Одним словом - Голова!

00:00, 02 февраля 2007

В каждой профессии, сфере деятельности есть люди, с которыми всегда хочется сравнивать других. Среди руководителей областного центра, уверены, большинство калужан таким считают Анатолия Минакова, бывшего городским головой с 1994-го по 1996 год. Вроде бы срок небольшой, а след остался заметный.

Сегодня Анатолий Иванович - наш гость. Вспомнить бурное время 90-х - это само по себе значительный повод. Но есть и еще, не менее веский: 21 января Минакову исполнилось 70 лет.

С юбилеем мы его поздравили накануне, а сейчас с удовольствием делаем это еще раз. Ну а разговор у нас состоялся далеко не юбилейный, а сугубо деловой.

- Анатолий Иванович, вы были строителем, успешным строителем и вдруг пошли во власть, в политику. Как это случилось и почему?

- Нет, это не вдруг. Только в «Сельстрое» я проработал двадцать восемь с половиной лет, дойдя по служебной лестнице до главного инженера треста. Потом около восьми лет возглавлял по «Калугастройматериалы». А параллельно с этим начиная с «Сельстроя» я был депутатом областного Совета, затем депутатом Законодательного Собрания первого созыва. Четыре или пять раз избирался депутатом Калужского городского Совета. А когда в начале 90-х пошел раздрай, все стало рушиться, на совете старейшин депутатов горсовета, чтобы не упускать ситуацию из рук, чтобы в Калуге оставался порядок, мне предложили стать председателем городского Совета. Я подумал, согласился, и депутаты меня избрали.

- Чем вы объясните свою убедительную победу?

- Люди сначала не понимали, что творится в стране. Нужен был человек, которого знают, которому доверяют, который может объяснить, вместе со всеми принять горе на себя. Наверное, депутаты видели во мне такого человека.

В конце 93-го года вышел указ президента Ельцина о роспуске Советов. Были назначены выборы городского головы. Директора заводов, бывшие депутаты мне говорят: иди, баллотируйся.

Моим соперником был Черников. Удалось победить. Так я стал городским головой.

- Помнится, вы тогда резко сократили управленческий аппарат. Кажется, человек на сто пятьдесят.

- Нет, на двести пятьдесят. Ровно на 50 процентов.

- Давайте вспомним то время. Какое хозяйство вам досталось?

- Ситуация была не хуже, чем где-либо, но и не лучше. То, что предприятия остановились, - факт? Факт. Снабжение было по минимуму - тоже факт. Зарплату, пенсии не выдавали месяцами. Люди выживали за счет прежних запасов, благодаря своим огородикам.

- Все это не по вашей вине.

- Нет, конечно. Мы на себя вину не могли взять, потому что не мы создали такую ситуацию.

- Что вам тогда удалось сделать?

- Мы в течение нескольких лет не повышали плату за коммуналку. Установили транспортные льготы для пенсионеров. Хоть как-то облегчали участь людей. Во время дикой приватизации удалось спасти от растащиловки заводы, магазины, особенно продовольственные, овощные.

Постепенно начали создавать рабочие места. Тут появился указ о свободной торговле. Помните, было разрешение торговать везде, кроме проезжей части дорог? Удалось изменить этот пункт, чтобы навести порядок в городе. Пошли челночники. Люди, вынужденные уйти с заводов, оказались при деле. Потихоньку, потихоньку положение выправлялось.

Даже в тех условиях в Калуге не останавливалось строительство жилья. Дороги содержали в надлежащем виде. Наладили снабжение людей хлебом. Ведь был момент, когда единственный в городе хлебозавод пришлось загрузить по максимуму, в три смены.

Я тогда дал слово, что за год тридцать мини-пекарен будет открыто. Прошел год - стали работать тридцать две пекарни. Проблема с хлебом была решена. Не допустили перебоев с завозом сахара.

- В памяти калужан сохранилась ваша доступность людям. Говорят, к вам можно было прийти на прием к семи утра. Это так?

