От «Барыни» к брейку и обратно

00:00, 02 июня 2006

Кто-то из древних хорошо сказал: «Традиции ведут народ надежнее, чем самые умные головы». Сегодня одежда, музыка, танцы, как гамбургеры в «Макдональдсе», одинаковы: что в Нью-Йорке, что в Москве, что в «Нью-Васюках». Глобализация, говорят, время не повернешь, джинсы на сарафаны, хип-хоп на хороводы не поменяешь.

А ребята из ансамбля «Калужский сувенир» танцуют «Барыню» не хуже брейка и любят ее не меньше. Именно народными танцами покорил «Сувенир» Европу, Китай, Канаду.

Наша гостья - художественный руководитель «Калужского сувенира», президент регионального творческого союза «Радуга русского таланта», балетмейстер Елена Соболева.

- Елена Васильевна, как у нас принимает молодежная аудитория русский танец?

- Мы с ребятами такие эксперименты ставили: приезжаем с концертом в какой-нибудь райцентр. Публика - тинейджеры, от 13 до 17. Этакие скептики: «А что вы вообще можете? Что вы нам такого особенного покажете?» Бейсболку на нос, жвачку жуют, семечки грызут. Начинаем выступление с того, что им нравится: брейк, современные танцы. Но постепенно переходим к народной хореографии. Смотрим, скептики наши глазки раскрыли, семечки убрали. Так под «Барыню» аплодируют! Подходят после, благодарят, хвалят: «Вот это клево!»

Своим потом говорю: посмотрите, как мы можем «завести» зал русскими танцами. Никакая эстрада не сравнится с ними по энергетике. В них есть сила, есть дух. Они затрагивают очень тонкие душевные струны, что-то глубинное, что от прапрадедов в нас осталось. Многие исполнители, которые после современных эстрадных танцев переходят к народным, так на них и останавливаются. Только молодым людям сегодня стало очень сложно объяснить, что свое, родное, бесценно.

- В чем, по-вашему, причина?

- Начнем с простого - включим телевизор. Что мы там увидим? Сплошные «Фабрики» да «Юморины». Вся страна смеется, просто ухахатывается. Недавно я ездила в Одессу. Так на украинском ТВ очень похожая ситуация - у них либо юмористы, либо депутаты. Причем последние мало чем отличаются от первых. У нас раньше народные танцевальные коллективы хотя бы перед правительством выступали. Теперь ни на одном канале вы не увидите ни «Березки», ни ансамбля Моисеева. «Гжель» вообще сто лет не показывали. А это наша марка, российская. Про более скромные ансамбли я уже не говорю.

Думаю, все дело в государственных приоритетах. Можно сколько угодно ругать прежние советские власти, но народное искусство они всегда поддерживали, денег не жалели. Материальная база в нашем деле очень важна. Сегодня, чтобы выпустить один красивый хореографический номер в русском стиле, нужно не менее 100 тысяч рублей. Исполнителей как минимум одеть надо, а одни сапоги 2,5 тысячи стоят. С современными танцами проще. Что брейкеру надо? Спортивный костюм, «кроссы», шапочка. Это и родители купить могут.

Наш ансамбль часто участвует в различных конкурсах. Мне иногда очень обидно бывает: приезжаешь - из 50 коллективов восемь исполняют народные танцы, два-три - классику, остальные - эстраду. В той же Европе брейкеры давно на улицах скачут, в клубах так называемый «клубный хаос», хип-хоп. Там это форма время-препровождения, а мы такие «достижения» тащим на сцену.

На гастроли за рубеж всегда выезжаем с русскими народными танцами, и успех всегда неизменный. Смешно, согласитесь, ехать, например, с английской музыкой и хореографией в Англию. Все равно что в Тулу со своим самоваром. Жаль только, что у нас не ценят то, что ценится за границей. Спросите у молодых людей, какие народные пляски они знают. Даже «Барыню» не назовут.

- Что молодые: И от старшего поколения можно услышать: «Я хороводы не водила, дочка моя не водит и внучка не будет. Никому это не нужно. Жизнь теперь не та».

