День рожденья – грустный праздник

10:02, 15 мая 2015

Когда труп – плохой подарок.

День собственного рождения в прошлом году для Валентины Губиной выдался весьма грустным: 13 мая примерно в полдень она обнаружила мужа мертвым на кровати. Вместо гостей у праздничного стола – сотрудники «скорой» и полиции. Муж Валентины, Евгений Губин (1978 г.р.), кстати, не дожил до своего дня рождения всего два дня. Был он достаточно молод, но уже нажил себе серьезные болячки – проблемы с желудком, печенью, поджелудочной железой… Вдова не забыла об этом упомянуть визитерам: наверно, внутреннее кровотечение началось из-за язвенной болезни, а может, сердце остановилось, в общем, умер супруг скоропостижно. При внешнем визуальном осмотре каких-либо признаков насильственной смерти эксперт не выявил.

О том, что труп криминальный, стало известно уже на следующий день. Вскрытие показало, что мужчина умер вовсе не от болезней, а от механической асфиксии, то есть его кто-то задушил.

Следственно-оперативная группа прибыла на место происшествия – в коммунальную квартиру, где проживал погибший с женой и двумя детьми. Хозяйка сразу же занервничала, была даже несколько агрессивна, на неприятные вопросы не отвечала, все больше сетовала на свои жизненные проблемы. Также были опрошены соседи, у которых накопилось немало претензий к Губиной. Они характеризовали ее как пьющую, при этом нарушавшую общественный порядок, с мужем часто ссорилась, и дело нередко доходило до драк.

В УМВД России по г. Калуге, куда доставили вдову для следственных действий, она созналась в убийстве мужа и захотела дать явку с повинной, которую изложила собственноручно. По признанию Губиной, в ночь на 13-е между подвыпившими супругами возникла словесная перепалка, переросшая в потасовку. Жена начала толкать мужа, хватать его за шею, тот упал на кровать. Женщина пошла спать в другую комнату, а супруга обнаружила днем все в той же позе.

Правда, после того как Губина узнала о возбуждении уголовного дела по факту насильственной смерти супруга и осознала, что за это придется отвечать, она стала отрицать свою причастность к произошедшему. Более того, пригрозила полицейским, что пожалуется: мол, дала объяснения и явку с повинной под угрозами обещаний отправить ее детей в детский дом.

- Преступление было совершено в условиях неочевидности, - рассказывает старший следователь СО по г. Калуге СКР Евгений Гуляев. - И прямых мотивов, которые могли бы с самого начала указать на Губину, не усматривалось, они были выявлены только в ходе следствия. Сама Губина надеялась, что никто не докажет ее вину. Следствию пришлось отсечь все «лишнее», чтобы определить: это сделала именно она.

В тот вечер, накануне беды, Губина встречалась с подругой, Тамарой Блиновой, которую попросила помочь убраться в школе, где работала уборщицей. С собой Валентина взяла трехлетнюю дочку, к слову заметить, она всегда брала с собой ребенка, чем бы ни занималась. Малышка бегала по коридорам, а мама с тетей за разговорами и употреблением алкоголя терли полы. После 23 часов переместились на детскую площадку, все потягивая градусный коктейль.

Губина злоупотребляла давно, мужу это не нравилось, хотя тот и сам не был трезвенником, но в силу своих заболеваний приходилось сдерживать себя: иначе чуть переберет – и с ног падает.

Евгений вышел из троллейбуса, на остановке встретил приятеля Егора Кирпиченко, и мужчины тоже ударили по пивку, Муж и жена держали друг друга в поле зрения, одинаково, но порознь проводя свой досуг. Губина даже принесла супругу еще две банки «Балтики». Потом женщины переместились в квартиру.

- Что-то я поднабрался, - пожаловался Губин собутыльнику и, поскольку передвигаться самостоятельно уже не мог, попросил проводить его до дома.

Кирпиченко позвонил Валентине: мол, помоги доставить до квартиры (а она была на пятом этаже) Евгения. Вдвоем, чертыхаясь, довели Губина до комнаты. Когда Кирпиченко укладывал перебравшего дружка на кровать, тот подытожил: «Как хорошо, что я дома». В общем, на момент ухода приятеля Губин был жив. Психофизиологическая экспертиза (детектор лжи) подтверждала: испытуемый ничего не знает о деталях совершения убийства.

Подруга, Тамара Блинова, ушла после Кирпиченко. За ней Валентина закрыла дверь в квартиру.

