«Детское» убийство

09:34, 18 марта 2016

Дело без тела.

Страшная тайна недолго оставалась тайной – по секрету разнеслась по всему свету, точнее, среди подростков деревни одного из районов области. Но от этого она не стала менее страшной: 15-летний пацан осколком зеркала зарезал 28-летнего бомжа, а чтобы скрыть преступление, труп сжег вместе с пристанищем жертвы. Об убийстве и поджоге знали трое приятелей злоумышленника, ставших очевидцами преступления. Но до поры до времени они молчали, как того потребовал душегуб: «Проговоритесь – с вами будет то же самое». Они-то держали язык за зубами, а из алолетнего убийцы просто перло его откровение. Вряд ли потому, что совесть не выдерживала этот груз вины – подростку хотелось произвести впечатление  и на других сверстников. 

В заброшенном пионерском  лагере давно никто не дружил отрядами, но мальчишки и девчонки, съезжавшиеся из столицы в близлежащую деревню на лето, сюда иной раз захаживали. 

Леша Носков предложил днем 11 июня соседским Наташе и Толику съездить на велосипедах туда на пикник к их шалашу, где компания любила разжигать костер. Зашли за четвертым приятелем, Димой, у которого накануне Алексей оставил рюкзак с провизией. К мероприятию он подготовился - двумя днями ранее спер из продуктового магазина бутылку виски и сосиски, так что гулять намеревались по-взрослому. 

Уселись на самодельную лавочку (брошенная доска на двух ведрах) и разожгли костер рядом с ветхим деревянным домиком, у которого, впрочем, был свой неофициальный хозяин – некий Григорий Шишков, бомж. Носков достал из рюкзака поллитровую бутылку спиртного, плеснул по стаканчикам, разбавил колой, вкусно запахли на огне сосиски… Пикник  почти удался. 

Но вскоре явился уже пьяненький Григорий, проследовал в свой незапертый дом и вскоре вышел с претензией: зачем, мол, молодежь съела его конфеты. Носков, чтоб задобрить мужчину (а то погонит прочь), предложил ему тоже выпить. Тот не отказался, сходил принес две рюмки. Далее Алексей уже с хозяином хижины продолжил пить виски. Крепкий напиток буквально свалил взрослого мужчину с ног. Его усадили на лавочку, но он упал с нее на землю. Носков попытался привести его в чувство пощечинами, но тот глаза не открывал. 

- Отвернись, - сказал Леша Наташе и… помочился на мужчину. 

Странный способ взбодрить пьяного в усмерть человека. Потом подросток вынес из дома открытые консервы и принялся ими кормить Григория. Тот очухался, приподнялся и дал себя увести на свою лежанку. В доме мужчина стал переругиваться с Носковым. Как оказалось, подросток там вновь справил на него свою нужду. Оскорбленный обитатель постройки, пытаясь как-то постоять за себя, пообещал обидчику обеспечить проблему: мол, остались от брата, отбывавшего срок, связи, приедут люди – разберутся. 

- Да что ты можешь? Проспишься – завтра уже ничего не вспомнишь, - огрызнулся парень. 

Шишков, выйдя на крыльцо, продолжал бубнить свои угрозы, как оказалось, на свою беду. Носкова он разозлил, выпитое тому добавило агрессии плюс понты. Пацан подобрал с земли осколок зеркала, острый, похожий на лезвие ножа, и приблизился к бомжу. Ну а тот еще стал его подзадоривать: 

- Давай режь! У меня жизнь и так не удалась. Брат в тюрьме, матери нет, дома – тоже. 

Эта пьяная истерика закончилась трагически для мужчины. Подросток ударил его несколько раз острым стеклом в шею, тот схватился за горло и упал на спину в дом. Девчонка с одним из мальчиков в ужасе бросились прочь, третий, пребывая в шоке, замер. Только Алексей не потерял самообладания, никакого ступора! Он присел на корточки над раненым и еще нанес ему несколько ударов осколком в живот, а затем вышел к ребятам. 

