Шамиль: «наш Бог хороший, но народ у нас буйный…»

00:00, 04 апреля 2013
Шамиль – дагестанец, третий имам (правитель) имамата Дагестана и Чечни. Стал имамом в 1836 г. К этому времени уже 19 лет шла Кавказская война. Бои между горцами и русскими войсками нередко носили жестокий характер. 25 августа 1859 г. часть кавказского корпуса под командованием генерала А.М.Барятинского в дагестанском горном ауле Гуниб пленила Шамиля. В донесении Барятинского императору России Александру II говорилось: «Шамиль в плену. От моря Каспийского до Военно-грузинской дороги Кавказ покорен державой Вашей».

Александр II приказал доставить Шамиля в Санкт-Петербург. 3 сентября Шамиль на карете со старшим сыном Кази-Магомедом и двумя горцами-переводчиками под вооруженной охраной отправились в путь. Проехали Моздок, Георгиевск, Екатеринодар и Ставрополь. 13 сентября приехали в Харьков. Начальник здешней полиции сообщил сопровождавшему имама полковнику Трамповскому, что в Чугуеве (60 км от Харькова) Шамиля ждет Александр II.

Когда Шамиль предстал перед государем, Александр II сказал: «Я очень рад твоему нахождению в России. Жалею, что не случилось раньше. Раскаиваться не будешь, устрою, и мы будем друзьями». Эти минуты, судя по последующему высказыванию Шамиля, надолго запали в его память. Затем Шамиль был на смотре войск. Его особо заинтересовало стройное движение кавалерии. После смотра присутствовал на городском дворянском собрании. Всем, что Шамиль видел, он искренне восхищался.

19 сентября карета с Шамилем продолжила путь. И вот Санкт-Петербург. Совершил своеобразную экскурсию по городу, долго любовался Исаакиевским собором, выходил к Финскому заливу. Был принят Александром II, который предложил ему местом жительства г. Калугу. Шамиль поблагодарил царя за внимательное отношение к нему.

Соответствующее указание царских властей поступило калужскому губернатору В.А. Арцимовичу. В Калуге начали искать многоквартирный дом с учетом того, что в нем будет размещаться вся большая семья Шамиля, которая прибудет с Кавказа. Наконец такой дом нашелся. Это было здание, принадлежавшее помещику Сухотину. Но требовался его ремонт, и нужна была некоторая перестройка. Для выполнения этих работ была назначена соответствующая комиссия, наняты рабочие. Но, как они ни старались, к приезду Шамиля дом подготовлен не был.

В Калугу Шамиль с сопровождавшими его лицами прибыл 10 октября. Губернатор поздравил его с благополучным прибытием. В связи с неготовностью дома для заселения предложил ему временно пожить в гостинице, на что имам с благодарностью согласился. Это была французская гостиница «Кулон» с просторными номерами и богатой мебелью. Шамиль ожидал, что за дверью номера будет стоять вооруженная охрана, но этого не было. Более того, ему выделили прислугу приятной внешности и знающую его родной язык.

В гостинице Шамиль жил месяц. В это время он ездил по городу в подаренной Александром II карете, знакомился с достопримечательностями. 12 ноября Шамиль переехал в благоустроенный, заранее определенный для этого дом.

В трехэтажном доме было 13 комнат. Шамиль поселился на третьем этаже. Его просторная комната была и кабинетом, и молельной, и спальней. Была убрана в исламский зеленый цвет. В саду была построена небольшая мечеть. Шамиль с восторгом говорил: «Я думаю, только в раю будет так хорошо, как здесь».

Как-то в беседе с председателем Дворянского собрания Калуги Шамиль высказал наболевшие слова: «Приязнь и внимание со стороны ближнего всегда приятны человеку, но ваша приязнь после того, как я вам сделал столько зла, - совсем другое дело. За это зло вы по справедливости должны были растерзать меня на части. Между тем вы поступаете со мной как с другом, как с братом. Я не ожидал этого, и теперь мне стыдно».

Шамиль выглядел гораздо моложе своих 60 лет. Был крепкого сложения, ходил величавой походкой. Соблюдал все мусульманские обычаи. Одевался как истинный горец. Установленным порядком совершал намаз, соблюдал уразу (пост), весьма умерен был в пище, свинину и спиртные напитки категорически не употреблял. Интересовался и православной церковью. Бывало, заглядывал в церковь святого Георгия, где ему сделали специальное окошко, чтобы он мог, не снимая папахи, следить за церковной службой.

Однажды Шамиля пригласил к себе на чай епископ Григорий. Между ними завязалась беседа. Епископ Григорий спросил Шамиля:

- У нас и у вас один бог, а более строгий ваш. Почему так?

Шамиль ответил:

- Наш мусульманский бог хороший, но народ у нас буйный, и с ним следует обращаться строго.

