Как мёртвая душа задолжала миллион

08:37, 08 апреля 2016

Крах кредитной пирамиды.

«Мы обуем весь район» - обещала вывеска на магазине, принадлежащем Татьяне Лавкиной. 

И ведь «обула», но не в мокасины и босоножки. Мошенница со товарищи, выстроив фактически финансовую пирамиду, на обмане граждан и ОАО «Х-банк» разложили по своим карманам, особо не потея, более 33 млн рублей. 

На скамью подсудимых сели девять человек, среди которых двое бывших сотрудников банка, и не рядовых: управляющая и специалист службы безопасности районного офиса «Х-банка». 

Евгения Любавина и еще два клиента банка – Ирина Чадеева и Дмитрий Головаго (каждый из трех в этом составе одновременно был и заемщиком, и поручителей у двух других) попали в черный список. Взяв по миллионному кредиту, они задолжали с учетом невыплаченных процентов практически такую же сумму и не предпринимали никаких шагов к погашению долга. Когда настал момент строго спросить с ненадежных заемщиков и их поручителей, тут-то, в ходе служебной проверки, и открылись интересные факты. Все трое никогда не работали в указанной в документах фирме, соответственно, никакого дохода не получали, справки по форме №2-НДФЛ им не выдавались, подпись руководителя подделана. Ну и самое удивительное, что, по сведениям из ЗАГСа, заемщица и поручительница Е.Любавина на момент заключения договоров среди живых уже не значилась, то есть скончалась раньше. Так кто же подписывал кредитные договоры и получил миллион рублей? 

Проверка службы безопасности головного «Х-банка» выявила и другие системные нарушения, которые свидетельствовали о темных делишках банковских сотрудников. И тут уже понадобилось вмешательство правоохранительных органов. 

Ниточка потянулась к бывшей управляющей районным офисом банка Елене Селезневой. Как оказалось, она уволилась сразу же после аферы с получением кредита на умершую клиентку. 

Никакой личной заинтересованности! Просто помогла приятельнице, оказав содействие ей в получении потребительских кредитов на трех сомнительных заемщиков. Вот такую позицию – вроде виновата, а вроде и нет – заняла Селезнева. 

На кон было поставлено 3 млн рублей. Столько требовалось ее хорошей знакомой Маргарите Жмуркиной якобы для развития совместного с компаньоном бизнеса, однако на себя оформить кредит она не могла. Вот и присоветовала управляющая Жмуркиной подыскать третьих лиц с положительной кредитной историей. Та управилась за неделю: и кандидатуры подходящие нашла, и пакет необходимых документов собрала. В банк Жмуркина доставила лишь одного заемщика – Д.Головаго, тот под зорким приглядом двух подруг подписал и свой кредитный договор, и два договора поручительства на Чадееву и Любавину, потом получил миллион, который перекочевал в руки Жмуркиной. 

Две другие заемщицы и одновременно поручительницы в банк не явились. (Одна, как мы помним, с того света отлучиться уже не могла.) За них автографы в документах оставили Селезнева и Жмуркина, срисовывая подписи с паспортов отсутствующих. Пользуясь авторитетом своей должности, управляющая филиалом «Х-банка» в нарушение всех инструкций забрала у заведующей операционной кассой кредитные карты и передала их Жмуркиной, которая и обналичила два миллиона. (Неужто не поделилась с подругой? За какую идею та так рисковала, идя на сделку с совестью?) 

Провернуть такую махинацию, не оставив следов, в принципе невозможно. Уликам, собранным в ходе предварительного следствия, Селезневой противопоставить было нечего и пришлось давать явку с повинной по факту откровенного мошенничества. 

Но это был не единственный грех управляющей. Следствие докажет еще 18 эпизодов мошеннических действий с потребительскими кредитами, в 13 случаях Селезнева (пока не уволилась) в упор «не замечала», что кредиты выдаются по подложным документам, не препятствовала этому да еще оказывала моральное воздействие и психологическое давление на подчиненных. Квалифицировано это как злоупотребления полномочиями в коммерческой организации (ч. 1 ст. 201 УК РФ). 

Какие личные интересы управляющей дополнительным офисом «Х-банка» оказались выше интересов фирмы, доброго имени и карьеры? Не на все вопросы, похоже, следствие получило искренние ответы от фигурантки уголовного дела. Вот, к примеру, она пыталась оправдаться стремлением улучшить плановые показатели розничного кредитования. 

Сделать «вал» было одержимой идеей и индивидуальной предпринимательницы Татьяны Лавкиной. Собственно, бизнесом последние годы она мало занималась – нашла более легкий путь заиметь деньги: кредиты. Но их же надо было отдавать! А с чего? Только если взять очередной кредит. Однако Лавкиной с ее плохой кредитной историей везде уже давали от ворот поворот. Но оставалась лазейка – оформлять кредиты на третьих лиц. Для этого нужны были определенные условия: во-первых, потенциальные заемщики с чистой кредитной историей, во-вторых, свои люди в банке. 