В двух смежных комнатах, которые занимала семья Губиных, в ту ночь находилась их 14-летняя дочь, достигшая возраста уголовной ответственности за совершение убийства. И как это ни ужасно звучит, следствие ее не могло исключить из числа подозреваемых. Как рассказал следователь, на допросах выяснялась каждая мелочь, вплоть до того, кто в какой последовательности и на сколько оборотов закрывал и открывал двери комнат.  И опять же именно применение полиграфа как средства доказывания сыграло свою роль: девочка была непричастна к случившемуся. Она спала, когда родители ссорились. А утром, собираясь в школу, старалась не шуметь, чтобы не разбудить отца, – спали они в одной комнате.

Проверку детектором лжи Губина не выдержала. Психофизиологическая экспертиза показала, что женщина располагает информацией о деталях совершения убийства, то есть в явке с повинной она написала правду.

- По УПК РФ полиграф не является доказательством по уголовному делу, - комментирует следователь Евгений Гуляев. - Однако это новшество, введенное в систему криминалистики, часто используется при расследовании преступлений, совершенных в условиях неочевидности, когда нельзя с полной уверенностью сказать, кто именно из круга подозреваемых причастен к убийству, кто для этого имел повод, мотив и основания. Ввиду того, что использование полиграфа является тоже экспертизой – психофизиологической, которая дает оценку психологическим моментам, то согласие на ее проведение необходимо. То есть испытуемого принудить пройти полиграф никто не может, он может отказаться от этого в письменном заявлении. Но граждане, которые уверены в своей невиновности, часто пользуются данной экспертизой.

- То есть Губина против полиграфа не возражала?

- Она не была против. На момент ее задержания до выяснения обстоятельств Губина отрицала свою причастность к преступлению. Но на тот момент она находилась в состоянии алкогольного опьянения, так что экспертизу проводили, когда Губина протрезвела. Полиграф показал, что она причастна к убийству.

В уголовном деле есть, естественно, и другие доказательства. Как уже было сказано, следствие рассматривало версию о том, что дочь Губиных могла располагать информацией об убийстве либо быть причастной к его совершению, и потому проводилась прослушка телефонных разговоров. В одном из них с родственницей погибшего, обсуждая «воспитательный» прием в отношении старшей дочери, Валентина, явно будучи под градусом, говорит: «А ты задала ей вопрос, почему я их разбила? Я же не просто так к ней полезла и разбила очки. Да, я и Губина задушила, и очки разбила».

Валентина Губина не являла собой образ положительной матери. Малышку она кормила грудью, держа в руке рюмку, по рассказам очевидцев. В быту доставляла много беспокойств соседям, с которыми отношения не складывались. Соседи даже писали жалобы в полицию, правда, до поры до времени все ограничивалось профилактическими беседами. Старшая дочь по-своему любила мать. Чувствуя перспективу оказаться в детском доме и до конца не понимая, что же все-таки произошло, девочка в ходе следствия всячески идеализировала ее. Дочь была на хорошем счету в школе, учителя ее хвалили.

Как это ни странно, Валентину Губину оставили под подпиской о невыезде, считая, что родная мать лучше казенного дома, к тому же тогда она еще работала, уволили ее позже. На какое-то время старшую дочь помещали в социальное учреждение, а трехлетнюю оставляли с матерью. Кстати, Губина умудрялась скрываться от следственных действий, проводя время в веселой компании, ее даже объявляли в розыск.

Как выяснилось в ходе следствия, женщина любила не только выпить, она баловалась и наркотиками. Следователь выносил представление по поводу того, что органы опеки и попечительства своевременно не взяли данную семью на особый контроль. Забегая вперед, скажем, что обе девочки сейчас живут с родственницей своего погибшего отца. Мама теперь к ним вернется не скоро. Несмотря на то, что Валентина Губина (1980 г.р.) ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не признала своей вины, в отношении нее вынесен обвинительный приговор. В колонию она отправится на довольно длительный срок – на 9 лет.

Много в нашей действительности происходит семейных драм и трагедий. Эта история несколько особенная, хотя с виду такая же, как тысячи других. Созданная по любви семья практически развалилась, супругов последнее время объединяли дети, общая крыша и кредиты. Но этого оказалось слишком мало.

Мечтали ли они о будущем – своем и детей? Какие планы строили? Алкогольное пристрастие не просто разрушило семью, а погубило ее. Без яростного выяснения отношений женщина просто придушила ставшего ей ненавистным мужа, в общем-то, без особого повода.

Приговор в законную силу не вступил. Все имена и фамилии фигурантов по делу изменены.

Людмила СТАЦЕНКО.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.