В Калуге Шамиль посещал театры, музеи и больницы. В Хлюстинской больнице встретился в палате с раненным в боях на Кавказе мусульманским солдатом. Узнав, что его так же хорошо лечат, как и русских солдат, был потрясен. Дал ему 2 рубля.

В середине 1860 года в Калугу с Северного Кавказа прибыла семья Шамиля: две жены – Зейдат и Шаунат (третья жена осталась на Кавказе). Зейдат приехала с дочерьми – трехлетней Баху-Меседу и двадцатилетней замужней Наджават. У Шаунат была двухлетняя дочь Сафият. Приехали также жена старшего сына Шамиля Керинат и его младший сын Магомед Шефри с восемнадцатилетней женой Аминат. Семья Шамиля с телохранителями, переводчиками и прислугой составляла 22 человека. Любимой женой имама была Шаунат.

Узнав, что приехала семья, Шамиль быстро встал, скорым шагом пошел по лестнице, но вдруг одумался, вернулся в свою комнату, там и встречал всех. С трепетом и почтением входили приезжие, и каждый из них по восточному обычаю приветствовал Шамиля словами: «Салам! Салам!»

По окончании приема Шамиль приказал всем молиться в благодарность Аллаху за то, что все благополучно прибыли. Особо он беспокоился за жизнь жены Шаунат, а она все время после расставания на родине переживала за своего мужа, была уверена, что больше его не увидит, что его отправят в Сибирь на всю жизнь.

В Калуге женщины жили в доме и за пределы его ограждений никуда не ходили. Прогулки совершали по саду, куда посторонним вход был запрещен. Сыновья и зятья свободно ходили по городу и завели знакомства с калужанами.

На существование большой семьи Шамиля государство выделяло 15 тыс. рублей в год. Если учесть, что в то время баран стоил 3-4 рубля, а корова – 10-12 рублей, то будет понятно: это немалые деньги.

Летом 1861 года Шамиль с сыном Кази-Магомедом и двумя зятьями отправился в Санкт-Петербург просить у Александра II разрешения совершить паломничество в священный город мусульман Мекку (Саудовская Аравия). Царь хорошо его принял, но заметил, что сейчас не время, имея в виду, что Кавказская война еще не закончилась.

26 августа 1866 г. на Дворянском собрании Шамиль официально присягнул на верность русскому царю. В его письме Александру II говорилось: «Ты, великий Государь, подарил мне жизнь. Ты, великий Государь, покорил мое сердце благодеяниями. Мой священный долг как облагодетельствованного дряхлого старика и покоренного Твоею великой душой внушить детям их обязанность перед Россией и ее законными царями. Я завещаю им питать вечную благодарность к Тебе, государь, за все благодеяния, которыми ты меня осыпаешь. Я завещаю им быть верноподданными царям России и полезными слугами нашему отечеству».

28 сентября того же года Шамиль в Санкт-Петербурге присутствовал на торжественном бракосочетании царевича Александра Александровича с датской принцессой Марией Дохмаровой. На арабском языке Шамиль произнес речь, которую закончил словами: «Да будет известно всем и каждому, что старый Шамиль на склоне своих лет жалеет о том, что он уже стар и не может посвятить жизнь свою на служение Белому царю, благодеяниями которого он сейчас пользуется».

А между тем здоровье Шамиля ухудшалось. Стала болеть и любимая жена Шаунат. Нездоровилось и невесткам. Врачи рекомендовали изменить климат, переехать в более теплые края. Шамиль через калужского губернатора и военного министра России Д.А.Милютина обратился к Александру II с просьбой о переезде с семьей в более благоприятные климатические условия и посещении Мекки. Ему был предложен Киев. Шамиль согласился. Разрешено было и посещение Мекки в определенное им время.

В начале лета 1869 г. Шамиль с семьей на экипажах отправился в Киев. Проводил его уже другой калужский губернатор – И.Г.Шевич. Счастливого пути ему и его семье пожелали и калужане. Впервые они увидели мусульманских женщин в полном одеянии и с улыбкой на устах. Шаунат сказала: «Никогда не могла подумать, что в России нам будет так хорошо».

Год спустя Шамиль из Киева совершил паломничество в Мекку и Медину. Возвратился благополучно. В начале 1871 года он вновь совершил паломничество к святым местам. До Медины добрался благополучно, теперь предстояло продолжить путь в Мекку. Расстояние до нее было около 400 км. Дорога шла по пустынной местности. Здоровье у Шамиля ухудшилось, он ослаб. Его посадили в мягкое кресло, закрепленное между двумя верблюдами. Погонщик сильно ударил одного верблюда, тот рванулся, и кресло развалилось. Шамиль упал, сильно ушибся. Возвратился в Медину, где слег. 4 февраля того же года Шамиль умер. Похоронен в Медине на мусульманском кладбище.

Михаил СТРЕЛЬНИКОВ, кандидат исторических наук.

Подробно о жизни и деятельности Шамиля можно прочитать в изданной в Калуге в ноябре 2012 г. книге «Дагестан».

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.