- Интересно, а что внучки будут танцевать? Может быть, лезгинку? Почему-то американцы - нация молоденькая - холят и лелеют свое кантри, евреи свои танцы берегут. У нас армяне свои национальные танцы на всех праздниках исполняют, азейбарджанцы тоже. Посмотрите, как малые народы дорожат своей национальной культурой. Малость, кажется, танец. Но ведь большое из малого складывается. Без любви к народному творчеству какие мы патриоты? Как государство сможет изменить ситуацию, когда все это медленно угасает, не знаю. Мы многое упустили. Потом на возрождение нужно будет тратить огромные средства. Да дело даже не в них. Люди нужны. Будут личности - все будет. Грош цена идее, если ее воплощать некому.

- Есть расхожий афоризм: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами».

- Я не думаю, что бездарности пробьются. Бездарный человек просто больше собственным пиаром занимается, дабы не быть уличенным в своей бездарности. Добьется какого-нибудь поста или постика, так на нем и застрянет. Талант творчеством занят. Ему некогда шум вокруг себя поднимать. Среди тех, кто в Калуге занимается хореографией, масса талантливых людей. Так что ваш афоризм не про нас.

- Каково сейчас пробиться самодеятельным талантам? Это у англичан любитель всегда выше профессионала. Взять хотя бы их знаменитые детективы, где старушки обставляют сыщиков Скотленд-Ярда.

- Мы, к сожалению, не англичане. Был у меня случай, когда пришлось просить одного товарища оказать нам спонсорскую помощь. Так вот он мне сказал: «Да что на вас, нищету, смотреть!» - «Вы придите и посмотрите, как эта, по-вашему, нищета «ножкой машет»! - ответила я. У нас столько замечательных ребят в самодеятельности! Ими не гнушается ни «Березка», ни хор Пятницкого (там наш Кирилл Гребешков танцует), ни та же «Гжель».

- Что вы считаете самым большим достижением «Калужского сувенира»?

- Самое главное достижение - стабильная показательная работа. Если коллектив готов в любое время выступить с часовой-полуторачасовой программой, значит, он остоялся. Да и продержаться 23 года самодеятельному танцевальному ансамблю в наших условиях тоже непросто. Раньше к самодеятельности совсем другое отношение было. Клубы в каждом селе, свои ансамбли. Старались народ привлекать. Порой до курьезов доходило.

Когда я училась в Калужском культпросветучилище (так колледж раньше назывался) мы даже породы коров изучали. «Зачем?» - спрашиваем у преподавателей. А нам объясняют: «В село поедете работать. Должны с сельской молодежью общий язык находить!» Смех смехом, но все начинается с «головы», насколько близка нашим руководителям данная тема. Сегодня детская самодеятельность отошла в сферу дополнительного образования. Юношеских и взрослых коллективов практически не стало.

Хорошо, пусть власти любят слово «профессионал». Только в Калуге профессионального хореографического коллектива нет. Оркестр народных инструментов есть, а ансамбля танца нет. Мы, наверно, единственный из крупных городов центра России, где нет своей хореографической школы. Мне говорят: «Успокойтесь, Елена Васильевна, существуют же отделения при школах искусств!» А так хочется иметь в городе настоящую школу! Тем более что силы у нас есть.

Еще мечтаю создать профессиональный ансамбль танца с разноплановым репертуаром. Чтобы балетмейстеру было интересно ставить, а танцовщикам - исполнять. Если идея сильная, цель хорошая, то она не может не реализоваться.

- Насколько вам присущ авантюризм?

- Когда начинаю что-то делать, люди шепчутся: «Опять Соболева какую-то авантюру затеяла». Я, можно сказать, живу от авантюры к авантюре. Если в моей жизни что-то стабилизируется, чувствую себя неуютно. Мне кажется, я просто прозябаю, как растение.

- В каком возрасте вы впервые сказали себе: «Я танцевать хочу»?