- Я сам из простой крестьянской семьи и знаю, что значит для людей открытый руководитель. Людям нужны защита, совет, реальная помощь. Поэтому я и принял решение: с семи до девяти утра принимать посетителей. Без всякой записи. А в четверг принимал людей дважды: кроме утра, еще с четырех часов - только по жилищным вопросам.

- В девять утра прием заканчивался. Это было принципиальное решение?

- Калужане уже знали, что в девять часов прием заканчивается. Мне ведь нужно было еще и городом заниматься: дорогами, материальными ресурсами, поставками продуктов. А еще детскими садами (их тогда было 107), школами, больницами. Посетителей приходило столько, что хоть весь день принимай. Но я четко объяснял: в девять часов прием заканчиваю. Люди привыкли к этому и уже сами понимали: без пяти девять надо уходить.

- Какие, на ваш взгляд, качества должны быть присущи руководителю?

- В первую очередь, конечно, нужно понимать и любить людей. Если занимаешься только собой: занял кресло, руки на живот - и все дела - это будет чинуша. Нужно понимать, что ты здесь временно, что тебя избрали на какой-то срок и ты его должен отработать добросовестно. Не люди для тебя, а ты для них. Тогда все получится и люди тебя будут уважать, даже если где-то ты недоработаешь чуть-чуть. Люди видят, что ты не воруешь, не пьешь, не гуляешь, стараешься как можно больше сделать для людей. Я и сегодня, не стыдясь, хожу по городу, встречаюсь с теми же людьми.

- О тех, кто после вас пришел на должность городского головы, что можете сказать?

- Каждый работает по-своему. Я не хотел бы быть им судьей. Белобровский был моим первым замом. Но когда он допустил то, чего я не допускал, - чтобы город получил другое, пусть неофициальное, название, - люди сразу заговорили об этом. Это же все на виду, ничего не спрячешь. Если здесь чихнул - на правом берегу слышно.

- Что вам тогда помогало в работе?

- Я не одинок был. Чтобы держать город в чистоте, мне добросовестно помогали директора всех заводов. У всех ведь была дорожная техника - чистить территорию завода. Я их собирал: друзья, помогайте. Распределяли улицы, помогали. Причем за выполненную работу денег с города не брали.

И, естественно, нужен был жесткий контроль за всем. Чтобы отслеживать, какое ЖКХ работает лучше, какое хуже, специальную службу создал в аппарате управы. Она до сих пор работает.

В общем, город - это огромное производство. А я всю жизнь до этого занимался производством. Только если у меня в подчинении раньше было двенадцать тысяч человек, то стало 362 тысячи. Но не в подчинении, нет, просто я нес ответственность за них.

- Анатолий Иванович, как вы стали полномочным представителем президента России в Калужской области? Вроде бы неожиданный поворот в вашей биографии.

- Девяносто шестой год. Грядут выборы губернатора. Я тоже баллотируюсь и первым регистрируюсь в качестве кандидата. И тут меня вызывают к Борису Николаевичу Ельцину. И он мне говорит: «Ну, что, в губернаторы?» - «Да я могу и городским головой еще поработать». - «Нет. Пойдешь ко мне работать».

Руководитель администрации президента Филатов приносит указ, Ельцин его подписывает, вручает мне, ставит на стол бутылку коньяка, лимончик. Выпили по стопке, и он говорит Филатову: «Забирай бутылку, у себя допьете. Расскажешь ему, что и как. Этому человеку можно верить».

Так я оказался в новой роли. Согласитесь, отказываться было глупо.

- Люди по-разному восприняли ваше решение.

- Да, неодобрительно восприняли в основном старики. Я их собрал в Народном доме, объяснил: «Ну, кто-то должен защищать интересы народа и на этом уровне. Вы что, меня не знаете?» Некоторых убедить не смог, ну что ж... Хотя со временем, думается, и они поняли правильность моего выбора.

- Сколько раз вы встречались с Ельциным?

- Много. В месяц раз, а то и два. А по телефону общались практически каждый день.

- О нем говорят всякое. Будто бы к концу своего президентства он стал невменяемым.

