Помнит одинокий дуб…

10:52, 08 апреля 2016

Усадьба Авчурино – интереснейшее и уникальное явление для русской культуры и истории  XVII – XIX веков.

 Это был  удивительный мир, где плотно сплелись сложные человеческие судьбы, история, культура и любовь к той земле, где ты живешь. Сейчас о былом величии напоминают лишь чудом уцелевшая библиотека, гостевой дом, где когда-то останавливался итальянский архитектор Луиджи Пелли, и старинная дубовая аллея. На месте большого деревянного дома теперь одиноко стоит старый дуб. От церкви Николая Чудотворца почти ничего не осталось. Пруды и парки давно поросли, а в уродливых цементных фигурках, охраняющих теперь вход на почту и в магазин, сложно узнать ассирийских львов, привезенных из Египта. 

Но недавно о селе вновь заговорили. Правительство Калужской области проявило интерес, даже началась подготовка к реставрации храма. И если  эти разговоры не пустые, то еще есть шанс сохранить часть этого удивительного усадебного мира. И кто знает, может, уже через несколько лет мы сможем посетить музейный исторический комплекс в селе Авчурине…

И как же все это появилось в Авчурине, усадьба которого стала едва ли не первой в губернии? Начиная от воеводы Овцы, по имени которого и была названа местность (Овчурино, Авчурино), много было у нее хозяев. И купцы Яковлевы, и Хитрово, и дворяне Ягужинские и Гагарины… Но из всех владельцев можно выделить Полторацких,  несколько поколений которых жили и работали на Авчуринской земле, развивая ее и привнося в усадьбу все то, чем она так известна. 

Обратим  свое внимание на 1792 год. После смерти князя Гагарина, в 1782 году, его сыновья продают усадьбу. А через восемь лет она была выкуплена Дмитрием Марковичем Полторацким – подполковником в отставке, причисленным к коллегии иностранных дел. Сын Марка Федоровича и Агафоклеи Александровны  Полторацких вырос в большой семье, среди своих 21 братьев и сестер.   Он внес огромный вклад в историю развития «усадьбы над Окой».  Семья  Полторацких приобрела усадьбу вместе с окружающими ее деревнями  у наследника князя Гагарина. 

Дмитрий Маркович, один из основателей авчуринского хозяйства, был в числе первых русских агрономов. Его имя навсегда вписано в историю сельского хозяйства России. Он получил блестящее  образование  в Штутгарте и был на службе русского посольства в Лондоне. Путешествовал по Германии, Швейцарии, был в Испании, Франции и Англии. Живо интересовался успехами английского сельского хозяйства, будучи его страстным поклонником. С большим вниманием относился к устройству хозяйства и в других странах. 

Англоманство и  страсть к сельскому хозяйству не оставляли Полторацкого и по возвращении на родину. Не мог он равнодушно смотреть на то состояние, в котором находилось земледелие в России. Мысль о том, что он может  поставить хозяйство в Авчурине ничуть не хуже, чем  в Европе и  особенно в его любимой Англии, не давала ему покоя.   С необыкновенным энтузиазмом он менял старый уклад хозяйства, активно внедряя английские методы обработки земли. Содействовали ему в этом англичане-управляющие и его друг агроном Е.Мин.  

Но далеко не все смогли оценить подобные методы и взгляды. Дмитрию Марковичу иногда доставалось за его безграничную любовь к стране Альбиона. Передовое ведение хозяйства встретило завистливое осуждение многих современников, и на его стороне оказалось меньшинство прогрессивно настроенных помещиков.  Но Дмитрий Маркович не обращал внимания на критику, продолжая воплощать  свои идеи в жизнь. 

Территория усадьбы была увеличена за счет неугодий и болот. Взамен устаревшего трехполья была введена многопольная система, и не только на барских, но и на крестьянских полях. Чуть ли не первые в России посевы клевера, люцерны, картофеля появились наряду с традиционными культурами.  Одно время у Полторацких работал  даже завод виноградных вин. 

Дмитрий Маркович ввел в оборот новый стальной плуг, называвшийся в ту пору его именем – «плуг Полторацкого». Кроме навоза землю удобряли мергелем, осадочной горной породой, состоящей из глины и карбонатных минералов. Залежи его обнаружили в окрестностях усадьбы. Тут же изготавливались новые машины и оборудование – плуги, молотилки, находившие спрос даже в соседних губерниях. В то время хозяйство Авчурина было образцовым.  

Предметом особой гордости Полторацкого являлось коневодство. Конный двор с манежем был рассчитан на 500 лошадей английской и англо-арабской пород. Журнал «Северная пчела» от 16 сентября 1816 года сообщал, что «Государь император Александр I … благоволил принять от г.Статского Советника Дм. Полторацкого  подведенную к нему лошадь лучшего завода». 

