Пивная обида

08:49, 06 февраля 2015

От «ты меня уважаешь?» до тюрьмы один шаг.

В тот злополучный вечер, в среду 9 июля прошлого года, для Анатолия Астахова (1960 г.р.) не было ничего дороже полуторалитровой бутылки пива. Из-за нее он переступил грань и кардинально изменил свою судьбу. Теперь в его рационе совсем нет спиртного, а впереди многолетние будни по распорядку колонии строгого режима.

Ночной пожар в жилом доме в поселке Полотняный Завод наделал в округе много шума. Особенно после того, как люди узнали, что с помощью керосина и спички их односельчанин свел счеты с соседом из-за бутылки пива (а под «замес» попали еще двое). Сам Астахов вины своей так и не признал. У него своя правда: он лишь хотел возвратить свое.

В ходе следствия была установлена цепочка событий. Попробуем реконструировать ночную трагедию. (Имена и фамилии потерпевших и свидетелей изменены.)

В среду вечером Астахов возвращался к себе домой, по пути ему повстречался Владимир Симонов, проживавший на соседней улице. У них моментально выявился общий интерес: выпить, хотя в этом смысле день прошел не бесполезно для обоих - уже были нетрезвы. У неработающего Астахова (выручала пенсия матери) имелось горячительное - водка и пиво, так что пригласил приятеля к своему столу.

Выпивали беленькую, закусывали, смотрели футбол. Хозяина в какой-то момент сморило на диване. Но, по его признанию, ситуацию он контролировал. Так что от его внимания не ушло, как Симонов схватил бутыль с пивом и был таков. Астахов хоть и поспешил следом, но собутыльника не догнал. На улице было темно и тихо, приятель мог спрятаться в кустах, только он не отзывался.

До дома Симонова - рукой подать, отправился туда. На стук в дверь и зов - никакой реакции, свет в доме не горел (отключили за неуплату).

- Отдай, отдай бутылку! - кричал Астахов.

Но бесполезно. Казалось бы, ну черт с ним, с этим пивом - литром больше, литром меньше, завтра стребуешь компенсацию. Ан нет!

Возмущенный коварством приятеля, мужчина прямиком направился… к участковому пункту полиции, чтобы участковый уполномоченный помог рассудить знакомых и вернуть пиво. Но и эти надежды не оправдались - участкового на месте не оказалось. И вновь обиженный Астахов побрел по улицам, разыскивая Симонова с унесенной им «Хмельной бочкой». Потом вновь решил, что без помощи стражей порядка никак не обойтись. Пожаловавшись прохожему на судьбинушку, с его телефона сообщил в полицию, что его обокрали. Причем заявил ультиматум: «Не приедете - сам разберусь с вором, «замочу» его». На том конце провода заявителю велели оставаться на месте и ждать сотрудников полиции.

Дожидаться полиции пьяный мужчина не стал, чтоб не оказалось себе дороже. По пути домой еще раз попытался достучаться до Симонова, колотил в дверь, в окно - тот же нулевой результат.

Дело было уже к полуночи. Как сам признавался злоумышленник, дойдя до высшей точки кипения, он решил выманить приятеля на улицу. Астахов в очередной раз вернулся к дому Симонова, но теперь уже с бутылкой керосина. Горячей жидкостью облил ступени деревянного крыльца и бросил зажженную спичку.

Расчет был простой: приятель выйдет тушить пожар, тогда Астахов и предъявит ему свои претензии. Но Симонов так и не вышел из дома, и поджигатель отправился к себе спать - слишком беспокойным выдался вечер, утомился. Разбудили его полицейские… К тому моменту пожар уже был потушен, а на пепелище обнаружили три трупа.

Дом принадлежал двум семьям: одной половиной владел Владимир Симонов, другой - семья Кононовых из четырех человек. В тот вечер Симонов, его брат Алексей и их знакомый Николай Ванюшин, в последнее время проживавший здесь же (поскольку работал в поселке), находились во внутреннем дворе дома, когда Астахов колотился во входную дверь, выходящую на улицу. Были они выпивши, возможно, «раздавили» как раз его полторашку пива и никак не реагировали на требования Астахова. Угрозы того слышали соседи: «Отдай бутылку… Я вас накажу!» Разумеется, никто и представить себе не мог, что пьяные угрозы (чего только не ляпнет выпивший мужик) не пустые слова.

Теща, жена и дочь Григория Кононова уже спали, сам он задержался у телевизора. Почувствовав запах гари, выглянул в окно - соседское крыльцо полыхало огнем, дым заполнял уже и вторую половину дома. Мужчина разбудил домочадцев и позвонил в пожарную часть.

Тушили всем миром, но соседи погибли, отравившись угарным газом. Огонь уничтожил полдома, принадлежащего Симонову, и повредил другую половину.

Подозреваемый обозначился практически сразу: Кононовы ведь узнали по голосу Астахова, когда тот бился в дверь к соседям, требуя вернуть бутылку. И разбуженный полицией поджигатель в тот же день дал явку с повинной. Он признался, что руководила им сильная обида на Симонова. Да, он знал, что старый деревянный дом обитаем, что кроме обидчика в нем проживает еще одна семья, и, уходя, видел: пламя хоть и затихало, но горение продолжалось. Так что действовал вполне осознанно.

Позже Астахов поменял свои показания: мол, первоначальное признание давал спьяну, следователь неверно излагал сказанное им, а протоколы он не читал. Эти аргументы опровергали факты. Ну вот, к примеру, на тот момент, когда Астахов сделал добровольно явку с повинной, у правоохранительных органов еще не было достоверных сведений о совершении этого деяния именно им и соответственно достаточных оснований для законного привлечения его в качестве подозреваемого. Ну и как выяснилось в ходе предварительного расследования, было несколько свидетельств его намерений. Доводы стороны защиты о невиновности Астахова в умышленном убийстве, основанные на его утверждениях о том, что, поджигая дом, он был уверен - в доме никого нет, суд отверг. А нетрезвое состояние, как известно, не является извиняющим фактором, это то обстоятельство, которое отягчает по нашему уголовному закону наказание.

- Способ убийства необычный, - комментирует следователь Дзержинского межрайонного следственного отдела СКР Юлия Карамшук. - К сожалению, стало привычным, что после употребления спиртного происходит ссора, в ходе которой кого-то могут зарезать или забить до смерти. А здесь злоумышленник применил другой способ - поджог. Помимо того, что при этом погибли три человека, пострадали морально и материально жители другой части дома. Счастливая случайность, что их не постигла та же участь.

Действия Астахова были квалифицированы как умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества со значительным ущербом путем поджога (ч. 2 ст. 167 УК РФ) и убийство трех человек, совершенное общеопасным способом (п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Областной суд, конечно, учел противоправное поведение потерпевшего Симонова, явившегося поводом для преступления (прямо скажем: Владимир и его брат не были образцом поведения в быту, а чету Симоновых лишили родительских прав в отношении их малолетней дочери), но Астахова наказал справедливо: 16 лет колонии строгого режима с последующим ограничением свободы на полтора года. Он обязан компенсировать моральный вред (500 тысяч рублей) матери погибшего в сгоревшем доме 32-летнего Николая Ванюшина.

Анатолий Астахов не согласился с данным приговором и подал апелляционную жалобу в Верховный Суд.

Людмила СТАЦЕНКО.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.