Мошенничество в «Правовом поле»

12:14, 20 мая 2016

Адвокат временно не доступен – он отбывает наказание. 

 

Дружба дружбой, а табачок-то оказался врозь. Между двумя компаньонами кошка пробежала в виде восьми с половиной миллионов рублей, которые осели в кармане Василия Калинцева. В 2008 году он и Александр Солодкин на совместные деньги построили завод, создали торговый дом. 

Взаимное доверие и порядочность – те принципы, без которых общий бизнес успешным быть не может. Но что-то у компаньонов не срослось. Солодкин спустя пару лет обвинил Калинцева, соучредителя и генерального директора ООО, в краже крупной суммы денег с использованием служебного положения, подав соответствующее заявление в правоохранительный орган. Там долго разбирались, возбуждать уголовное дело или нет, а весной 2012 года Калинцева вызвал следователь на допрос в качестве подозреваемого. Тучи сгустились конкретно. 

В этот сложный для фигуранта уголовного дела момент на горизонте появился Денис Карпов, руководитель адвокатской конторы «Правовое поле». С ним Калинцев пересекался и раньше по делам бизнеса. Ну а в данный момент он  привел на очную ставку свидетеля со стороны обвинения. 

Как соучредитель строительных фирм, Александр Солодкин двумя годами раньше стал обращать внимание, что созданные предприятия не приносят какой-либо доход, хотя строительство в микрорайоне по месту их нахождения велось большими темпами, продукция завода пользовалась спросом. Вникнув в бухгалтерские документы, он обнаружил, что Калинцев брал под отчет крупные суммы денег, а возвращал не в полном объеме. Поскольку компаньон не погашал задолженность, пришлось обратиться в УБЭП и в юридическую фирму «Правовове поле», правда, по показаниям Солодкина, он не заключал какого-либо соглашения о представлении его интересов в уголовном деле, была только устная договоренность, но знал, со слов Карпова, что он ведет переговоры с компаньоном-оппонентом о возмещении вреда, причиненного совместной фирме. 

Как оказалось, Денис Карпов вел свою игру – двойную, расчетливую. 

На «хорошем разогреве» Калинцева после очной ставки в кабинете следователя со свидетелем адвокат с глазу на глаз прямо у здания полиции затеял разговор с подозреваемым на жизненно важную для того тему. Закинул удочку: мол, еще не поздно отрегулировать вопрос с уголовным преследованием. Если дело передадут в суд, Калинцеву светит не менее четырех лет лишения свободы реально. Карпов обнадежил, что можно получить условный срок или вообще замять дело на начальном этапе, не доводя его до суда, разумеется, не бесплатно. Калинцев сказал, что подумает. 

За советом он обратился к знакомому – бывшему сотруднику одной из силовых структур. Тот предположил, что запускается мошенническая схема: 

- Они сами будут искать на тебя выход, чтобы разрулить ситуацию и развести тебя на деньги. 

Этот же знакомый порекомендовал Калинцеву записывать на диктофон разговоры с людьми, которые будут обсуждать с ним различные варианты по его делу и возможность его прекращения. 

Предположения подтвердились: на Калинцева вышел один доброхот, вызвавшийся организовать встречу с Карповым. Она состоялась в «Правовом поле», однако суть разговора не соответствовала заявленному названию адвокатской конторы. Чтобы расположить к себе клиента и заодно набить себе цену, Денис Карпов, как бы извиняясь, изрек: 

- Лично я к тебе претензий не имею, но я по другую сторону баррикад, так что пришлось дать ход твоему делу. Впрочем, можно ситуацию отыграть назад. На данном этапе, правда, это сделать сложно, но можно все решить в суде. 

Адвокат прихвастнул: он в такие кабинеты вхож, у него такие связи! Сможет договориться, Калинцев выйдет сухим из воды. Цена вопроса? 

- Нужно подумать, все взвесить, - Карпов взял паузу. Клиент должен созреть. 

«Созревая», Калинцев и на следующую встречу пришел с диктофоном. На сей раз адвокат озвучил кое-какую конкретику: а именно три варианта решения вопроса – условный срок, минимальное наказание в виде штрафа и оправдательный приговор, который будет само собой очень дорогой. Калинцева интересовал только третий вариант. По цене пока никаких предложений не последовало – Карпов хотел потянуть время, пощекотать клиенту нервы, изобразить, что ведется соответствующая работа по обработке нужных людей. 

Прошли три томительных месяца, когда наконец адвокат выложил «прейскурант» возможных судебных решений. Стоимость трех выше названных вариантов – 8, 11 и 15 миллионов рублей соответственно. Калинцев вновь повторил, что ему нужен оправдательный приговор. 

