Когда у Калуги были крылья

01:00, 07 февраля 2013
Вспоминают ветераны аэропорта Грабцево.

«Представители областных и городских партийных и советских организаций подходят к зданию аэровокзала, перед входом в который натянута голубая лента. Отсюда через застекленное фойе видно, как к перрону аэровокзала подруливает только что приземлившийся красавец Ан-2. А.Кандренков разрезает ленту. И сразу в аэровокзале становится многолюдно, шумно и торжественно». Так в 1971 году газета «Знамя» описывала открытие аэровокзала в Грабцеве. Более 200 тысяч пассажиров ежегодно проходило через воздушные ворота Калуги.

Сегодня здесь не многолюдно, не шумно. В начале двухтысячных аэропорт прекратил свою работу. И можно сказать, что Калуга на берегу «пятого океана» ждет летной погоды. Ждет с надеждой.

Как провожали самолёты

19-летнюю Тоню Алексееву в гражданскую авиацию в 1961 году привел случай. Аэродром в Секиотове находился прямо через дорогу от ее дома. Там она начала работать кассиром. В 1970-м перешла в Грабцево. Здесь стала дежурной отдела перевозок, потом диспетчером, старшим диспетчером по грузоперевозкам и работала, пока существовал аэропорт.

Антонина Ивановна Алексеева рассказывает:

- Из Секиотова рейсы выполняли только по области на самолетах Ан-2 и Як-12. Ан-2 мог взять на борт 12 человек, Як-12 – четыре человека. Когда в Грабцеве построили новый большой аэропорт, стали летать по Советскому Союзу. Уже на самолетах Як-40 выполняли рейсы в Симферополь, на Ан-24 - в Сочи и Ленинград. Потом появились Ту-134. Летали по маршрутам Калуга-Симферополь, Калуга-Сочи, Калуга-Кишинев, Калуга – Архангельск. Пассажиропоток был большой, особенно летом. Самые популярные направления южные – Сочи, Симферополь, Донецк, Геленджик, Анапа. Авиационный билет в Сочи стоил тогда рублей 26.

По области мы перевозили пассажиров практически во все районные центры. Это было нормально – слетать в Ульяново на самолете. С дорогами дело обстояло гораздо хуже, чем сейчас. Особенно много пассажиров было в выходные дни. Летали в Калугу по делам, на рынок. В багаже могли быть и куры, и поросята. В день мы перевозили по 300 человек. Я долгое время была дежурной отдела перевозок – встречала и провожала пассажиров. До сих пор со мной здороваются люди: «Здравствуйте! Помните, вы нас всегда отправляли? Мы самолетом к родителям в деревню летали».

Грузопоток тоже был большой. Грузы самые разнообразные. Например, в Свердловск, Новосибирск отправляли телеграфные аппараты. Мороженое возили – по три самолета в день в специальных контейнерах в Киров, Людиново, Хвастовичи. Сразу к прилету самолета подъезжали машины, чтобы забрать холодное лакомство.

Когда после закрытия аэропорта приходили в Грабцево (у нас там дача), слезы на глаза наворачивались. Хочется, чтобы туда вернулась жизнь.

Энтузиазм как подъёмная сила

Юрий Павлов в 1972 году окончил Сасовское летное училище, по распределению был направлен в Калугу. Окончил Ленинградскую академию гражданской авиации. Был пилотом, руководил летным отрядом до 1991 года. В 1993 году совершил перелет в Южную Африку – перегонял самолет Ан-2 в ЮАР.

- Больше всего мне нравилось на вертолете Ка-26 летать, потом на самолете Ан-2, а позже на Ан-12. На малой технике очень интересно работать – видишь все, что на земле. На большой машине поднялся, летишь среди облаков – и посадка. На Ан-2 летишь от Калуги до Средней Азии – страну видишь. Нас направляли туда на обработку хлопковых полей, - вспоминает Юрий Павлович. - Были и сложные рейсы. Случались аварии по погодным условиям и из-за человеческого фактора. Но внимания безопасности полетов уделяли больше. За этим строго следили. А теперь?

