«Тайна» Александры Троицкой

08:14, 06 марта 2015

Многие ли в нашей области знают об Александре Сергеевне Троицкой? А ведь она в своей калужской  лаборатории разработала методику ранней диагностики онкологических заболеваний  и  противолейкозную вакцину.  Кандидат медицинских наук, Почётный гражданин Калуги.

Родилась Александра Сергеевна Троицкая 14 мая (по старому стилю) 1896 года в селе Бряньково  Лихвинского  уезда, тогда входившего в состав  Калужской  губернии.

Вся ее жизнь – борьба, сопротивление трудностям. Ее мать, Александра Михайловна, потеряв в 1908 году мужа, осталась с двенадцатилетними сыном Дмитрием и дочерью Александрой, воспитала их. Училась Троицкая в Калужском епархиальном училище, где её любимым преподавателем был Константин Эдуардович. Впоследствии Александра Троицкая писала:

«Вспоминается следующий опыт по электричеству со слабым током: на стол устанавливался сосуд с водой, на дно которого Константин Эдуардович клал блестящий новенький серебряный рубль (видимо, специально припасённый). Затем 12-15 учениц, взявшись за руки, становились полукругом. Ученице, ближайшей к электрической машине, давался в руку провод, и слабый ток от неё передавался остальным. Затем ученице, стоявшей ближе к сосуду с водой, предлагалось опустить руку в воду и взять заманчиво блестевший рубль.

Задача казалась простой, и каждой хотелось достать монету. Ведь по тем временам рубль - это были большие деньги. Каково же было наше удивление и огорчение, когда при погружении руки в воду пальцы неожиданно начинали растопыриваться в разные стороны и никак не могли схватить рубль, разбрызгивая воду. Константин Эдуардович, объяснив, почему это так происходит, предлагал следующей ученице попытать счастья. Но, увы. Неудача следовала за неудачей. Тогда, видя наше огорчение, Константин Эдуардович сам выбирал из полукруга ученицу и, улыбаясь, с таинственным видом говорил: «Вот эта рука достанет заколдованный рубль!» И действительно, после небольших усилий ученице удавалось сжать пальцы в горсть, а затем вытащить из воды недоступную монету.

Для нас и по сей день осталось загадкой, каким образом Константин Эдуардович мог распознавать большую или меньшую восприимчивость человеческого организма к электрическому току.

Извлечённую из воды монету Константин Эдуардович демонстрировал всему классу, давал при этом научное объяснение, позволяющее легко понимать законы действия электрической энергии. Затем заветный рубль вручался им счастливице. Ученица смущённо начинала отказываться, так как она, как и мы все, хорошо знала, что Константин Эдуардович материально живёт необеспеченно и большую часть своего жалованья тратит на научную работу, на постройку какого-то необыкновенного воздушного корабля, представлявшегося нашему воображению похожим на жюльверновский корабль. На отказы Константин Эдуардович не обращал внимания. Он просто вкладывал в руку счастливицы её «добычу», а нас всех отправлял по местам для продолжения урока...»

По окончании училища Троицкая работала сельской учительницей. Затем — учёба в Харьковском медицинском институте (с осени 1921 г.), которую оставила с 3-го курса «из-за плохой материальной обеспеченности». Но медиком она стала, закончив в 1925 г. Калужскую фельдшерскую школу. А осенью 1927 года по путевке Союза «Медсантруд» была направлена на 3-й курс Астраханского медицинского института. В 1930 г. полгода поработала участковым врачом села Камазян Астраханской области. Потом была принята ассистентом кафедры физиологии Астраханского медицинского института. Но вскоре из-за болезни матери  была вынуждена вернуться в Калугу. С 1931-го по 1939 год она  — врач-бактериолог городской санбаклаборатории, преподаватель микробиологии медицинского техникума.

В 1939-1944 годах А.С. Троицкая — ассистент кафедры эпидемиологии  Казанского медицинского института.

