Барятинская аномалия и медынский кимберлит

10:34, 24 июля 2015

Геофизики МГУ, создавшие под Юхновом уникальную научно-образовательную базу, раскрывают главные секреты калужских глубин.

Тише! Говорит Земля

Раньше сюда «ходил» только трактор. А еще - геологический вездеход. Для иных машин дорога до запрятанной в угорском бору Александровки была не по зубам. С десяток километров латаного асфальта от «Варшавки» до Беляева еще куда ни шло. А вот оставшиеся 12 до вымирающей Александровки, признается один из старожилов базы, ученый-геофизик с геологического факультета МГУ Николай Шустов, приходилось брать штурмом: со студентами, аппаратурой, провизией, обмундированием и т.д.

- Спасибо прежнему губернатору Сударенкову, - вспоминает самый трудный, начальный, этап становления в калужской глухомани будущего центра отечественной электроразведки Николай Львович, - помог в середине трудных 90-х годов проложить до нашей базы надежную грунтовую дорогу.

Знающие толк в непроходимых колдобинах, геофизики уважительно именуют петляющий меж сосен в направлении их прибежища укатанный песок - «хайвей». Можно было бы, конечно, найти место для создания научного центра и поуютнее, поближе, так сказать, к благам цивилизации: с дорогой, газом и пригородной электричкой, но для геофизики это исключено. Напротив, их наука жаждет тишины и отсутствия всяких техногенных возмущений.

Скажем, проходящие в 80 километрах от Александровской базы электропоезда уже звенят в чувствительных геофизических приборах. А приборы эти должны как раз измерять электрические, магнитные, гравитационные поля, но не поездов, конечно, а Земли. Причем с невероятной точностью. Отсюда и геофизическая «страсть» к уединению. В смысле - к максимальной защите аппаратуры от возмущающих шумов. Чем дальше в лес - тем выше… точность.

Учись, студент!

Александровская база научная и учебная одновременно: здесь уже более 20 лет проходят практику студенты-геофизики и одновременно ведутся научные исследования недр. Принадлежит кафедре геофизики геологического факультета МГУ. Хотя содержится и главным образом финансируется частной компанией «Северо-Запад». У университета (пусть даже самого большого в стране) просто нет средств содержать такой научно-образовательный центр. Между тем все понимают, что без полевых практик настоящим геологом и геофизиком не станешь.

Понимают это и те, кто таким настоящим геофизиком уже стал. А именно - бывшие выпускники геофака МГУ, взявшие на себя в лице компании «Северо-Запад» и его директора Андрея Яковлева, по сути, спонсорские функции по отношению к геофизической базе в калужской Александровке.

- Андрей Георгиевич, собственно, все тут и построил, - обводя рукой получившийся в итоге симпатичный научный городок с лабораториями, хранилищами, столовой, обсерваторией, уютными коттеджами, просторными палатками, футбольным и волейбольными полями, вышкой-скважиной и даже крохотным геофизическим музеем, - удовлетворенно поясняет Николай Шустов. - И поддерживает базу по сей день. По сути, меценат всего этого дела. Вместе с тем ученый, сотрудник кафедры. Те деньги, что приносит его геофизическая компания «Северо-Запад», вкладывает в базу. Скажем так, ее вдохновитель. Со стороны же университета таким же вдохновителем является Виктор Казимирович Хмелевской - профессор, доктор наук, заведующий отделением геофизики геологического факультета МГУ.

В итоге будущее отечественной (и не только) геофизики получило идеальный тренажер для оттачивания своих профессиональных навыков. А настоящее - для обсуждения и обкатывания самых передовых и прорывных идей в этой сфере.

В юхновской Александровке сегодня прижились не только студенты-геофизики МГУ, но и студенты Московского геолого-разведочного университета. Плюс студенты из Саратова, Дубны и даже Страсбурга.

- В летние месяцы у нас одновременно проходят практику порядка сотни студентов, - говорит Николай Шустов. - В зимние поменьше - человек по пятьдесят. Зато зимой здесь царствует наука: съезжается масса людей с самыми последними разработками, новейшей аппаратурой, интересными исследованиями. Целая выставка достижений геофизического хозяйства получается. Если поначалу Александровский полигон задумывался как база исключительно по электроразведке, то сегодня он вполне может рассматриваться как центр отечественной геофизики в целом.

Приключения магнитной стрелки

Особая гордость базы - обсерватория. Но не с телескопами (не астрономическая), а с магнитометрами и теодолитами (геофизическая). С виду обычный уединенный домик, но с довольно необычной (если не сказать - сюрреалистической) обстановкой внутри: в просторной комнате четыре гигантские бетонные тумбы - вот и вся «мебель». На каждом исполине попискивает мышкой малюсенький прибор (многотонные бетонные подставки под них, для того чтобы исключить помехи). Один безостановочно бдит за магнитным полем Земли, другой - за электрическим, третий - за блужданием магнитных полюсов по планете. Короче, полная и непрерывная «электрокардиограмма» недр. Обзор километров на 100 в глубину - вплоть до мантии получается.