- Осознанно, наверное, лет в шесть. Танцевать мне нравилось, и, кажется, я танцевала всегда. Тем более что у меня хореографами были и мама, и папа. Мама, Евгения Васильевна Соболева, руководила танцевальным коллективом в Доме работников торговли. У нее я и начинала заниматься. Второй ее профессией была вышивка. Материально мы жили сложно. Мама подрабатывала.

Отец, Иван Захарович Меркулов, - видный балетмейстер, заслуженный артист РСФСР, танцевал в ансамбле Игоря Моисеева, был главным балетмейстером Северного народного хора. Отношения между родителями были непростые. Я даже фамилию получила от мамы, а отчество - от дедушки. Когда подросла, папа вел речь о том, чтобы мне фамилию сменить или взять двойную. Только я решила, пусть остается все как есть.

- Какие танцы вам в детстве больше нравились? Народные? Эстрадные?

- Эстрадного танца как такового у нас тогда не было. Это направление стало развиваться в стране лет двадцать тому назад. А в детстве я любила все танцы. На классике тяжело было - на пуантах всегда сбиваешь ноги. То, что трудно, маленького ребенка особенно не привлекает. Уже спустя годы понимаешь (мне это мама всегда повторяла и я своему сыну говорю): нет ничего лучше классической школы. На такую базу «ляжет» любая хореография. То, что в нас заложено в детстве, - багаж на всю жизнь, будь то танец, музыка, знание языков и т.д.

- Поступить в хореографическое училище, заняться балетом не было желания?

- Конечно, было. Однако мама сказала: «На учебу в Москве нет средств. Ты должна закончить восемь классов и пойти в техникум, где платят стипендию». Теперь понимаю: она просто не хотела меня отпускать, ей было бы тяжело остаться одной.

Судьба распорядилась по-своему. Я вдруг получила приглашение поступить в культпросвет-училище. Долго сомневалась, ведь помимо танцев еще спортом занималась: легкой атлетикой, спортивной гимнастикой, входила в десятку лучших спортсменов области. Уже в молочный техникум собралась. Говорили, там хорошая спортивная база. Тем временем лето подходило к концу. Представила, как буду в техникуме химию зубрить, и.. поступила в «кулек». Ни разу об этом не пожалела. Три года учебы пролетели незаметно. Мне все нравилось. Я попала в свою «колею». Так и иду по ней всю жизнь:

Потом закончила Калужский педагогический институт. Поступала в Санкт-Петербургский университет профсоюзов на балетмейстерское отделение. После восьми туров, пройденных на «пятерку», получила «два». Сказали, что толстовата. Как позже выяснилось, просто «засыпали».

Ко второй попытке похудела до состояния «кожа и кости». На последнем экзамене меня спросили: «Почему не поступили в первый раз?» «Толстая», - отвечала я. Даже задремавшие члены приемной комиссии проснулись. Перед ними стоял этакий «цветок Бухенвальда» в черном костюме. Правда, доучиться мне не удалось. Появился на свет мой сын, возникли другие обстоятельства.

- Не обидно?

- Пожалуй, нет. Отец мне всегда говорил (позже ту же мысль в одном из интервью Игоря Моисеева слышала): балетмейстера научить нельзя. Ставить и видеть дано не всем. Это либо есть, либо нет.

- Сцена - большой соблазн?

- Как для кого: Любовь к сцене - тяготение к положительной энергетике. Одно дело заниматься в репетиционном зале, совсем другое - выступать. Тебе аплодируют, ты получаешь мощный заряд эмоциональной энергии. Возникает некая эйфория. Заканчивается концерт, и снова хочется на сцену.

- Сами ощущали?

- Мне больше нравится работать в зале, что-то создавать. Перед выступлением мандраж, тревога. Как станцуют на этот раз? У всех ли получится? После концерта чувства удовлетворения не бывает. Скорее творческий зуд: что же мне теперь делать? Наверное, такое состояние присуще всем балетмейстерам.

- Есть среди них такие, на кого вы бы хотели быть похожей? Кумиры?