- Неправда. Единственно, бывало, иногда вызывают в Москву, а уже в дороге звонок по мобильному: «Возвращайтесь. Президент в Барвихе, сегодня приехать не может». Хорошо, Калуга рядом. А как быть дальневосточникам, сибирякам?

- Сколько же вы пробыли в этой должности?

- Три года и восемь месяцев. За два месяца до ухода президента мне в администрации сказали: «Оформляйте пенсию. Кто-то новый придет - неизвестно, как дела повернутся». И я ушел. Хотя в совете администрации президента оставался еще долго, и при Путине.

- Вы были представителем президента. Что можете поставить себе в заслугу?

- Главное - никого не подставил. Власть у полномочного представителя большая. Ему подвластны все федеральные структуры, действующие в области: прокуратура, налоговая инспекция, налоговая полиция, УВД, ФСБ: Подконтролен губернатор.

О работе полномочного представителя надо судить по тому, какая обстановка в регионе. Если тихо, спокойно - значит, хорошо работает. У нас все было нормально.

- Анатолий Иванович, теперь вы пенсионер и могли бы просто отдыхать, как хочется. Получается?

- Нет. Да я и не мечтаю о покое. В мае прошлого года губернатор предложил мне поработать заместителем председателя комиссии по помилованию. Согласился. А с августа я возглавляю региональное отделение Союза пенсионеров.

- Расскажите о нем поподробнее.

- Это общественная общероссийская организация. Во всех городах и районах области созданы ее отделения. В региональном союзе уже более трех тысяч членов. Вступление у нас добровольное, по заявлению. Членских взносов нет. А задача союза - помощь малоимущим пенсионерам, защита тех, кому она требуется. Собрать людей, поговорить, за чашкой чая посидеть:

- Есть ведь Партия пенсионеров, ветеранские организации. Не дублируют они друг друга?

- Партия, по крайней мере в нашей области, никак себя не проявила. С областным Советом ветеранов мы заключили соглашение о взаимном сотрудничестве. Такое же соглашение заключили и с региональным руководством партии «Единая Россия».

- Анатолий Иванович, калужский период вашей жизни довольно-таки известен. А что было до него?

- Родился я в Воронежской области, в деревне Ушановка, в крестьянской семье. Отец потом стал служащим, переехал в город и нас перевез туда. Когда немцы заняли Воронеж, мы вновь уехали в деревню, к дедам. В семье было четверо детей - трое братьев и сестра. На себе испытал голод зимы 42-43-го годов. Тогда умерли дед мой Миша, мамин отец, и старший брат Иван. Остальных нас, больных, опухших, вытянули. Ну а весной появились лебеда, крапива, шаники - мороженые картофелины в полях. Ожили.

После освобождения Воронежа вернулись туда. Там закончил школу, строительный техникум. Распределили меня в город Дзержинск Горьковской области. Потом - армия. Служить заканчивал в Калуге, почему и оказался здесь.

Перед увольнением из армии подал заявление в Воронежский инженерно-строительный институт. Закончил его. Женат на калужанке.

- Где и как с ней познакомились?

- Ее отец работал на складах в нашей части. А она, тогда студентка Брянского лесотехнического института, во время каникул приходила к отцу. Тут я ее и приглядел.

- Как ее зовут?

- Люба. Любовь Федоровна. И вот уже 47 лет - в июле будет, как мы вместе. Вырастили сына и дочь. Они у нас молодцы. Имеют по два высших образования. Подрастают пятеро внуков. От детсадовского возраста до одиннадцатого класса.

- Знаем, что одно из ваших увлечений - пчелы. С чего это началось?

- Мой дед Миша был пчеловодом. Я с детства помогал, поддымливал ему. И где-то засела во мне эта «заноза». Хотел заняться пчелами всерьез, да все некогда было. И только 22 года назад купил два улья, поставил - с этого и началось. Было у меня восемнадцать ульев, сейчас только шесть - все-таки возраст сказывается.

- Ну и что это вам дает?