«Своим» человеком стал… специалист службы безопасности Анатолий Нитикин. До поры до времени он имел безупречную репутацию. Десять лет отслужил в органах правопорядка, занимался кадровой и воспитательной работой. Потом был охранником в ЧОПе, затем уже устроился в филиал «Х-банка» и был единственным сотрудником отдела службы безопасности. В его обязанности входила проверка благонадежности и деловой репутации физических и юридических лиц. После одобрения службой безопасности с документами знакомились члены кредитной комиссии. Председательствовала управляющая Е.Селезнева, А.Нитикин являлся одним из членов. Комиссия либо одобряла решение о выдаче кредита, либо отказывала. По крайней мере так должно было быть. По факту кредитная комиссия созывалась лишь иногда, чаще всего формально – просто собирались подписи в протокол, что являлось нарушением инструкции. Но как ставить под сомнение положительное заключение службы безопасности? 

История умалчивает, в какой момент, при каких обстоятельствах Лавкина подобрала ключик к Нитикину, но действовать они начали сообща, сколотив организованную преступную группу и возглавив ее. В нее входило еще пять человек. 

- С мая по декабрь 2012 года члены организованной преступной группы совершали мошеннические действия посредством оформления кредитных договоров на третьих лиц, - рассказывает заместитель руководителя Сухиничского МСО СКР Николай Гриднев, расследовавший данное уголовное дело. – Фигуранты подыскивали лиц, ведущих, как правило, антиобщественный образ жизни, не имеющих постоянного источника дохода, злоупотребляющих спиртным, безграмотных в правовом отношении. Обманывали их, просили быть лишь поручителями либо оформить на себя кредит, который они будут оплачивать за них. Получали от них необходимые документы, изготавливали подложные справки о наличии высокой заработной платы. 

Кредиты, а их размер варьировался от 550 тысяч до одного миллиона, подставные заемщики получали на пластиковую карту, которую в нераспечатанном конверте передавали в распоряжение членов организованной преступной группы. Чтобы не вызывать подозрений, злоумышленники оплачивали несколько первых платежей по кредиту и процентам. 

- Чем же злоумышленники заинтересовывали заемщиков? 

- Кому-то было достаточно сказать: «Мы будем платить, не переживай, мы же с тобой хорошие друзья, будет надо – помогу!» Кому-то давали 50, 20 тысяч, а кто-то довольствовался и бутылкой водки, ста рублями. 

- А на что же мошенники рассчитывали? Ведь сколько веревочке не виться… 

- Сама Лавкина остановиться уже не могла. У нее образовалась пирамида, начиная с кредитов, взятых в других банках. Она брала новые, чтобы погашать задолженности по предыдущим. Но наступил момент, когда она прекратила даже гасить первоначальные взносы, поскольку денег уже ни на что не хватало. Она все прекрасно понимала, но остановить процесс уже не могла. Утро у Лавкиной начиналось с того, что она обзванивала тех, кто приискивал потенциальных заемщиков (такая вот своеобразная планерка), и заставляла действовать их активнее. 

Разумеется, не был обижен и Нитикин. Было что-то вроде прайса отката – 10 – 20% от суммы каждого обреченного на невозврат кредита банку, выплачивающему сотруднику службы безопасности хорошую зарплату. Жадность человека сгубила. Делился ли Нитикин с управляющей Селезневой? Трудно поверить, что нет. Однако это в ходе следствия не смогли установить, поэтому бывшей управляющей и не было вменено участие в организованной преступной группе. 

Сотрудники банка понимали, что не все ладно в их королевстве. Ну не могут заемщики и поручители явно бомжатского вида иметь среднюю зарплату, как указано в справке, 50 – 60 тысяч, когда люди в округе легально получали в разы меньше. Они высказывали свои сомнения и подозрения службе безопасности. Нитикин чаще отшучивался, а управляющая Селезнева, когда кто-то отказывался действовать не по инструкции при выдаче кредита, прямо давала понять: не хочешь быть уволенной, не задавай лишних вопросов и не суй свой нос, куда не просят. В общем, народ безмолвствовал, не желая терять рабочее место, разговорился уже в ходе предварительного следствия. 

Финал закономерный: пирамида рухнула, теперь аферистам точно придется платить по счетам. Профессиональная мошенница Татьяна Лавкина на момент вынесения приговора по данному уголовному делу уже отбывала наказание по другим банковским махинациям. Она и другой организатор организованной преступной группы А.Нитикин получили соответственно по пять с половиной и шесть лет лишения свободы. Е.Селезнева и ее приятельница М.Жмуркина – по четыре года, но с существенной разницей – бывшая управляющая офисом банка отправится в колонию, у второй наказание условное с испытательным сроком. Еще двое (из ОПГ) мужчин также отделались условным наказанием, остальные составят компанию главарю на зоне. 

«Х-банк», чью репутацию так подпортили его же сотрудники, наверное, делает выводы. Ему еще возвращать украденные миллионы. Газета «последний гвоздь» не вбивает, банк не называем, как и истинные фамилии фигурантов, поскольку приговор обжалован, то есть в законную силу не вступил.

Людмила СТАЦЕНКО.

Коллаж Галины ШТЕРЦЕР.

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.