Затянуло бурой тиной гладь старинного пруда

13:34, 09 октября 2015

Полотняный Завод страдает из-за отсутствия очистных сооружений. 

Воз и ныне там 

С коренным жителем этого посёлка Владимиром Александровичем Ерёмкиным я познакомился в редакции, куда он принёс письмо, в котором с самого начала обозначил проблему: «Недавно в «Вести» прочитал статью о состоянии Оки под Калугой. Автор в ней сетует на отсутствие пляжей и других мест для купания, на обмеление и загрязнение реки. Хочу сообщить автору публикации и заодно всем читателям «Вести», что один только наш посёлок Полотняный Завод с шеститысячным населением превратил реки Суходрев и Шаня в сточные канавы, что делает невозможным купание не только в них, но и в Оке и Угре, куда они впадают». 

Как выяснилось из беседы с Ерёмкиным, в дзержинской районной газете «Новое время» он прочёл статью о проекте строительства в Полотняном Заводе гостиницы, в которой ничего не сказано о том, куда денутся отходы её жизнедеятельности. И подумал: а всё туда же - в реки Суходрев и Шаню. Именно в них поступают стоки от домов с улиц Советской, Молодёжной, Слободки, Кутузова, Новой Слободки, 17-го микрорайона, кафе «Гончаров», больницы, поселковой управы. В эти же реки поступают отходы предприятий, размещенных на территории бывшей «Сельхозтехники», а также от предприятия «Бумажная мануфактура». Самое обидное, что это видят все жители посёлка, знают об этом власти и контролирующие органы в Дзержинском районе. Даже иногда, говорят, штрафуют нарушителей, а воз и ныне там. 

Владимир Александрович ловит рыбу на реке Суходрев обычно ниже плотин, за автомобильным мостом. А 2 сентября решил подняться выше них, поскольку вода в излюбленном месте оказалась грязной, и то, что рыболов увидел там, буквально шокировало его. От бывшей полноводной реки, уровень которой составлял около двух с половиной метров и постоянно поддерживался двумя плотинами (одна находится на фабрике, другая - в черте посёлка Полотняный Завод), осталась речушка шириной метров в десять и глубиной не более метра. Её можно было перейти в болотных сапогах. Сначала он удивился, но потом понял, что фабрика на своей плотине открыла шандоры для того, чтобы промыть русло, по которому стекают в реку сточные воды с предприятия. Такие операции она проводила и раньше, но шандоры открывала на короткий срок и вновь закрывала. От рыбаков и других жителей поселка он узнал, что шандоры были открыты уже около месяца. И река обмелела. Кафе «Гончаровъ» и лодки лежали на дне водоёма. 

О проблемах посёлка мой собеседник знает не понаслышке. В 1968 году Владимир Ерёмкин поступил на Полотняно-Заводскую бумажную фабрику начальником паросилового участка, в обязанности которого входило обслуживание водозабора. Потом работал мастером в жилищно-коммунальном хозяйстве, где ознакомился со всей канализационной системой посёлка. 

Прежде всего я поинтересовался, в каком состоянии было поселковое канализационное хозяйство во время его работы в нём и в каком состоянии находится сегодня. 

 - Я проработал в ЖКХ года четыре, был мастером, в моём подчинении находились пять сантехников и сварщик, а поселковые очистные сооружения, кстати, числятся бесхозными уже много лет,- рассказал Ерёмкин. - В 17-м микрорайоне, например, были три КНС, перекачивавшие стоки на работавшие в то время очистные сооружения. В районе «Сельхозтехники» они поступали на очистные сооружения фабрики «Победа», которые тоже действовали. Но фабрика закрылась, очистные её никто обслуживать не стал, и они пришли в упадок. «Сельхозтехника», в свою очередь, развалилась, вместо неё появился пяток предприятий. Все три КНС перестали работать, и грязные стоки теперь сливаются напрямую в реку Шаню. А вот от бывшего общежития, от бытовок московского предприятия «ГЕОКОМ» и от пятиэтажного дома с улицы Молодёжной канализация поступает напрямую на близлежащее поле и скапливается в низине. Весной вместе с талыми водами образуется настоящая речка, которую местные жители зовут Селивановкой. Она несёт всю скопившуюся в низине грязь в Суходрев. 

Всю эту канализационную систему я, как говорится, изучил изнутри, а теперь жилищно-коммунального хозяйства нет, а запах от стоков распространяется по всему посёлку. Мне горько от того, что живём в дерьме и все вместе делаем вид, что так вроде бы и надо. 

Вода вернулась в Суходрев 

На днях он пошёл ловить рыбу на старое место ниже плотины и был удивлён, увидев, что вода в Суходреве после прошедших дождей вновь поднялась, а главное, стала намного прозрачнее, чем раньше. Как выяснилось, на бумажной фабрике просто отремонтировали радиальный отстойник и конусную ловушку. К сожалению, отходы производства – ленточки полиэтилена - по-прежнему сбрасываются в реку. Для устранения этой причины больших затрат не нужно. Надо просто соблюдать технологию, упаковывать отходы полиэтилена и вывозить их на утилизацию. 

В свою очередь, я рассказал Ерёмкину о том, что весной 2012 года мне довелось присутствовать на заседании межведомственной комиссии по вопросам безопасности гидротехнических сооружений. Тогда выяснилось, что из всех объектов, входящих в гидрокомплекс в Полотняном Заводе, в собственности местной бумажной фабрики находилось водосбросное сооружение, две плотины на реке Суходрев и технологические пруды. В то же время хозяина части грунтовой дамбы, моста, водоотводного канала и водосливных плотин на прудах установить не удалось. Однако оказалось, что есть «бедный родственник», который готов был взять себе это ничейное хозяйство. Это музей-усадьба «Полотняный Завод», на основе которого сегодня развивается государственно-частное партнёрство. Я поинтересовался у своего собеседника, в каком состоянии, по его мнению, находится полотняно-заводский гидрокомплекс сейчас. 

