Талант есть у каждого

11:04, 10 июля 2014

Александр Кравченко – новый автор программы «Наше культурное наследие». На экраны уже вышло несколько его передач, пришло время познакомиться с их создателем.

В своем интервью Александр рассказал о том, что уже сделано и какие у него планы на будущее, а также о том, что остается за кадром в документальном кино и как фильм может влиять на автора.

- Как получилось, что вы стали автором программы «Наше культурное наследие»?

- Нана Кумелашвили, создатель этой программы, собирала материал о Серафиме Туликове и нашла в Интернете мой фильм «Признание в любви» (2009 год), посвященный этому знаменитому композитору. Нана связалась со мной и через какое-то время предложила сотрудничество.

Вообще тема культуры меня интересует давно. Я закончил Литературный институт им. Горького, отделение прозы, а литература – сфера объемная, и о культуре в этом институте говорили много. Когда работал на городском радио, был автором программ, рассказывавших о творчестве и жизни певицы Лидии Руслановой, композитора Евгения Дрейзина, о калужском периоде Гоголя, был цикл передач, посвящённый двухсотлетию со дня рождения Пушкина… Это что касается работы в сфере «аудио».    

А наработки опыта в сфере «видео» относятся ко времени работы на калужском канале ТВЦ. Правда, там мне досталась как главная медицинская тема и немного «люфта» для других программ.

Но если от всей этой предыстории вернуться к вашему вопросу, то здесь уже надо сказать о том, что уже после работы на телевидении я снял два документальных фильма. Первый - «Признание в любви» о Серафиме Туликове, и второй фильм «Знакомая незнакомка», посвященный Валентине Толкуновой.

- Кто из героев ваших программ и фильмов особенно повлиял на вас?

- Мне было интересно снимать фильм про Серафима Сергеевича Туликова. У него уже был, что называется, «уважаемый» возраст, но он оказался человеком ясной мысли, темпераментным при отстаивании своих убеждений, не поддающимся новомодным влияниям, хотя при этом видящим какие-то новые «необходимости» - и в искусстве тоже.

Сочинять он продолжал всегда и всегда любил Калугу, куда старался приезжать при первой же возможности. Благодаря этому у нас были встречи и на его малой родине, встречались и в Москве у него дома. Всё это впоследствии вошло в фильм, и эти встречи дали возможность почувствовать, насколько это большой и удивительный человек и композитор.

Конечно, очень яркое впечатление произвели встречи с Валентиной Васильевной Толкуновой. Уже во время первой у меня было ощущение, что я знаю ее очень давно, но мы какое-то время не виделись, а теперь встретились и продолжили разговор на том месте, где закончили при расставании. И во время этого общения преградой не стояли ни её «народность», ни популярность. И никакого «холода недосягаемой звезды»! Зато человеческого обаяния и достойной простоты было в достатке.

А познакомились мы, когда я брал у нее интервью для фильма о Туликове. После съемок мы обменялись телефонами, начали перезваниваться, у нас завязалось общение. Несколько раз, по её просьбе, я сопровождал Валентину Васильевну в Оптину Пустынь. Единственно, о чем сейчас жалею, что я все-таки немного держал дистанцию, думал: «Ну, сколько у нее там поклонников и знакомых – не буду досаждать ей». А она, если чувствовала, что человек ей близок по духовному строю, отзывалась. Её человеческое и творческое обаяние, конечно, удивительно, но больше всего меня потрясала ее простота.

Однажды, перед самым Новым годом, мы с Валентиной Васильевной договорились ехать в Оптину Пустынь. Встретились в Калуге, возле Гостиных рядов. Проделав долгий зимний путь из Москвы, Валентина Васильевна сказала, что очень хочет чаю, и мы решили зайти в ближайшее место, в гостиницу «Ока». А там - предновогодние корпоративы: музыка, свет, шум… Один из залов нам показался довольно тихим, мы зашли туда. А там, видимо, или всё только начиналось, или кто-то произносил речь – одним словом, ещё тихо.

Валентина Васильевна в этот день выглядела скромно: коса убрана, в платочке, без макияжа – она ведь ехала в монастырь. Тем не менее, когда мы зашли, в зале стало еще тише. И она своим весьма узнаваемым голосом, сказала: «Извините, мы, наверное, не туда попали». Мы развернулись и вышли. После этого она меня слегка подтолкнула локотком и с хитрой улыбкой сказала: «Слышали, как стало тихо?» Мы посмеялись.

Свободных столиков мы так и не нашли, и тогда кто-то из нас предложил присесть прямо здесь, в вестибюле на свободных креслах. Так мы и стали пить чай в вестибюле, напротив окошка администратора. Я говорю: «У меня есть еще курочка отварная, как вы, не против?» (Ехали-то поздно, удастся ли где-то поужинать?) Она: «Да, я бы перекусила».

И вот мы на глазах у изумленного народа стали вкушать. А в это время мимо нас все чаще начали ходить люди из того самого «тихого» зальчика, куда мы сначала вошли. Они деловито и быстро проходили к застеклённому выходу, в котором все курили, при этом обязательно быстро и искоса взглядывая на нас. А я смотрел на них и видел: они не верили своим глазам – она ли это и как звезда такого уровня может сидеть в каком-то вестибюле при гостинице и пить чай?! А ей было спокойно, комфортно. Но хочется подчеркнуть, что ее простота не игра или пренебрежение. Это от мировоззрения, от культуры.

Вообще, когда я думаю о людях, которые оказали на меня влияние, вспоминаю фразу Максима Горького: «Я представляю сам себя ульем, куда разные люди сносили, как пчелы, мед своих знаний и дум о жизни, щедро обогащая душу мою, кто чем мог». Я считаю, что если не лениться, не отмахиваться, а собирать от каждого человека по капельке нектара, то можно и самому зацвести. Поэтому я стараюсь быть внимательным к каждому герою.

- А какие у вас планы в других направлениях творчества?

- В своё время я сделал себе подарок к юбилею: выпустил сборник стихов «Букет». Сейчас готовлю к изданию второй сборник.

Частенько чувствую свою вину оттого, что мало времени уделяю творчеству. У Серафима Туликова есть замечательная фраза: «Надо быть ответственным перед своей судьбой!» Иначе говоря, если у человека есть талант, он должен быть реализован, а талант есть практически у каждого человека. Свой! Я буду продолжать писать стихи, постараюсь больше времени посвящать прозе. И, может быть, найду время для скульптуры. Также я надеюсь, что и работа в рамках проекта «Наше культурное наследие» позволит мне творчески развиваться. Ведь это процесс бесконечный. Я хочу, чтобы, несмотря на жесткие законы телевидения, это оставалось творчеством.

Надежда ЛУТОШКИНА.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.