Вот взять одно из последних происшествий, когда во время рейса в Египет распоясался дебошир. Так, говорят, с ним справиться не могли. Один раз в моей практике был подобный случай. Мы летели в Калугу, у нас на борту был человек, освободившийся из Сухиничской колонии. Видимо, на радостях выпил и, когда сел в самолет, начал к женщине приставать. Но его быстро успокоили, привязали к креслу. В Калуге сели – хулигана тут же забрала милиция. Суд состоялся через 10 дней. Знаю, он получил 4 года. Побыл-то на свободе всего полтора часа. Раньше были такие законы. И транспортная милиция тогда сопровождала большие самолеты. После того, как в 70-х произошла попытка угона самолета, вышел приказ министра и экипажи вооружили.

Когда я пришел после училища, у нас в Грабцеве было три эскадрильи: две – самолетов Ан-2, одна – вертолетов Ка-26. Летчиков было около 100 человек. В основном в эту профессию приходили энтузиасты - люди с крыльями. Были у нас и женщины-пилоты - Рена Шемякина, Валентина Рапоцевич. Все хотели летать. Очень мало было людей случайных. Командир самолета получал 350-400 рублей. Очень большими эти заработки и тогда назвать было нельзя. С нынешними временами не сравнить. Зато энтузиазм был.

Сегодня это поколение уходит. А у гражданской авиации множество проблем. Одна из главных – кадры. В наше время много ребят приходило в авиацию из ДОСААФа. В 2008 году было предложение сделать на базе аэропорта в Грабцеве аэроклуб, молодежь привлечь. Письма писали руководству области. Но в ответ получили только «спасибо» за гражданскую позицию. А нужна законодательная база, финансирование. Нужны специалисты, чтобы аэропорт работал на уровне.

По волнам «пятого океана»

Сергей Болтунов прошел путь от пилота до командира самолета. В 1984 году, после Краснокутского летного училища гражданской авиации, пришел в Грабцево. Здесь работал до 1995 года, здесь завершил свою летную карьеру. Аэропорт и его личную жизнь устроил – будущая супруга Татьяна работала диспетчером ПДО в авиационно-технической базе.

– Мечтал стать летчиком я с пятого класса. Прочитал книжку «Два капитана» и решил: пятый океан – моя стихия! – поделился Сергей Иванович. - По окончании школы поступал в летное училище. Приемная комиссия находилась в Быкове. Было обидно, когда после хорошей сдачи экзаменов меня не приняли. В конкурсе, видимо, свои «подводные камни». Отслужил в армии, в спецназе. И снова поступал. На этот раз меня приняли в Краснокутское летное училище гражданской авиации. На распределении у меня было право выбора, и я выбрал свою родную Калужскую область, Грабцево. Первый мой рейс - в Дешовки, на обработку полей.

В те годы в аэропорту работало около полутысячи человек. Хороший коллектив, дружный. У молодых летчиков обязательно были наставники. Без этого нельзя. А наставниками моими были настоящие асы – летчики от Бога. Даже после окончания академии гражданской авиации, с определенными часами налета, будучи командиром, могу сказать, что я «зеленка» по сравнению с моими коллегами. Были те, кто налетал 11 тысяч часов, 17 тысяч. Когда обрабатывали поля с Николаем Павловичем Кустарниченко, Героем Соцтруда, были моменты - приборы отказывали (не самые важные), он говорил: «Сын, не беспокойся! Главное - чтобы ручки управления двигателем работали!»

Конечно, когда на борту пассажиры, ответственность больше. Безопасность стояла на первом месте. Регулярно проводились предполетные и послеполетные разборы в отряде, эскадрильях, звеньях. На сегодняшний день могу сказать, что в Московском авиаузле базируется 97 авиакомпаний. А раньше был один Аэрофлот и порядок был. Сейчас в России нет Министерства гражданской авиации, мы относимся к Минтрансу. В мою бытность Министерство гражданской авиации Бугаев возглавлял, он прошел путь от второго пилота до министра, досконально все знал.

Я уже давно не летаю, но до сих пор, когда речь заходит об авиации, на сердце становится тепло. Считаю, что Калуге сегодня не хватает крыльев, не хватает гражданской авиации, аэропорта. Но 9 февраля ветераны Грабцева снова встретятся и снова скажут тост: «За чистое небо!»

Подготовила Светлана МАЛЯВСКАЯ.
Поделиться с друзьями:

Комментарии

Ворчун 07.02.2013 19:15:02

Я, конечно, извиняюсь, но аэропорт в Грабцево открылся не в 1971-м, а годом раньше. Почитайте свой собственный текст и уберите "ляпы".

Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.