В мире заблудших

10:45, 02 октября 2014

Вор-рецидивист повысил свою квалификацию - стал убийцей.

О мертвых говорят либо хорошо, либо… правду. А правда горькая. Наталья Мочкина (имена и фамилии всех персонажей по делу изменены) не была случайной жертвой, она словно искала для себя приключений и… нашла.

Поздно вечером 12 января в дежурную часть Жуковской полиции позвонил мужчина и сообщил, что в его квартире совершено преступление: изнасилована и убита девушка. Причем стражам правопорядка не надо было вычислять, преследовать и ловить злоумышленника. Звонивший облегчил им задачу – он запер его на месте преступления, а сам, по собственному признанию, сильно напуганный произошедшим, ожидал приезда полиции на улице.

Николай Слепарев встретил полицейских у своего дома, отпер квартиру. Убийце и насильнику не пришлось заламывать руки – Чуриков лежал на полу мертвецки пьяный. Его пытались разбудить и поставить на ноги, но тот только мычал и падал. Позвонивший в полицию хозяин квартиры выдвигал против собутыльника серьезное обвинение: мол, сам он, Слепарев, пошел к какой-то местной жительнице за водкой, а когда вернулся, увидел уже труп. Тело жертвы находилось в ванной, нож валялся рядом.

Пока полицейские дожидались оперативно-следственной группы и пытались привести в чувство главного подозреваемого, от их взгляда не ускользнуло нервное поведение Слепарева. Он постоянно курил и продолжал твердить: это Чуриков изнасиловал и убил молодую женщину. При этом откровенно сообщил, что и он сам имел с ней половой контакт. А ведь его ни о чем не спрашивали, велели ждать следователя.

На этом, в общем-то, интрига заканчивается. «Банальная ситуация», - так коротко откомментировал случившееся старший следователь Жуковского межрайонного следственного отдела СКР Сергей Залозный, имея, наверное, в виду, что приходилось решать задачки и посложнее. А на взгляд со стороны, дело само по себе просто чудовищное: ударами ножом в шею была убита беременная женщина, а вместе с ней погиб мальчик, который мог появиться на свет уже в марте.

На следующий день, проспавшись, Олег Чуриков давал показания. Вся его вина была в чрезмерной любви к спиртному – ну не может человек отвести руку, подносящую ему рюмку. Так и случилось в тот роковой день окончания длинных новогодних каникул. Спозаранку пил он с приятелями то шампанское, то водку. Ближе к вечеру пришел-таки домой, лег спать, а вскоре позвонил друг детства Колька Слепарев: «Приходи в гости, только побыстрее!» Ну как тут откажешь! «Приходи один», - добавил друг.

Накрытый стол был прост, не скатерть-самобранка: какие-то салаты, маринованные огурцы и начатая бутылка водки емкостью 0,7 литра. За нее приятели и взялись. Когда допили содержимое, Слесарев заговорщески произнес: «Пойдем, я тебе кое-что покажу». Чуриков был под такой «анестезией», что увиденное – мертвая женщина в ванне и море крови – никак не травмировало его психику. Он лишь деловито поинтересовался заплетающимся языком:

- Что случилось?

- Я перерезал ей горло, - признался друг детства.

- Как планируешь от трупа избавляться?

- Разрежу труп на части, а ты мне поможешь куски тела вынести из дома. И никто ее не найдет.

Чуриков ничего на это не ответил, опустошил еще рюмочку. Слесарев, видать, оценив несостоятельность приятеля заняться столь ответственным делом, настоял на том, чтобы Чуриков позвонил знакомому Дровянскому, имевшему в активе несколько отсидок по колониям, тот бы наверняка выручил. Но разговор получился коротким.

- Мне грозит десять лет, у меня труп, - посвятил в свою проблему Слепарев человека на другом конце провода, надеясь на помощь.

Дровянский решил, что его разыгрывают, и отрезал: «Я никуда не поеду».

Есть в материалах дела показания таксиста Платова. Примерно в девять вечера ему позвонил клиент, которого он раньше уже подвозил (это был Слепарев), и попросил приехать в с.Трубино: мол, нужно забрать от него девушку, сильно пьяную, и отвезти в Протву. Платов долго прождал заказчика у подъезда, но никто к нему не вышел, а мобильник клиента не отвечал. Раздосадованный водила отправил ему сообщение: «Не нужно обманывать» и вернулся домой. Где-то через час пассажир объявился: «Как мне позвонить в милицию?» Платов упрекнул: зачем-де обманывать, а тот доложил, что в его доме убийца, он его закрыл, а сам вышел на улицу.

- Звони 02.

Похоже, Слепарев суетился, не зная, как ему все же избавиться от трупа, вот и решил «повесить» его на друга детства. Однако эта версия не сработала, она была опровергнута в ходе следствия. Главным подозреваемым, а затем и единственным обвиняемым проходил по делу Слепарев. Вины своей он не признавал, отказавшись от дачи показаний. Но не отрицал, что с Натальей Мочкиной познакомился несколько лет назад, приятельствовали. Сам он периодически попадал на зону, в основном за кражи. Отбывая в очередной раз наказание, созванивался с Наташей, даже договорились о будущей встрече. Часто переписывались в «Одноклассниках», а 11 января Мочкина сообщила, что приедет в гости. Слепарев как раз незадолго до Нового года вышел из тюрьмы.

Их встреча состоялась. Наташу Николай встретил в Протве и отвез к себе домой в Трубино. Мужчина знал, что Мочкина живет с гражданским мужем, от которого у нее есть двухлетний сын, к тому же вновь ждала ребенка – это было само по себе заметно.

Что произошло в ходе этого свидания? Слепарев утверждает, что выпили водки, и Наташа предложила кавалеру заняться сексом. Все произошло по обоюдному согласию. А потом эта чудовищная расправа.

- Зачем он ее резал, если женщина была без особых претензий? – спрашиваю следователя Сергея Залозного.

- О мотиве остается только догадываться. Вину Слепарев не признает полностью. Следствие ему вменило две статьи УК РФ - часть 1 статьи 122 (заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией) и пункты «г», «к» части 2 статьи 105 (убийство с целью скрыть другое преступление). Слепарев не отрицал, что вступил с женщиной в половую связь, не используя методы контрацепции. Хотя знал о наличии у него ВИЧ-инфекции, был предупрежден об уголовной ответственности за возможность заражения и не предупредил женщину об опасности. Желая скрыть это преступление, Слепарев в ванной нанес женщине ножевые ранения в шею, от которых та скончалась на месте.

Чем он обаял Наталью, нам и вовсе теперь не узнать. Мочкина не была образцом хранительницы семейного очага и хорошей матерью. В отношении первого ребенка ее лишили родительских прав, любила выпить, вела антиобщественный образ жизни и предпочитала вращаться в компании себе подобных. В тот свой последний день жизни она оставила малыша гражданскому мужу, а сама отправилась якобы встретиться с подругой. Встретилась со своим палачом, добровольно.

Решать свою судьбу неоднократно судимый 35-летний Слепарев попросил суд присяжных. Присяжные заседатели в его невиновность не поверили. Собранные следствием доказательства их убедили в обратном. Судьи из народа вынесли свой обвинительный вердикт. А приговор суда таков: 17 с половиной лет колонии строгого режима и затем еще полтора года ограничения в свободе.

Людмила СТАЦЕНКО.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.