Как в городе прифронтовом…

12:31, 10 января 2014

Повседневная жизнь Калужского гарнизона в годы Первой мировой войны.

В период Первой мировой войны калужский гарнизон и дамские комитеты полков, выступивших из Калуги на театр военных действий, активно пользовались, говоря современным языком, предоставленной им возможностью проведения благотворительных мероприятий на всех основных культурных площадках города, для приобретения подарков к Рождеству и Пасхе воинам, находившимся на фронте и на лечении в местных госпиталях. Это были театральные постановки, в том числе и подготовленные гарнизонными артистами, и семейные вечера, кинематографические сеансы. Пожертвования собирались на улицах города, в городских садах во время народных гуляний по выходным и праздникам, которые сопровождались игрой военных оркестров. К примеру, в 1916 г. на подарки воинам действующей армии пошли сборы от театральных спектаклей 11 февраля и 1 апреля в городском театре. 26 марта в зале Дворянского собрания, а 30 марта и 1 апреля на улицах города проводились кружечные сборы. В январе 1916-го солдаты 11-го маршевого запасного батальона под руководством офицеров сыграли на театральной сцене пьесу для выздоравливающих воинов. В марте того же года в зале Дворянского собрания состоялся спектакль, в котором были заняты офицеры воинских частей гарнизона. Летом два раза в неделю музыка в исполнении оркестров 11-го и 278-го запасных пехотных батальонов сопровождала народные гулянья в Загородном саду, во время которых также проводились сборы пожертвований.

При артиллерийском складе имелся свой кинематограф, зал которого вмещал 400 человек. Сеансы проводились по вечерам в субботу, воскресенье, понедельник и вторник. Цена билета для нижних чинов составляла 5 копеек, для офицеров – 15, для детей вход был бесплатным. Во время сеансов и антрактов играл граммофон, гармонисты, оркестр балалаечников.

Летом на Оке оборудовалась купальня для нижних чинов гарнизона, организовывалась спасательная служба, состоящая из двух человек, умеющих хорошо плавать, лодки со спасательным кругом. Офицерам и военным чиновникам разрешалось посещать железнодорожный и клуб Благородного собрания, буфет в Загородном саду, кондитерскую и кафе Болеслава и «Централь», рестораны Фёдорова в Городском саду и Дюдина. По случаю православных праздников военнослужащие присутствовали на церковных службах и парадах. Воинские чины других вероисповеданий тоже освобождались от своих обязанностей для присутствия на богослужениях (еврейская пятидесятница 25-26 мая, новый год 15-16 сентября, мусульманский гайды-курбан 24 сентября и др.)

Части Калужского гарнизона несли караульную службу по городу, обеспечивая охрану общественного порядка и безопасность граждан губернского центра. С началом войны было увеличено количество дозоров и сторожевых постов. Так, увеличено до пяти количество дозоров от части, заступающей в караул на городскую гауптвахту, дозорных для охраны порядка на железнодорожной станции «Калуга», в городском саду для наблюдения за нижними чинами, посещающими расположенный там театр; в госпиталях, где находились на лечении военнопленные; при управлении воинского начальника. Под охрану была взята территория калужского отделения заготовок продовольствия для армии, склад боеприпасов на железнодорожной станции и другие объекты. В частности, с 1 по 15 декабря 1915 г. караул по городу несли: запасные батальоны 142-го, 143-го и 144-го пехотных полков; 74-й, 180-й и 190-й пехотные запасные батальоны; 11-й и 12-й маршевые запасные батальоны.

В июле 1916 г. начальник гарнизона внёс изменения в порядок несения караульной службы. Все караулы разделили на два отделения: первое – в городе и на окраинах (16 караулов), второе – караулы в парковом городке и на четвёртой версте Окской железнодорожной ветки. Дежурный по первому отделению ежедневно в 11.30 производил развод караулов на Плац-Парадной площади. Так, в августе 1916 г. по первому отделению караульный наряд нёс 11-й пехотный запасной батальон, по второму – 288-й – 290-й пехотные запасные батальоны.

Увольнения нижних чинов за городскую черту было запрещено. Но, несмотря на приказ, их, особенно за Окой, систематически задерживали патрули. В конце мая – начале июля 1916 г. в районе Ромодановских Двориков проходили народные гулянья, где порядок вместе с полицией обеспечивали военные. Во время работы временного военного суда в Калуге в ноябре 1916 г. в его распоряжение командировались дежурные офицер и унтер-офицер, почётный караул и два посыльных.