- Никогда не стараюсь быть на кого-то похожей. Стремлюсь совершенствоваться. И ребят своих учу тому же. Кумиров не имею вообще. Как говорится, не сотвори себе: Конечно, замечательных мастеров своего дела было в моей жизни много. Моя мама, отец, наш известный хореограф Маргарита Андреева. Смотрела, приглядывалась.

- Как к плагиату относитесь?

- На здоровье. Чем больше я отдам, тем больше получу. Я тоже черпаю откуда-то свои идеи. Буду копить - не найдется места для новых.

- Научить танцевать можно всех?

- Практически каждого. Но есть одно «но». Один будет танцевать артистично, другой - машинально. Конечно, обучать одаренного от природы человека, у которого выворотная стопа, хорошая растяжка и т.д., гораздо легче. Однако нет никакой гарантии, что из него получиться выдающийся танцовщик. Танцуют не столько ногами, сколько душой. Хотя детей в хореографические училища отбирают по антропометрическим данным, даже на конституцию родственников смотрят, многие бросают учебу: не всем хватает именно душевных сил. Вершин помогают достичь артистизм, темперамент и работоспособность.

- Раньше считали, что каждый хорошо воспитанный человек должен уметь танцевать. Обязательно ли вести ребенка на танцы?

- Я считаю, обязательно. Только танец может дать гармонию тела, движения, ориентации в пространстве. Постичь себя через движение - целая наука. Те, кто занимается хореографией продолжительное время, 5-8 лет, отличаются от других людей, в первую очередь своим мироощущением.

- Вы ходите по улицам, смотрите на людей. На взгляд балетмейстера, умеем ли мы двигаться?

- Увы: Многие, особенно молодые люди, пребывают в состоянии ужасной телесной зажатости. Смотрю и думаю: сколько же они потеряли! А девчонки! Красивые, а преподнести себя никак не могут. Сутулые, потерянные какие-то: С телесной культурой у нас вообще проблематично. Зато через 3-4 года занятий танцами подросток начинает существенно отличаться от сверстников в лучшую сторону. Могу судить по тем ребятам, которые занимаются у нас. Недавно разговаривала с мамой Саши Комарова. Даже педагоги отмечают: мальчишка изменился в лучшую сторону и внешне, и внутренне. Один из лучших учеников в классе, общительный, интересный парень.

- Ваш сын танцует?

- Естественно. С шести лет у меня занимается. Доставалось ему, конечно, больше всех. Был момент, когда в 15 лет он мне заявил: «Танцевать больше не буду!» Понадобилось три часа - все мои внутренние силы, чтобы объяснить сыну роль танца в жизни. Говорила о том, почему нельзя пренебрегать даром от Бога, нашими семейными традициями и тем, что дали ему занятия танцами (хотя бы авторитет среди сверстников). Трудности бывают у всех. У меня тоже иногда появляется желание все бросить. Только бросить-то легче всего. В конце нашего разговора он сказал: «Хорошо. Буду танцевать». И танцует. Параллельно компьютерным дизайном занимается, учится в 16-м лицее. Недавно его в ансамбль «Березка» приглашали.

- Вдруг внуки и внучки не захотят танцами заниматься?

- Неволить не буду, однако убедить постараюсь. Человек может развиваться одновременно в различных областях.

- Елена Васильевна, вы балетмейстер строгий?

- Есть разные мнения. Одни говорят, что со мной невозможно работать, другие - что я человек мягкий. Могу долго терпеть, но если что-то решила, переубедить меня невозможно. Со мной трудно срабатываются, но тот, кто сможет, остается надолго.

- А друзья остаются надолго?

- Друзья у меня «долгие» - 10, 15, 20 лет. Мне кажется, я не ищу дружбы. Настоящих друзей не может быть много.

- Бывает ли женская дружба?

- Женская натура очень сложная. С мужчинами дружить гораздо легче. Женщина - шкатулка с секретом. Трудно предугадать, куда повернет ее логика.

- На чем, по-вашему, семья держится?