Тут лет 7-8 назад, поясняет Николай Шустов, поднялся шум: северный магнитный полюс вдруг взял и двинулся в сторону моря Лаптевых. Причем с приличной скоростью: десяток километров за год. Наука переполошилась и выдвинула теорию, что магнитные полюса на Земле вообще склонны менять полярность через каждые 50 тысяч лет. Срок для цивилизации, конечно, длительный, но для геофизиков - уже сегодня необъятное поле для размышлений.    

Причем необъятность его для ученых из Александровки сохраняется даже не в планетарных масштабах, а сугубо областных: уж больно интересные геологические объекты «рассекретили» по ходу дела геофизики под землей калужской. Один из них - Барятинская магнитная аномалия. На просьбу рассказать о ней поподробней Николай Шустов как-то загадочно поднял глаза к небу и почти благоговейно выдохнул:

- О-о-о!.. Это действительно интересная история. Как у нас часто бывает, мы сначала ее обнаружили, а потом уже полезли в геологические фонды и выяснили, что мы далеко не первооткрыватели. Геологи узнали о ней еще в 1938 году. Но недоисследовали. Мы ей серьезно занялись заново. Потому что стало ясно: аномалия гигантская.

- Как-то можно выразить это количественно?

- Скажем так: магнитное поле Земли в районе этой аномальной зоны примерно на треть превышает фоновое значение. Это очень много - примерно 20 тысяч нанотесла.

- Часто ли в природе наблюдаются такие всплески?

- Следующая по силе - Курская магнитная аномалия. Еще одна - в Днепропетровске. Так вот, когда мы начали заниматься Барятинской, то выяснили, что аномальных зон там целых три. Связаны они с расположенным там одним из крупнейших месторождений железистых кварцитов. По сути, то же самое, что в Курске, разница только в глубине. Если в Курске это десятки метров, то здесь месторождения находятся на глубине порядка 600-700 метров. Но это нормальная ситуация, потому что геология всегда работает на будущее. Как в Штатах, например. Там ведутся гигантские работы по поиску нефти. Её находят, но не стремятся сразу разрабатывать. Геология всегда работает на поколение вперед. Так и железистые кварциты в Барятине. Пройдет несколько десятков лет, и ими надо будет заниматься.

Надо же, Барятино - типичная глухомань, самый неперспективный, как принято считать, район и - на тебе: самый богатый одновременно. Будущий Клондайк. Как, может быть, и Медынь. Там уже не железистый кварцит геофизики исследуют, а следы кимберлитовой трубки упорно ищут. А та, как правило, наводит на алмазы.

- За последние два года мы сделали там детальную магнитную съемку и провели исследования целым рядом электроразведочных методов, - комментирует интерес александровских геофизиков к медынским недрам Николай Шустов. - Все признаки кимберлитовой трубки налицо. Скорее всего, с высокой степенью вероятности она существует. Мы продолжаем там работать, хотя пока в области ни одной алмазоносной кимберлитовой трубки не обнаружено. Я подчеркиваю слово «пока», потому что все может быть. У нас же с каждым годом совершенствуются методы…

Ремонт дороги к знаниям

Совершенствуются, но, как показала жизнь Александровской базы геофизиков, далеко не все. К важнейшему научно-исследовательскому центру до сих пор не проведен Интернет. Сотовой связи, правда, тоже путевой нет, но на это александровские геофизики уже махнули рукой: да бог с ней, переживем, а вот без Интернета - навряд ли. Спутниковый страшно дорог, да еще и с быстродействием черепахи. Невнимательна к ученым местная власть? Да вроде не скажешь: из района приезжали на 20-й юбилей базы. Плюс руководство полиции местной посетило с инструктажем - тоже своего рода к науке внимание.

- А по научной или образовательной части - все-таки как-никак МГУ - крупнейшая научная база в России - с областью на этой почве как-то контактируете? - задаю давно напрашивающийся вопрос. - Может быть, вас привлекают к каким-то местным просветительским проектам?

- Увы, нет, - признается Николая Шустов. - И это - грустный аспект. Но нам очень бы хотелось. Единственно, кто проявляет интерес, - национальный парк «Угра». Мы постоянно принимаем участие в его научных конференциях. У нас с ним налажено тесное сотрудничество. А что касается просветительства, то к нам лишь пару раз приезжали юхновские школьники. Но это были разовые, частные договоренности, которые так и не переросли в систему. А нам на самом деле есть что рассказать и что показать любознательной молодежи. И мы очень хотели бы, чтобы контакты по образовательной и просветительской части с областью были гораздо интенсивнее.

- Действительно, досадно, что столь серьезный научный потенциал, что накоплен в Александровке на геофизическом полигоне, малодоступен калужанам. Судя по всему, не каждый регион может похвастать наличием столь серьезной научно-образовательной базы.

- Согласен: далеко не каждый. Похожая база есть разве что на Байкале. Да и больше, честно говоря, не назову. На самом деле база в Александровке уникальная. И, конечно, очень хочется, чтобы ее богатый научно-образовательный ресурс был максимально использован и калужанами. Мы рады любым плодотворным контактам. И сами с радостью приняли бы помощь. Еще раз спасибо областной власти за дорогу. Но вот если бы ее еще сегодня и немного подсыпать - она все-таки песчаная - совсем было бы хорошо. Дорога ведь не только нам нужна, но и местным жителям. Тут же целая деревня вокруг базы, по сути, заново возродилась…

Алексей МЕЛЬНИКОВ.
Фото автора.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.