Живые отражения

00:00, 14 апреля 2005

Живерни, Кипр, Калуга - уголки этих земель в пейзажах Надежды СеверинойВ 1883 году живописец Клод Моне со всей своей семьей поселился в Живерни. Его усадьба, поначалу довольно скромная, со временем преобразилась: появились розарии, клумбы, проточные пруды: О том, как все это великолепие смотрелось прежде, можно судить по замечательному пейзажу Моне «Белые кувшинки» (он постоянно висит в одном из залов Московского музея изобразительных искусств).

А для того чтобы узнать, как выглядит усадьба художника теперь, достаточно зайти на выставку работ Надежды Севериной «Зеркало Моне» - эта экспозиция развернута ныне в Калужском художественном музее. Главный зал музейного флигеля полностью отдан холстам, на которых воссоздан облик усадьбы.

А выглядит она замечательно! Там, где когда-то были разбиты розарии и клумбы, теперь целые цветочные поля. И в проточных озерах кувшинок, видимо, ничуть не меньше, чем во времена Моне. И эта изобильная красота предстает перед зрителем чуть ли не вживе, чуть ли не во всем своем сиянии и трепете. Полотна Севериной подобны зеркалам, но это совершенно особенные зеркала: отражения в них не просто возникают, а рождаются. Сливаются воедино, образуя живые художественные организмы, стихии природы и стихии души, мир и миг, свет и восторг.

Все это можно определить одним словом - импрессионизм. И Надежда Северина своими видами Живерни открыто и доверительно декларирует причастность к импрессионистической живописи. А также любовь к Клоду Моне, отцу импрессионизма. При этом, однако, вряд ли можно зачислить ее в ряды прямых последователей великого мастера. У ее работ не так уж много примет чисто импрессионистического письма. Да это и вполне естественно. Импрессионизм как вполне определенная система приемов, как обособленное художественное течение давно уже ушел в прошлое. Ныне он стал скорее особого рода разновидностью живописи, чем-то вроде джаза в музыке.

Во времена, когда между художником и натурой, художником и миром возникает все больше разного плана перегородок и препон, именно через импрессионизм идет одна из дорог, соединяющих жизнь и искусство. Конечно, Северина - художница вполне современная. Она умеет мастерить прочные живописные композиции (лучший пример тому - картина «Ах, эта дивная пора»). Иные из ее работ, вполне в духе времени, уснащены художественными цитатами. Но все же наиболее симпатичные особенности живописи Севериной - раскрепощенность, непосредственность, искренность.

Глядеть на ее полотна - наслаждение. И, видимо, потому в первую очередь, что и писались они, несомненно, с наслаждением. В них ни на гран нет тягомотного, унылого желания подстроиться под чей-либо вкус (а уж тем более под чье-либо безвкусие). Нет тут и натужного «самовыражения». Зато есть та легкость дыхания, которая может быть свойственна лишь истинно свободному, истинно живому искусству.

Постоянно работая в более или менее импрессионистической манере, Северина тем не менее не впадает в манерность. Виды Живерни значительно отличаются от работ, созданных на Кипре, на Балканах, в Америке. Всякий натурный мотив характеризуется ею весьма правдиво и убедительно. Особенно же показательны в этом смысле те пейзажи Севериной, которые написаны ею в России, в том числе и на Калужской земле. Так уж случилось, что у Севериной, уроженки Алтая, а ныне москвички, есть свой дом в деревне Мосолово близ Малоярославца. Стоит эта изба совсем рядом с речкой Лужей и лесом. Так что место это, судя по всему, неплохое. И на свой лад ничуть не хуже Живерни.

Добавлю ко всему этому, что Надежда Северина - член Международной федерации художников ЮНЕСКО и Ассоциации русских художников в Париже. Ее работы экспонировались во многих выставочных залах, в том числе в Третьяковской галерее, в ЦДХ, в галереях США. В Калугу же они привезены впервые.

Владимир ОБУХОВ
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.