Меж тем уже было назначено судебное заседание, однако из-за неявки адвоката Калинцева его перенесли. Этой, в общем-то, обычной ситуацией обвиняемому по делу как бы продемонстрировали, что якобы все идет по задуманному плану, а значит, есть время подумать и обсудить все детали, решить технические моменты. Калинцев в какой-то момент поверил во влиятельные связи Карпова. Тот действительно, отработав немало лет в одной из правоохранительных структур, лично знал многих людей из сферы юриспруденции, что неудивительно для небольшой Калуги. В общем, Калинцев напрягся в ожидании звонка адвоката. Тот позвонил, встретились. Карпов продолжал в разговорах имитировать бурную деятельность по решению вопроса и наконец сказал, что ему за день до судебного заседания нужен миллион рублей, который он отнесет в суд, где «заряжены» нужные люди. Кому именно – не назвал. Остальную сумму Калинцев должен был положить в банковскую ячейку. 

Дата передачи денег была определена. В полдень Калинцев приехал в адвокатский офис с миллионом. 

- Пересчитывать будешь? 

- Нет, - ответил Карпов и положил две пачки на стол рядом с собой. 

Далее произошло то, что должен был предвидеть адвокат, но о чем гнал мысли прочь под эйфорией легких денег. В кабинет вошли следователь СКР и сотрудник УФСБ. 

Калинцев накануне обратился в управление ФСБ, там приняли решение о проведении оперативного эксперимента для документирования преступной деятельности адвоката. Так что судьбоносная встреча была зафиксирована с помощью технических средств, Карпова взяли с поличным. Он сам стал фигурантом уголовного дела по покушению на мошенничество в крупном размере. 

Как сложилась дальнейшая судьба двух главных персонажей этой истории, расскажем ниже, а сейчас комментарий и.о. старшего помощника руководителя регионального управления СКР Виталия Гудзя: 

- Наш российский менталитет, к сожалению, устроен таким образом, что люди, вместо того чтобы идти абсолютно законным путем, пытаются как-то порешать свои дела. Меж тем уголовное законодательство предусматривает различные способы для смягчения наказания: возмещение ущерба, признание вины, деятельное раскаяние и так далее. Но некоторые граждане считают, что уж лучше они как-нибудь другим образом разрешат свои проблемы. 

«Решалово» никогда хорошим не заканчивается. Предложение «порешать» так вопросы в суде – 99-процентная вероятность того, что это мошеннические действия со стороны нечистоплотных адвокатов, которые не хотят работать интеллектом, не предлагают путем совершенно законных уголовно-процессуальных методов смягчить наказание или выйти из ситуации с гордо поднятой головой, а предлагают решить вопросы за определенную сумму, что маловероятно. 

Система многоступенчатости практически исключает заказные дела. Еще до возбуждения уголовного дела проводится процессуальная проверка, и, если нет состава преступления, дело не возбуждается. Следующая стадия - предварительное расследование. И опять же, если нет состава преступления и нет оснований подозревать конкретного человека в совершении конкретных преступных деяний, дело прекращается. Работу следователя контролирует его начальство, следующая стадия – прокурор, который утверждает обвинительное заключение и направляет его в суд, есть государственный обвинитель и, наконец, суд. 

То есть в суд фактически уходит «железобетонное» дело. Люди должны изначально понимать: каким бы опытным ни был адвокат, если человек совершил преступление, он понесет свое наказание. 

- И  тем не менее ошибочное мнение на чем-то зиждется. 

- В данном случае - на разговорах. Карпов имел дружеские связи с людьми, с которыми он ранее работал в одном ведомстве и которые сейчас занимают определенные должности в других структурах. И он очень удачно использовал знакомства в качестве  бонусов для себя: мол, я решу что угодно и с кем захочу, потому что у меня кругом друзья. Люди, оказавшись в трудной ситуации, цепляются за любую соломинку, они склонны верить обнадеживающим речам, далеко не все проверяют такую информацию. Вот и у Калинцева до последнего была надежда, что его вопрос разрешится. И если бы не знакомый, который приоткрыл ему глаза, возможно, мы бы и не узнали, что Карпов таким образом зарабатывает деньги. На самом деле он не имел реальной возможности повлиять на судью, рассматривающего уголовное дело. 

В настоящее время Василий Калинцев отбывает реальный срок по своему уголовному делу. В отношении адвоката Дениса Карпова, так и не признавшего вину, тоже вынесен обвинительный приговор. Насколько нам известно, он до последнего момента продолжал свою профессиональную деятельность, находясь под подпиской о невыезде, правда, «надлежащим поведением» не блистал, он умудрился совершить еще несколько правонарушений. 

В ходе уголовного преследования по мошенничеству ему вменялись три уголовные статьи – «побои», «хулиганство» и «порча имущества», человек чувствовал себя совершенно безнаказанно. По первой он помирился с потерпевшей стороной, по двум другим попал под амнистию на стадии предварительного следствия до направления дела прокурору. Похоже, он рассчитывал, что уйдет от ответственности и по делу о покушении на мошенничество, надеясь, что вину его не докажут. Но здесь его самоуверенность подвела. 

Денис Карпов (его имя и фамилию в отличие от других фигурантов мы не меняли) наказан тремя годами лишения свободы в колонии общего режима, кроме этого, он лишен права заниматься адвокатской и другой деятельностью, связанной с осуществлением юридической помощи, сроком на три года (то есть после колонии придется сменить профессию). Приговор вступил в законную силу.

Людмила СТАЦЕНКО.

Коллаж Галины ШТЕРЦЕР.


 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.