 В усадьбе также имелись обширные постройки скотного двора - на 300 голов коров голландских и английских пород, летние и зимние вольеры птичьего двора, где рядом с лучшими породами кур выводились фазаны, куропатки и павлины. 

Но Полторацкий шел дальше. И вот уже ближе к берегу Оки размещены отапливаемые оранжереи, где по задумке Дмитрия Марковича располагался зимний сад с деревьями в кадках, выращивались вишни, абрикосы, персики, цитрусовые культуры и даже ананасы… 

В 1803 году Дмитрий Маркович нанимает итальянского архитектора Луиджи Пелли, назначив 600 рублей на его содержание. Тот почти безвыездно работал в Авчурине, проектируя и создавая садовые и парковые застройки. Затем строительство осуществлялось по проектам архитектора В.П.Стасова, оказавшегося довольно грамотным и толковым исполнителем. У Стасова Полторацкий заказывает проекты крестьянских домов, надо заметить, крытые «бумагой» (рубероидом?). 

Полторацкие от своих предшественников в Авчурине унаследовали только одно каменное здание – Никольскую церковь, да и ту без колокольни и трапезной. 

В результате активной деятельности нового хозяина в усадьбе были построены громадный главный деревянный дом, два флигеля справа и слева от него. Один флигель был для гостей и детей с учителями, а другой, построенный в готическом стиле, для знаменитой библиотеки, которую Полторацкие прилично увеличили. К двухэтажной библиотеке были пристроены башня в четыре этажа и сельская обсерватория, в которой располагалась открытая площадка с металлической будкой, где находилась дверь-прорезь, служившая для наблюдений через телескоп за небесными телами. 

При Дмитрии Марковиче была возведена ротонда, или «чайный домик». Глубокий подвал под ротондой с полукруглым полом из белокаменных блоков предположительно служил фундаментом под точными астрономическими часами, которые обычно сопутствовали обсерваториям. Полусферический каменный пол должен был гасить всевозможные колебания и вибрации, поэтому располагалась ротонда в глухом участке парка, вблизи обсерватории. Сейчас это кажется невероятным. 

В 1818 году Полторацкий скоропостижно скончался, прожив довольно долгую и плодотворную жизнь. Погребли его перед восточным фасадом Никольской церкви, у алтаря. Анна Петровна, жена покойного, решила расстроить храм, чтобы могила и надгробный памятник были закрыты зданием. Для этого был приглашен архитектор Стасов, который, несмотря на свою занятость в Москве, занялся этим проектом. По рассказам местных жителей, еще тридцать–сорок лет назад рядом с церковью можно было увидеть потемневшие от времени старые надгробные плиты. Увы, теперь эти плиты утрачены навсегда. 

После кончины Дмитрия Марковича усадьба еще долго сохраняла свой высокий статус и уровень хозяйства. В 1834 году Авчурино посетил Николай I, а в 1837-м – наследник престола, будущий император Александр II, который изъявил желание не только присутствовать на сельскохозяйственных работах, но и сам попробовал пахать при помощи «плуга Полторацкого». 

Наследник усадьбы - Сергей Дмитриевич Полторацкий - первое время пытался сохранить хозяйство на прежнем уровне. Но интересы его находились совершенно в другой области –среди современников он славился как страстный библиофил, библиограф. Его любимым делом было изучение русской и зарубежной литературы. Он значительно пополнил собрание книг, рукописей, гравюр знаменитой авчуринской библиотеки. Сергей Дмитриевич был знаком с Н.М. Карамзиным, отыскавшим в библиотеке Киевскую и Волынскую летописи, когда писал «Историю государства Российского». 

Новый хозяин Авчурина дружил с Тургеневым, Чаадаевым, Пушкиным, Мицкевичем, Дельвигом, Вяземским и многими другими известными людьми своего времени. Сотрудничал с рядом отечественных и зарубежных журналов. Но основным своим трудом С.Д. Полторацкий считал составление библиографического словаря отечественных писателей. 

Библиотека была его настоящей страстью. Второй его страстью стала… карточная игра, сильно подорвавшая состояние семьи. Хозяйство медленно шло к упадку. В 1861 году усадьба была описана за долги. Поговаривали, что хозяин за границей проиграл ее в карты вместе с находившейся в усадьбе женой… Усадьба пошла бы с аукциона, если бы не небольшая ссуда, полученная от Казенной палаты. Авчурино было закреплено за женой и детьми Сергея Дмитриевича, а сам он навсегда покинул усадьбу, уехав в Париж вместе со второй семьей. 

В 1911 году имение продано Гончаровым, но не полотняно-заводским, а их однофамильцам. На этом блистательная история усадьбы заканчивается. Все что успели сделать последние владельцы - это перестроить обветшалый «готический домик». Но наступавшие социальные катаклизмы лишь довершили гибель и разорение усадьбы. 

Аида ЯНСОН.

 

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.