Фабрика невидимок

12:02, 15 августа 2013

Самый скрытный в Калужской области НИИ может стать одним из самых заметных.

Как-то так повелось, что о нем всегда знали очень мало. А кто знал, предпочитал особо не распространяться. Любая форма любопытства в отношении деятельности этого НИИ воспринималась знающими людьми как праздная. В ответ - легкое касание указательным пальцем сомкнутого рта: «Тс-с-с-с… Военная тайна!» Расшифровка аббревиатуры ничего толком не поясняла. Что за секретная такая наука поселилась в этом крошечном городке? Над чем ломают головы в лесном уединении инженеры? А Бог ведает…    

…Подозрительно гладкий, стянутый с обеих сторон белоснежной разметкой асфальт уводит куда-то в сторону от столбовой дороги. От райцентра еще километра два. В глушь?.. Отнюдь. Дорога и не думает ухудшаться. Пять минут шуршания колес по зеркально-ровному полотну - и на машину начинают набегать упрятанные в живописном леске дома. Их немного. Даже есть небольшие улочки. В сторону каждой из них - белые таблички. На первой из них читаем: «Улица А.Берга».

Это уже что-то. Адмирал, академик Аксель Иванович Берг считается одним из родоначальников отечественной радиолокации, а конкретно - радиолокационной защиты. На перекрестке с улицей академика тормозим. «А до института дорогу не подскажете?» Поднявший на нас взор местный житель слегка озадачен: «Так, тут другой нет. Прямо - и упретесь». Игрушечные города хороши тем, что не заблудишься, а еще - что не нужны машины.

У проходной наконец-то обнаруженного нами в уютных елочках закрытого НИИ - яркие клумбы, изящные скамейки и скопище велосипедов. На душе становится сразу как-то теплее. Закрадывается предчувствие, что самую секретную в области науку делают вполне реальные и земные люди. Почему-то вспоминается известная в калужской истории нежная привязанность к двухколесному транспорту Циолковского с Лейпунским, а вслед за ней - иных «велосипедистов» мирового уровня: Бора, Капицы, Эйнштейна…

На проходной чрезвычайно закрытого научного учреждения нас открытой улыбкой встречает Анатолий Мартьянов. Должность - руководитель аппарата генерального директора ОАО «Калужский научно-исследовательский радиотехнический институт». Итак, это он - загадочный КНИРТИ. Наученные опытом - не выпытывать в отношении КНИРТИ ничего лишнего, - предлагаем Анатолию Мартьянову самому начать c главного:

- Наш институт образован 55 лет назад. Начал освоение берегов реки Протвы Аксель Иванович Берг, организовав испытательный полигон средств противодействия. 17 сентября 1957 года полигон реорганизовали в филиал Центрального научно-исследовательского института - 108. Этот день и считается днем рождения КНИРТИ. В 2011 году Министерство обороны и военно-промышленная комиссия при правительстве Российской Федерации определили КНИРТИ головным предприятием России по направлению «Системы и средства радиоэлектронной борьбы».

Городок у нас небольшой. Предприятие является градообразующим. Плюс рядом КЗРТА, который ранее был нашим опытным производством. Все это вместе позволяет решать задачи, которые перед нами поставлены.

- Кем конкретно поставлены? Кто сегодня является хозяином КНИРТИ?

- Государство в лице концерна «Радиоэлектронные технологии» - держателя наших акций. Сегодня концерн ставит задачу по объединению двух наших предприятий - КНИРТИ и КЗРТА. Пока мы в самом начале пути. Как говорится, пытаемся возвратиться на круги своя.

- Кто покупает ваши системы?

- Основной заказчик - Министерство обороны России. Есть также заказы от Министерства промышленности и торговли. И часть заказов - в интересах иностранных государств. Они закупают у России самолеты, а мы ставим на эти самолеты свое радиоэлектронное оборудование.

- А что, собственно, это такое - радиоэлектронная борьба? В чем физика процесса?

- Если коротко, cоздаем радиопомехи, которые не позволяют противнику обнаружить и уничтожить нашу технику.

- Можно сказать, оснащаете военные самолеты «шапками-невидимками»?

- Ну что же, довольно близко к истине…

- Вся военная авиация оснащается вашими средствами борьбы?

- Наиболее тесные связи у нас с фирмой Сухого. Почти все «сушки» летают с нашей аппаратурой.

- А МиГи - нет?

- Еще нет. Но должен сказать, что не так давно Министерством обороны было принято решение о том, чтобы все самолеты, которые сегодня стоят на вооружении в Российской армии, были оснащены средствами радиоэлектронной борьбы. Эта тема как раз в русле задач, поставленных президентом страны, о техническом перевооружении армии и доведении новой техники в ней до 70 процентов.

- Судя по экономическим показателям и доле КНИРТИ в общеобластных объемах промышленного производства, ваша радиоэлектронная наука способна хорошенько толкнуть вперед и экономику?

- Действительно, ввиду того, что мы - головное предприятие,  технологическая и техническая подготовка у нас существенно лучше, нежели на серийных заводах, которые мы привлекаем для выполнения своих работ. Мы выдаем конечный результат, готовый, скажем так, товар. Чтобы размещать такое наукоемкое производство на обычных серийных заводах, их надо серьезно подтягивать, потратить на эти цели год-два, а то и больше.    

- И есть кому этим заниматься?

- Конечно, людей не хватает. Серьезно ощущается кадровый провал в диапазоне 35-45 лет. Последствия, скажем так, государственных реформ.

- Насколько реально заделать эту кадровую брешь?