- Не подходи ко мне! – глядя на руку в крови приятеля, закричала Наташа. 

- Успокойся! Все успокойтесь! Его больше нет. Надо избавиться от следов, - со знанием дела констатировал Носков. 

Он еще раз зачем-то заходил в дом, потом занес внутрь дрова, заготовленные для костра, и поджег их. Непонятно, зачем он подпер столом дверь, если, как позже признавался, пульс у потерпевшего не прощупывался, дыхание и сердцебиение отсутствовали. 

Очевидцам ужасного действа не терпелось скорее убраться подальше от этого места, но приятель их тормознул: 

- Подождем, пока дом загорится. 

Минут пять все глазели на деревянную постройку, пока из-под двери и из щелей в стенах ни потянулся дым. 

- Зачем ты убил Гришу? - спросили ребята Носкова. 

- А зачем ему жить? Он и так бездомный. Я ему помог, - последовал хладнокровный ответ. 

А еще приятель пригрозил: 

- Если вы расскажете кому-то, с вами будет то же, что и с Гришей. 

Испытывать судьбу, понятное дело, никто из детей и не думал. В готовности Носкова пойти на любую крайность они уже убедились. 

Не даром говорят, преступников тянет на место злодеяния. Вот и наш «герой» подбил компанию сходить еще раз в тот день к лагерю. А там с огнем боролись пожарные. 

Буквально на следующий день Носков уже другой знакомой девчонке рассказал о случившемся, спустя несколько дней – еще двум сестрам. Причем предложил и им сходить в лагерь, и те согласились, не поверив хвастунишке, что он способен на убийство. А Носков и не скрывал всех подробностей. То ли душу хотел облегчить, то ли цену себе набивал, красовался. Пока все шло, как он и предполагал: труп сгорел, и никто ничего не докажет. Тем не менее почти все подростки в деревне были в курсе, перешептывались, активно обсуждая июньское событие. Однажды, уже в августе, разговор двух сестер услышала их мать, начала допытываться. Девчонкам пришлось рассказать. После этого свое дознание провели и другие родители, а потом направились прямиком к Носковым. Запираться было бессмысленно, пришлось Алексею признаться отцу-матери, после чего Носков-старший сам привел его в полицию. 

Алексей единственный ребенок у своих родителей. Семья среднестатистическая, нормальная во всех отношениях. Парень не был обделен любовью, рос в достатке. Где, что и когда просмотрели взрослые? Может, свободы предоставили больше положенного? Не раз в последнее время мать замечала, что от 15-летнего сына попахивает спиртным. Беседовала с ним на эту тему. Но, похоже, влиять на подростка в полную родительскую силу уже не получалось, а тот во многом проявлял свою бескомпромиссную упертость: мол, мое мнение единственно верное. После 11 июня родители  особых перемен в поведении своего ребенка почти не заметили: да, два-три дня ходил задумчивый, ухудшился аппетит, будто мальчику нездоровилось. Но тот объяснил коротко: настроение плохое. 

Психолого-психиатрическая экспертиза добавит штрихов к портрету подростка: психическое развитие в норме, наличествует стремление к независимости, к завоеванию авторитета в своем окружении, склонен к браваде, самооценка завышена, убежден в своем превосходстве, пренебрегает общепринятыми нормами поведения, хотя достаточно осведомлен о них, способен прогнозировать результаты и последствия своего поведения… Он мог в полной мере осознавать свои действия и руководить ими в ситуации преступления, на момент совершения правонарушения имело место простое алкогольное опьянение. 

Надо сказать прямо: преступление могло остаться нераскрытым. О пропаже человека никто в полицию не заявлял – некому было. Хотя о существовании Григория Шишкова, проживавшего в заброшенном лагере последние два-три года, в округе знали, в том числе и стражи правопорядка. 