Дополнительно начальник гарнизона учредил в городе три военно-полицейских участка. Приказом от 15 февраля 1916 г. начальниками военно-полицейских участков были назначены: прапорщик 91-го Двинского пехотного полка Козлов – 1-й участок; капитан 21-го Муромского пехотного полка Аптовцев – 2-й участок; прапорщик 12-го запасного батальона Попов. 24 сентября 1916 г. начальник гарнизона обязал пять запасных пехотных батальонов выделить по 15-16 рядовых и одному унтер-офицеру (ефрейтору) для организации 25 стационарных военно-полицейских постов.  Постовые поступали в распоряжение заведующих военно-полицейскими участками. В обязанность вооружённых винтовками постовых входило наблюдение за поведением и внешним видом военнослужащих, за правомерностью их нахождения вне расположения своих частей; оказание, в случае обращения, помощи полиции и частным лицам.

Военно-полицейские посты расположили на  всех торговых площадях города, дабы не допускать продажи нижними чинами казённого обмундирования. О спекуляции обмундированием сообщал в докладной от 23 сентября 1915 г.  Е.Трояновский, уполномоченный губернатора по заготовке обуви, одежды и другого снаряжения для войск: «Сегодня в 9 часов утра в торговых рядах несколько десятков солдат Калужского гарнизона продавали новые сапоги... От торговцев я узнал, что это происходит каждый базар, продав новые сапоги за 7-8 руб., тут же приобретают старые…»

По личной просьбе губернатора о прекращении доступа нижним чинам в булочную комитета Великой княгини Елизаветы Фёдоровны рядом с булочной был организован дополнительный военно-полицейский пост. Один из постов расположили напротив публичного дома. Калужское ГЖУ предложило руководству гарнизона запретить нижним чинам  посещение дома терпимости и «одиночных женщин», считая эти места удобными для распространения революционной агитации. Гарнизонное начальство сомневалось в законности предлагаемой меры. «Ни в уставах, ни в приказах такого запрета не имеется. В Петрограде полиция в прежние времена рассылала частям войск списки домов терпимости с обозначением платы, так как это гарантировало хоть какую-то безопасность для здоровья», - возражал калужский воинский начальник. В результате посещение заведения не запретили, но стационарный пост военной полиции рядом с ним расположили.

Представление, бытовавшее в обществе ещё до февраля 1917 г., об огромном (2 млн.) количестве дезертиров, разгуливавших по стране, оказалось ложным. Было подсчитано, что с начала войны до февральских событий общее число дезертировавших из армии составило 195 130 чел. (всего 1, 2 %). По данным 1916 г., в Калуге задерживали одного-трех солдат в месяц. Со своевременной поимкой дезертиров были проблемы. Так, начальник по строевой части 68-й команды выздоравливающих в декабре 1915 г. сообщал губернатору: «На днях мной лично арестован и препровождён на гауптвахту нижний чин Афончиков, который скрывался в Калуге, живя у своей матери на Косьмодемьянской улице, в собственном доме. Кроме того, вчера вечером мной был встречен на извозчике рядовой Наумкин, бежавший из команды несколько месяцев тому назад».

Часовых дел мастер Хазанов две недели укрывал в своём доме по Кутузовской улице в Калуге двоюродного брата, бежавшего из эшелона по пути в действующую армию.

Больше всего задержаний происходило на железнодорожной станции Калуга и в поездах между станциями Тихонова Пустынь и Калуга.

Полиция увеличила количество ночных обходов вместе с военным патрулём. Стационарные посты военной полиции расположили в районах подъездных путей к городу: напротив вокзала и ночной чайной, у Смоленской заставы, на Воробьёвской улице, ведущей к плашкоутному мосту через Оку. Ежедневно воинская часть, заступавшая в городской караул, дополнительно стала выделять офицера в распоряжение коменданта железнодорожной станции Калуга. Начальник гарнизона запретил выдавать «отдельные проездные документы нижним чинам одной и той же части, следующим в один и тот же пункт».

Рано или поздно беглецов разыскивала полиция, обнаруживала военная полиция, военные патрули. Виновных в укрывательстве наказывали штрафом. Так, в 1916 г. за это были оштрафованы родственники рядовых 287-го и 201-го запасных батальонов. Настоящий же поток дезертиров хлынул в тыловые губернии после Февральской революции.

Ирина БЕЛОВА, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории КГУ им. К.Э. Циолковского, член Российской ассоциации историков Первой мировой войны.
Статья написана на основании документов Государственного архива Калужской области и Российского государственного военно-исторического архива.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.