- Я отработал на этой фабрике почти 30 лет. Система работы её водозабора входила в круг обязанностей паросилового участка, который я возглавлял, - рассказал Ерёмкин. - Технологические пруды раньше принадлежали Гончарову. И хотя за ними сегодня нет надлежащего ухода, тем не менее вода в них всегда отличалась по чистоте от воды в реке Суходрев в лучшую сторону. Раньше на фабрике делали бумагу с водяными знаками для денег и ценных бумаг, забор воды для их изготовления шёл не из реки, а из прудов. Сейчас уровень воды в технологических прудах упал на уровень моего роста - 1 метр 75 сантиметров. Это я знаю точно, поскольку мне не раз приходилось погружаться в эти водоёмы. Браконьеры на сливном канале пруда приподняли шандоры, чтобы им удобнее было ставить сети. А в образовавшуюся щель затащило дерево, которое там находится и сегодня, поэтому уровень воды стал ниже того, что был прежде. Большая плотина была в опасном состоянии уже в то время, когда я работал на фабрике. Раньше, в 

70-х годах, при советской власти, весной на ней поднимали шандоры и стойки полностью, чтобы прошёл во время паводка лёд, заодно в этот период прочищалось и русло реки. Весь мусор и даже деревья уносило прочь. Потом ставили на место стальные стойки и шандоры, заменяя пришедшие в негодность. Пруды вновь наполнялись. А поскольку возникла опасность, что при очередном подъёме обветшавшие стойки окончательно развалятся, их перестали поднимать, чтобы не оставить фабрику без воды. 

Отчего позеленел пруд? 

В заключение я попросил Владимира Александровича сказать, что все же, на его взгляд, надо сделать, чтобы экологическая обстановка улучшилась не только в музее-усадьбе, но и вокруг неё. 

- Трудно сказать. Ведь в таком бедственном положении наш посёлок оказался не в одночасье, - ответил он. - У нас тут очень хорошие места. В центре Полотняного Завода, возле поселковой управы, есть искусственный пруд, устроенный Гончаровыми, в виде подковы. Я его помню с детских лет. На нём были лилии, кувшинки, много рыбы. Будучи подростком, ловил в нём на удочку карпов. За управой, находящейся в старинном здании, тоже был пруд, теперь вместо него – сточное болото. Старожилы рассказывали, что в пруду плавали лебеди, дикие утки и гуси. Чистыми эти пруды были по нескольким причинам. У нас были две так называемые бассейки – кирпичные сооружения высотой около двух метров каждое. Они располагались на расстоянии около трёхсот метров друг от друга. Внутри них били ключи. За посёлком была гора, из которой по дренажной системе в бассейки поступала чистейшая вода. Вся она, как я сегодня понимаю, поступала в пруд, который никогда не цвёл. Его в народе называли Красным, подразумевая под этим словом «красивый», а теперь он «вовсю зелёный». В советское время бассейки ликвидировали, уничтожив старинную дренажную систему, и проложили новую канализацию. Но её надо периодически чистить, что не делалось прежде, не делается и сейчас. Поэтому около магазина «Магнит» из канализационного люка, особенно в дожди, вода растекается по улице. В Полотняном Заводе недавно проводилась ярмарка. Ветер подул с канализационных стоков в сторону ярмарки, и люди, особенно гости, недовольно заводили носами: откуда такое амбре? 

Уже несколько лет слушаю отчеты и планы наших местных руководителей, и всё время они говорят о том, что проект устройства очистных сооружений находится в работе. А предприниматели, с которыми я говорил на эту тему, не дают деньги на устройство очистных только по одной причине: результатов не видно. Вот сейчас в усадьбе Гончаровых на народные пожертвования восстанавливают храм Спаса Преображения. Там всё делается по-божески. Создали попечительский совет, в который вошли руководители района, депутаты, священнослужители. Подключилось и частно-государственное партнёрство по развитию музея-усадьбы «Полотняный Завод». И процесс, как говорится, пошёл. Всё больше граждан, в том числе из-за рубежа, стремятся посетить усадьбу и окрестные места, по которым ходил Александр Пушкин. И без надёжной канализации нам никак не обойтись. Просто перед гостями будет стыдно. 

Вместо послесловия 

Глава администрации поселения Полотняный Завод Наталья Гаврикова сообщила «Вести», что строительство очистных сооружений и прокладка восьми километров канализационных сетей в посёлке запланированы на начало 2018 года в рамках областной программы «Чистая вода». Проект прошёл экспертизу, в настоящее время находится на доработке у подрядчика ООО «Биокомпакт» из города Дмитрова. В новые очистные сооружения канализационные стоки будут поступать от жилых домов и предприятий, а также от музея-усадьбы «Полотняный Завод». Касаясь строительства гостиницы, глава администрации поселения добавила, что ввод её в эксплуатацию намечен на декабрь текущего года, а канализационные стоки от неё будут поступать в выгребную яму.

Владимир ЕРЁМКИН: 

- Семьдесят лет живу в Полотняном Заводе. На берегах Шани и Суходрева провёл много времени. Знаю, эти речки дороги и моему сыну, и внукам. Я очень люблю свою малую родину, поэтому не перестаю надеяться, что наш посёлок станет чистым и благоустроенным, а гончаровский пруд в его центре, как и прежде, будет называться Красным, а не Зелёным, как теперь, и радовать нас и гостей своей чистотой и первозданной красотой. 

Виктор ХОТЕЕВ.

Рисунок Ивана АНЧУКОВА.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.