Жителям местных деревень он иногда помогал по хозяйству. У полиции характеристика о нем нелестная – антиобщественный элемент, злоупотреблял спиртным, привлекался  к уголовной ответственности за кражи. Как раз в начале прошлого года стал фигурантом очередного уголовного дела. Дело уже передали в суд г. Протвино, а Шишков на заседание не явился, пропал. Коллеги из Московской области обратились за содействием в его розыске к нашей полиции. Сотрудник районного отдела в рамках оказания помощи выехал в лагерь, там и выяснилось, что дом, который обжил Шишков, сгорел. Полицейский  обследовал пепелище и обнаружил костные останки. Предположив, что они принадлежат разыскиваемому, сообщил в дежурную часть. 

- Когда это сообщение отрабатывалось, был проведен весь комплекс следственных действий, в том числе экспертизы – криминалистическая по исследованию костей, пожарно-техническая на обнаружение горючих предметов (жидкости), - рассказывает заместитель руководителя межрайонного следственного отдела Сергей Воронов, расследовавший данное уголовное дело. – Никаких признаков того, что совершено убийство, не было. От трупа осталась лишь горстка костей, выгоревших до белого каления. Невозможно даже определить генотип человека, установить его личность экспертным путем. Поскольку криминальных признаков никаких, то и оснований для возбуждения уголовного дела не было. Выдвигалась версия несчастного случая:  проживавший в бесхозной постройке бомж злоупотреблял спиртным, возможно, курил, заснул, пожар произошел по вине самого погибшего. 

Дело если не уникальное, то редчайшее – по пальцам можно пересчитать, когда трупа нет, а убийство доказано. 

- Итак, ничто не указывало на то, что человек стал жертвой преступления, - продолжает рассказывать о сложностях и особенностях расследования Сергей Вячеславович. – Нет трупа, соответственно, отсутствуют какие-либо объективные данные о повреждениях, которые повлекли смерть потерпевшего. А есть только субъективные доказательства, это показания очевидцев и свидетелей и в данном случае самого подозреваемого, который признался нам, что совершил убийство, продемонстрировал свои действия в ходе следственного эксперимента. 

Перед нами стояла сложная задача – убедить прокуратуру, суд, что все эти люди говорят правду. Было бы тело, эксперт бы дал объективное и обоснованное заключение об имеющихся повреждениях. Люди же субъективно пропускают информацию через себя, каждый по-своему воспринимает увиденное. Необходимо было провести все допросы под видеозапись, подробно, тщательно всех допросить, провести очные ставки между всеми участниками событий, чтобы устранить противоречия в показаниях фигурантов. Сам Носков не хотел признавать действия, которые послужили поводом к его ссоре с потерпевшим. Он отрицал, что помочился на человека, изголялся над ним, после чего уже тот стал высказывать свои угрозы. Вот в этом плане надо было вывести его до конца на чистую воду, что позволили сделать только допросы и очные ставки. 

Если говорить о личном отношении к делу, то я не понимаю поведения Носкова. Ситуация не была безвыходной. Из нее можно было выйти с наименьшими потерями – не брать в руки стекло, не проявлять такую ярость, не убивать. Подросток физически развит, занимался самбо, одного приема броска хватило бы, чтобы поставить на место пьяного человека и таким образом выплеснуть свою дурь. Мог просто развернуться и уйти, сказав, что его угроз не боится. Но Носков выбрал совсем другой путь, который его никак не оправдывает. 

Дав явку с повинной, парень так и не признал, что был не прав. Взрослеть, учиться ценить не только свою, но и жизнь других людей, чувствовать чужую боль, избавляться от ощущения, что ты – пуп земли, постигать хрестоматийные истины о добре и зле ему предстоит теперь в местах лишения свободы, где он по приговору суда проведет шесть долгих лет. Приговор в законную силу еще не вступил. 

Людмила СТАЦЕНКО.

Р.S. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.