- Мы сегодня теснейшим образом работаем со студентами шести вузов страны. Сейчас на практике в нашем институте более 90 студентов. Мы предложили им условия, которые значительно отличаются от других предприятий и научных учреждений.

- И что же это за условия? Чем вообще может сегодня заинтересовать оборонный НИИ студента или молодого специалиста? Уж наверняка не деньгами или каким-то чрезвычайно доходным бизнесом…

- В самом деле, бизнеса у нас никакого. Но главное, по-моему, то, что, работая здесь, можешь стать высококлассным специалистом. Дело в том, что уровень наших разработок по многим направлениям лучший в стране. Это первое. Второе - мы ведем поддержку студента начиная с практики. Сегодня мы готовы заключать со студентами старших курсов договора и доплачивать им свою стипендию в размере минимальной оплаты труда. С условием, конечно, что он после окончания вуза поработает у нас 3 года. Если учится на «хорошо» и «отлично» - еще плюс 25 процентов.

- А практика студенческая оплачивается? Вообще - реальная она? А то нередко приходят ребята на производство, их попинают от одного начальника к другому - ни опыта производственного поднакопить, ни денег заработать…    

- Вот сейчас, например, студенты у нас устроены техниками. Дали им оклад - 5300. Учитывая, что загрузка у нас сейчас очень большая, мы сразу подключаем их к нашей основной работе. За это мы им платим вознаграждение - еще порядка 6-8 тысяч.

- А проезд? Жилье?

- Проезд на практику компенсируем. Общежитие - без вопросов.

- Хорошее общежитие?

- Нареканий по проживанию пока не получали.

- Вы что, мнением каждого студента интересовались?

- По сути, да. Мы проводим обязательное анкетирование как наших практикантов, так и их наставников, причем в два этапа: перед практикой и в конце ее. То есть предварительно опрашиваем каждого студента, направляя анкеты в вузы: чем бы молодой человек хотел у нас заниматься, что ему в первую очередь интересно? Были случаи, что ребята выказывали желание попрактиковаться в управленческой работе, покомандовать кадрами. Таким мы отказывали. Нам нужны технари, а не управленцы…

- И сколько же вам их нужно всего?

- Молодых инженеров - человек 250-300 в ближайшие 3-5 лет. Это было бы неплохо.

- А всего сколько в институте работает?

- Сейчас - около 1300 человек. Но мы учитываем, что нам нужно серьезно обновлять кадровый состав.     

- Хорошо, студент поездил к вам на практику, как-то проявил себя. Вы берете его уже в качестве молодого специалиста на работу. На что он может рассчитывать?

- В первую очередь на то, что он тут не окажется брошенным и никому не нужным. К нему сразу же прикрепляется опытный наставник. Индивидуальный план, задания, консультирование… Через год - аттестация по первым результатам работы. Как правило, итогом ее является повышение оклада либо вместе с повышением в должности. Это что касается профессии.

- А в материальном плане?

- Первым делом оплачивается проезд к нам молодого специалиста из любой точки России. Сразу же при устройстве - подъемные 40 тысяч. Предоставляем общежитие. Если семейная пара - отдельная комната. Если комнат на всех семейных не хватит - 50-процентная компенсация аренды жилья. Учитывая, что городок наш хоть и очень уютный, но маленький, а наше предприятие градообразующее, молодым парам, которые к нам приезжают, мы помогаем трудоустроить и «вторую половину».

- Даже если жена, скажем, не радиотехник, а учитель или библиотекарь?

- Без разницы. Ее трудоустройство будет уже и нашей заботой.

- Размеры зарплат можете назвать?

- Молодой специалист - 20-25 тысяч. Если человек по-настоящему интересуется делом, то через 4-5 лет сможет зарабатывать 40-50 тысяч. Руководитель перспективного направления - 60-80 тысяч. Вообще-то «потолка» в зарплате у нас нет. Мы сегодня закладываем в программу поддержки молодых специалистов деньги на предоставление 10 лучшим из них беспроцентных ссуд на покупку жилья по миллиону рублей на каждого. Это ежегодно.

- Если молодому специалисту интересна наука, он сможет у вас реализоваться?

- Мы приветствуем любого, кто решил продолжить свое обучение в аспирантуре. 50 процентов затрат мы берем на себя.

- Где же еще летают ваши системы кроме России?

- Это Индия, Малайзия, Алжир, Сирия. Интерес к российским самолетам проявляют Китай, Венесуэла. Если пресса пишет, что какая-то страна обращает взоры к нашей военной авиации, значит, автоматом там могут оказаться и наши системы.

- Насколько вы смогли бы прибавить в объемах?

- Знаете, вопрос «смогли бы - не смогли бы» тут даже не обсуждается. Мы просто обязаны выполнить поставленную перед нами головным концерном (а следовательно, государством) задачу: к 2020 году увеличить выручку в 3 раза. Договора заключены на 5-7 лет вперед.

- Для этого, очевидно, нужны серьезные вложения…

- Да, в ближайшие три года в обновление нашей производственной базы инвестируются 4 млрд. рублей.

…Нам показалось, что в своем разговоре Анатолий Мартьянов гораздо чаще применял глаголы в форме настоящего и будущего времени и гораздо реже - прошедшего. КНИРТИ сегодня - это привлечение молодых и умных, жадных до жизни и научной работы парней и девчат.

Впрочем, заглядывают сегодня в малюсенькой Протве (в этом, если так можно выразиться, нашем микронаукограде) не только в ближайшее будущее, но и в весьма отдаленное. На проходной института читаю объявление о записи протвинской малышни в первый класс. Приводите! И подпись: «Администрация школы имени академика Берга».

Алексей МЕЛЬНИКОВ.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.