захочет самовольно изменить, скажем, слова в пьесе (а автор пьесы заранее оговорил, что это недопустимо), то вполне вероятно, что театр ждет судебное разбирательство.

Скажем, наследники Антуана де Сент-Экзюпери, обладающие авторскими правами на его произведения, поставили перед театрами, которые хотят показывать на своей сцене «Маленького принца», ряд жестких требований. Например, текст сказки не только нельзя изменять, но также недопустимо сокращение. В постановке не должно быть использовано никакого музыкального сопровождения, костюмы героев должны быть максимально приближены к рисункам французского писателя, а самого Маленького принца может играть только ребенок не старше 14 лет… А наследники Брехта поставили условие, что не только текст, но и зонги в спектакле «Трехгрошовая опера» должны быть неприкосновенны.

Складывается абсурдная ситуация. Если театр самовольно изменит музыку к спектаклю, композитор может подать в суд в связи с нарушением его авторских прав. Если театр самовольно поменяет платья на актерах, то заявит протест сценограф. А вот если театр заменит исполнителей без согласования с режиссером, режиссер ничего поделать не сможет. Получается, что по существующему законодательству режиссер не имеет прав на собственную постановку. Он не может возразить ни против ввода других исполнителей, ни против изменения его мизансцен… Самое большее, что он может, – снять, но не спектакль, а свою фамилию с афиши…

Надо сказать, что в российском театре с авторским правом было неблагополучно всегда, даже в те незабвенные времена, когда «рыба в Каме еще водилась». Владелец Театра Корша – Федор Адамович Корш – не считал зазорным отправить в Париж пять-шесть «сотрудников», чтобы они «с голоса» записали на премьере новую пьесу популярного автора. Списки сводились, пьеса переводилась ударными темпами, и потом какой-нибудь Сарду напрасно взывал со страниц французских газет к совести русского владельца популярного московского театра… «Железный занавес» и вовсе позволил нашим театрам расслабиться по поводу авторских прав зарубежных драматургов. Для многих отечественных деятелей культуры крайне неприятным оказалось открытие, что десятки пьес шли на территории Советского Союза противозаконно.

Однако потребовалось всего пять лет и несколько громких скандалов, чтобы все вошло в относительно цивилизованные рамки. Сценографы и композиторы, объединившись, добились признания своих прав. Теперь, похоже, это предстоит сделать режиссерам. Представители самой независимой и самой одинокой профессии явно должны собраться, договориться и отстоять свои права, чтобы словосочетания «автор спектакля» и «автор театра» наполнились реальным смыслом…

Полностью текст материала можно прочитать здесь: http://www.teatral-online.ru/news/4835/

Владимир АНДРЕЕВ.
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.