- На понимании. Одно дело быть близкими по крови, другое - духовно. Ловлю себя на мысли: если мы с сыном перестанем понимать друг друга, то это будет для меня самая большая потеря. Вообще в этой жизни трудно найти человека, который понимал бы тебя и принимал таким, какой ты есть.

- Чего нашим женщинам в сегодняшней жизни больше всего не хватает?

- Этого самого понимания и не хватает. И в семье, и на государственном уровне. Хорошо, что президент стал говорить о женщинах, о детях. Только на деле нас во всем уравняли с мужчинами. Из головы не выходит работа: что там на работе, где заработать? Помимо этого, женщина тянет на себе хозяйство, воспитание детей. И это считается само собой разумеющимся. Женщин как таковых в нас не видят. А хотелось бы внимания, почтения какого-то. Очень мало россиянке достается семейного счастья. Одиноких много.

- Говорят, сами виноваты.

- Философский вопрос: Замкнутый круг получается. Чтобы женщины стали благополучными, мужчины должны быть другими. А с чего им быть другими, если мы, матери, их так воспитываем?

- Какие качества хотели бы видеть в своем сыне?

- Во-первых, чтобы он был добрым. Доброта мир спасет. Во-вторых, целеустремленным. Чтобы умел преодолевать трудности. В-третьих, заботливым. И по жизни, и в своей будущей семье. Сейчас ершистый очень. Главное для матери, чтобы не малодушничал. Тогда я буду спокойна за него.

Последнее время я пришла к выводу: как человек свою судьбу нарисует в мыслях, так она и сложится. Независимо от того, мужчина это или женщина. Надо научиться принимать жизнь такой, какая она есть, мелочам радоваться.

- Елена Васильевна, на гастроли ездить любите?

- Люблю. Правда, бывают периоды, когда устаю от гастролей. Хочется какое-то время побыть в тихой гавани. Сейчас работаю над новым проектом. Он предполагает большой гастрольный тур по России.

- Путешествовать нравится?

- Очень. Причем на машине, за рулем. У меня есть давняя мечта: поездить по Европе. Не так давно мне посчастливилось самой в Одессу съездить. Решение приняла спонтанно. В полтора часа уложила вещи и отправилась в дорогу. Ехала и думала: «Интересно, выдержу ли эти 1200 километров?» 43 часа, которые я провела в пути, доказали: да, я смогу объездить Европу сама!

- Каково на наших дорогах женщине за рулем?

- Я чувствовала себя наравне с мужчинами, и даже лучше. И скорость у меня была приличная. Ну, ободрали как липку: Так подобное со всеми автолюбителями приключается, независимо от пола.

- Мужчины-шовинисты считают: женщина за рулем что обезьяна с гранатой.

- Мужчинам, наверное, просто обидно. Раньше это был их закрытый клуб, как охота или рыбалка. Муж с гордостью говорил жене: «Я, пошел в гараж!» Мол, на святое не покушайся. И вдруг на священную мужскую территорию проникли женщины. Безобразие! Сейчас, мне кажется, все уже привыкли к женщинам за рулем. Насколько ты хороший водитель, от личности зависит. Бывает, мечется машина по дороге, в ряд пристроиться не может, аварийную ситуацию создает. Ну, думаешь, женщина! А при ближайшем рассмотрении оказывается, за рулем мужчина. Вот вам и «обезьяна с гранатой»!

- Есть ли у вас формула успеха?

- Упорство и стабильность. Стабильность в своих решениях, в выполнении задуманного. Чуточку везения, естественно, не помешает. Еще важно ощущение, что ты делаешь свое дело.

Блиц-вопрос. Блиц-ответ

- Легко ли вам пригласить мужчину на белый танец?
- Нет. Чрезвычайно сложно.

- Какую музыку любите?
- Разнообразную. Ту, что в данный момент созвучна моему настроению. Это может быть и классика, и рэп, и народная песня.

- Как относитесь к домашним животным?
- Обожаю кошек. Меня пленяет их грация, особое обаяние, независимость.

- Что такое судьба?
- Судьба - это линия жизни, которую человек проходит сам, и только сам.

Беседовала Светлана МАЛЯВСКАЯ
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.