- Это, скажу я вам, благородное занятие. Потом - знание природы, единение с ней. Кроме того, мед очень полезен. Я ем его каждый день по сто граммов. Норма медициной проверена. Утром и вечером - по тридцать граммов, в обед - сорок, перед едой.

- Кто-то еще из домашних занимается пчелами?

- Только мы с женой.

- А кому же передадите их по наследству?

- Сейчас обучаю Максимку, старшего внука. И самый маленький, пятилетний, загорелся.

- Анатолий Иванович, вернемся к большой политике. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в регионе? Что вам нравится, что, может быть, не очень?

- Как бы кто ни хотел Анатолия Дмитриевича Артамонова «укусить» - это бессмысленно. Не было у нас последние лет пятнадцать такого грамотного, высокопрофессионального руководителя. Регион развивается стабильно, перспективы у него хорошие.

- А как оцениваете деятельность нынешних городских властей Калуги?

- В целом положительно. Городского голову Максима Акимова я знаю еще с тех пор, как он работал в областной администрации. Уже тогда он подавал большие надежды, обещая вырасти в хорошего управленца. Многие считают, что ему не хватает жизненного и производственного опыта. Ведь городское хозяйство, как я уже говорил, - это то же производство. Но я вижу, что он быстро учится, приобретает необходимый опыт. Главное ведь, что у него есть желание изменить ситуацию в городе в лучшую сторону, есть стремление работать. А это, я уверен, рано или поздно обязательно принесет результат.

- Анатолий Иванович, в нашей сегодняшней беседе вы отметили, что, будучи мэром, старались не допустить повышения тарифов на коммунальные услуги. Почему же сейчас они постоянно повышаются?

- Думаю, что местным властям следует более аккуратно и вдумчиво подходить к вопросу определения тарифов. Понятно, что проще всего заставить население платить по максимуму. Но ведь это путь, ведущий в тупик. Рано или поздно люди просто не смогут удовлетворять все возрастающие аппетиты коммунальщиков.

- Сейчас идет много споров вокруг того, следует ли вести застройку в исторической части Калуги. Кто-то решительно возражает против этого. Другие, наоборот, считают, что многочисленные старые здания, безусловно, представляющие историческую ценность, все-таки не вписываются в современные реалии и мешают дальнейшему развитию областного центра. Ваше мнение по этому поводу?

- Я профессиональный строитель, построил в своей жизни немало. Но всегда был и буду приверженцем того, чтобы максимально бережно относиться к нашей истории. Калуга всегда имела и, слава Богу, сохранила свой неповторимый облик, отличающий ее от других городов. И это надо обязательно сберечь.

В мою бытность мэром мне неоднократно предлагали различные варианты переустройства улицы Театральной. Мол, давайте снесем все одноэтажные дома и застроим ее многоэтажными зданиями и офисами. Но я тогда проявил принципиальность, сказав, что никогда не пойду на уничтожение одной из самых богатых в историческом плане улиц города. Мы тогда приняли решение освободить Театральную от автомобильного транспорта, сделав ее пешеходной улицей, привели, насколько хватило средств, в более-менее божеский вид.

Еще раз хочу повторить, что к вопросу застройки центра города надо подходить очень аккуратно. А тем, кто хочет строить, есть где приложить свои усилия. Пожалуйста, осваивайте правый берег, поселок Северный.

- На ваш взгляд, насколько реально воплощение в жизнь национального проекта «Доступное жилье»?

- Это очень серьезный и амбициозный проект. Но у меня вызывает сомнение, что его можно претворить в жизнь через ипотеку или жилищные кредиты частных банков. Уж слишком высока процентная ставка, поэтому широкие слои населения практически не могут ими воспользоваться. Было бы лучше, если бы это проходило под контролем государственного банка, например, Сбербанка, а процентная ставка была существенно понижена.

- Анатолий Иванович, ваши политические оппоненты упрекали вас, в частности, в том, что какое-то время в городе отсутствовала представительная власть. Мол, Минакову было удобнее работать без депутатского корпуса, поэтому он всячески препятствовал выборам городской Думы. Как вы это прокомментируете?