Защитив в феврале 1944 года кандидатскую диссертацию, Троицкая работала доцентом кафедры эпидемиологии Астраханского медицинского института. Вновь вернулась в Калугу в 1956 году.

Здесь она активно занялась исследованием ранней диагностики злокачественных новообразований, разработкой противолейкозной вакцины. Участвовала в 3-й Всесоюзной конференции по авиакосмической медицине, проходившей в Калуге в 1969 году.

В 1971 г. в Калуге была создана научно-исследовательская лаборатория - филиал лейкозной лаборатории Всесоюзного института экспериментальной ветеринарии, где стала работать Александра Сергеевна. Статьи Троицкой печатались в журналах «Вестник сельскохозяйственных наук» и «Доклады ВАСХНИЛ». Однако противораковая вакцина, разработанная Александрой Сергеевной, с трудом пробивала дорогу среди чиновничьих московских барьеров. Вот как писал об этом Игорь Шедвиговский в очерке «Тайна» - для всех»:

«Вся «вина» Троицкой заключалась в том, что она своим новаторскими исследованиями зацепила интересы закосневшей онкологической науки, пирамиду ее структур с  Герценовским институтом и онкологическим научным центром на вершине. Столичные корифеи высокомерно негодовали: выскочка из провинциальной Калуги пытается сделать что-то не по их образу, а свое, да еще силится спорить и не сдается...

Душили безжалостно и коварно. Наша группа поддержки Троицкой, куда входили видные московские журналисты, пытаясь подключить печать, радио, натыкались на одних и тех же консультантов и рецензентов из института Герцена. Вместе с тем настораживало вероломство Минздрава. С одной стороны - запретительные приказы, с другой — записки с просьбой пролечить такого-то или такую-то, как правило, высокопоставленных чиновников, членов ЦК. Значит, знали, что вакцина может помочь? Пробовали добиться содействия Института медицинской радиологии, что в Обнинске. Ничего хорошего не вышло: «Не наш профиль. Кто даст деньги?» Директор института академик Зедгенидзе, когда мы с Троицкой, получив разрешение Минздрава, все-таки приехали к нему, повел себя просто неприлично. Зная его не первый день, я не верил своим глазам, когда он через седую голову Александры Сергеевны, склоненную над микроскопом, крутил пальцем у виска и подмигивал мне как сообщнику. Я потом высказал ему все по этому поводу и далеко не в салонных выражениях.

В Калугу зачастили комиссии. Они не давали себе труда вникнуть в суть дела, а, видимо, пытались что-то выведать. Так и было. «Раскололся» один из «визитеров», человек с двойной фамилией (одну помню: Серебров) и, как оказалось, с двойной совестью. Подписав акт о «ненаучности» работы Троицкой, он укатил в Москву, а оттуда прислал письмецо главному онкологу области Антонине Петровне Никольской, которая, кстати, была подругой Александры Сергеевны (о чем он не знал). В этом послании профессор-наглец предлагал вызнать формулу питательной среды у старухи, которая, мол, скоро может унести ее с собой в могилу, а они вдвоем, дескать, как истинные ученые, обратят тайну Троицкой на благо науки. Мне довелось беседовать с почти столетней Антониной Петровной незадолго до ее смерти. Она призналась, что не может забыть омерзения, которое ее охватило тогда. Она показала письмо подруге, та сняла копию и передала мне: «Авось пригодится». Пригодилось…»

Последние годы Троицкая проживала в Калуге по адресу: ул.Суворова, 118. Умерла она 19 апреля 1979 года. Похоронена на Пятницком кладбище.

Считаю, что память об Александре Сергеевне должна быть увековечена в виде мемориальных досок на доме, в котором она проживала, и на здании городской больницы № 4 (бывшей Хлюстинской), где работала.

Наталия КОЖЕВНИКОВА,
член Калужского отделения Союза краеведов России.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.