- Искренне не могу понять суть этих претензий. Я же не разгонял городскую Думу, не закрывал избирательных участков, дабы воспрепятствовать выборам. Если мне не изменяет память, выборы объявлялись трижды, но калужане не проявляли активности, поэтому представительный орган так и не был сформирован. Ну при чем здесь Минаков? Я же не виноват в том, что люди не доверяли этим кандидатам. А оставлять большой город без управления, естественно, нельзя. Поэтому пришлось работать без депутатов.

Что же касается намеков на то, что мэр, будучи лишен контроля, мог позволить себе какие-либо делишки, то я оставляю их на совести тех, кто так говорит. Моя совесть чиста. За годы работы я не присвоил себе ни копейки государственных денег. Ни разу не воспользовался случаем, чтобы улучшить свою жизнь или жизнь своих близких. Мою работу соответствующие структуры проверяли неоднократно, и, если бы какой-нибудь негативный факт всплыл, он бы наверняка стал достоянием общественности. Но, повторюсь, для этого не было никаких оснований.

Скажу больше: когда я был мэром, ко мне никто ни разу даже не рискнул обратиться с так называемым «коммерческим предложением». Скорее всего, потому, что заранее знали, какова будет моя реакция на этот счет.

- Как вы относитесь к новому закону о местном самоуправлении?

- На мой взгляд, он нуждается в серьезной доработке. Особенно в части финансового обеспечения муниципальных образований. Если у городских округов еще есть возможности повысить собственную доходную базу, то у сельских поселений в этом плане существуют огромные проблемы.

- Когда вас критиковали журналисты, вы обижались на критику?

- Никогда. Я же нормальный человек и всегда понимал, что объективная критика полезна для руководителя любого ранга. Со многими калужскими журналистами у меня установились хорошие отношения. Я и сегодня с интересом читаю местную прессу. Никогда не был подхалимом, но не могу не отметить вашу газету. Считаю ее одной из самых авторитетных, объективных изданий, где читатель всегда найдет достоверную информацию.

- На родине, в Воронеже, часто бываете?

- Каждый год. У меня, слава Богу, еще жива мама, там живут брат и сестра. Стараюсь обязательно их навещать.

- Как вы считаете, будут ли наши пенсионеры жить, не зная горя, как живут старики на Западе? Или этого никогда не будет?

- Лично я в это верю. Причем это произойдет в не самом отдаленном будущем. Главное, чтобы остался неизменным нынешний политический курс, проводимый президентом. Тогда, уверен, деньги, накопленные в Стабфонде, будут направлены на благо граждан, в том числе и пенсионеров.

- С каким настроением встретили юбилей?

- С нормальным. К прожитым годам отношусь философски. Уверен, что семьдесят лет - еще не время подводить итоги.

- Ваш главный жизненный принцип?

- Никогда не надо суетиться. Всегда оставаться человеком.

Блиц-вопрос. Блиц-ответ

- Ваше хобби?
- Про любовь к пчелам я уже говорил. Кроме этого, занимался кролиководством. Сочиняю для внуков сказки. Сейчас хочу написать две книги: о заслуженных строителях нашего региона и «Калуга: 90-е годы». Благо материалов много.

- Что для вас является главным в жизни?
- Моя семья. Это мой самый надежный тыл. С женой мы вместе уже сорок семь лет, рядом с нами постоянно дети и внуки.

- Как вы относитесь к современной молодежи?
- Хорошо отношусь. Хочу им пожелать быть порядочными и чтобы они в будущем избежали тех проблем, которые испытало старшее поколение.

- Вы по натуре оптимист или пессимист?
- Можно сказать, что я абсолютный оптимист. Даже в самые трудные минуты всегда знал, что на смену черной полосе в жизни всегда придет белая.

- Самый любимый праздник?
- Безусловно, Новый год. Мы обязательно собираемся всей семьей, дарим друг другу подарки, обмениваемся поздравлениями, а потом садимся за праздничный стол, украшением которого является фирменное новогоднее блюдо моей жены - кролик в сметане.

Беседовали Анри АМБАРЦУМЯН, Алексей ЗОЛОТИН
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.