Восток – дело тёмное

08:53, 17 июня 2016

Тройное убийство из мести.

- Хозяин, у нас проблема: котельная не работает, - потревожил вечером Михаила Ивановича Лахова Ахмет Адизов, работавший по найму на участке загородного домовладения московского предпринимателя, весьма успешного и состоятельного. 

Тот направился в бойлерную и, как оказалось, навстречу своей смерти. Адизов напал сзади, накинул Лахову веревку на шею, повалил мужчину на пол. Михаил Иванович не успел даже слова сказать. Злоумышленник одной рукой затягивал петлю, другой ножом два раза ударил жертву в живот. 

Произошло это 3 мая прошлого года, но убийство Адизов задумал еще в конце апреля. Он ненавидел своего хозяина. 

Всего несколько месяцев назад, с декабря 2014-го, южанин поселился на дачном участке в поселке Ковчег Жуковского района. Лахов предложил ему работу по хозяйству, предоставил кров (в подсобке), и поначалу, казалось бы, гастарбайтера все устраивало. Однако вскоре его стало раздражать, что приходилось много работать, в том числе, к примеру, его заставляли мыть полы на веранде, а исполнять чисто женские обязанности восточному мужчине совсем не нравилось. К тому же работодатель был вечно чем-то недоволен, относился к нему с презрением, как к человеку другого сорта, и был прижимист – платил меньше, чем обещал. 

У Адизова заканчивалась регистрация, и он, боясь депортации, планировал уехать, о чем не раз информировал Лахова, и просил с ним рассчитаться, но тот тянул: мол, вернется в середине мая предыдущий работник, тогда отпустит Ахмета. 

Незадолго до первомайских праздников на участок к Адизову приехал знакомый Алишер Махмудов. Работы здесь он найти не смог, просил у земляка денег на дорогу в Москву, а пока остался перекантоваться у Ахмета с одним условием – никому не показываться на глаза. 

1 мая в Ковчег приехали 64-летние супруги Лаховы с тещей Анной Егоровной, которой было почти 90 лет и которая в силу возраста и старческих болезней была совершенно беспомощна, нуждалась в постоянном уходе. Хозяева собирались провести на даче все первомайские выходные. 

В этот же день вечером Ахмет опять затеял разговор о расчете. Михаил Иванович был непреклонен, велел ждать еще две недели, а пока распорядился помочь растащить недавно привезенную землю на участок и посадить цветы, чем два дня и занимался Адизов. 3 мая днем он снова подступился к Лахову со своей просьбой, в ответ услышал: нет. Это и решило судьбу не только несговорчивого работодателя, но и членов его семьи. 

Поздно вечером земляки в хозпостройке вдвоем пили чай. 

- Мне все надоело! Убью его сейчас! – завелся Адизов. – И свидетелей надо убрать. 

Махмудов робко попытался его остановить: 

- Не лезь, а то и тебя завалю, – припугнул Адизов приятеля, который тоже его уже раздражал, выпрашивая деньги. 

К убийству он созрел не только морально. Веревку приготовил заранее, носил в кармане. Она была тонкая и, чтобы самому не пораниться, предусмотрительно обмотал ею веточки и завязал на морской узел. Толк в узлах Ахмет знал – довелось служить еще в советское время на корабле на Северном флоте. 

Махмудов в подсобке остался один, вслушиваясь в тишину. Через какое-то время раздался грохот в бойлерной, по соседству, прибежал туда. На полу лежал мужчина, не подававший признаков жизни. Из живота торчала рукоять ножа. 

- Теперь твоя очередь! – скомандовал Ахмет. – Чтобы не проболтался. 

Махмудов сделал так, как ему было велено, – вытащил из тела убитого нож и вновь вонзил его в живот. Потом снова Адизов взялся за нож, нанес еще два удара в грудь, чтобы добить наверняка. 

Адизов оставил для земляка и другую часть его «работы» - бабушку. Жену Лахова он уже задушил все той же веревкой, подкравшись, как хищник, со спины - та что-то шила в умиротворении. Легко, быстро справился с женщиной, которая и не сопротивлялась. Она лежала бездыханная на полу на кухне. А ее престарелая мать безучастно сидела в кресле перед телевизором – старушка плохо видела и слышала и вряд ли поняла, что здесь только что произошло. Никак не отреагировала она и на подкравшихся мужчин. «Сидела, как кукла», - потом уже следователю скажет Махмудов, а в тот момент он сзади двумя руками вцепился ей в шею и душил, пока Адизов не оттащил его от обмякшего тела. Бабушка так и осталась сидеть в кресле. 

Теперь земляки крепко были повязаны кровью. Но надо было выбираться отсюда, бежать как можно дальше. 

Месть Махмудову удалась, и достигнутая цель делала его хладнокровным. Вдвоем они на брезенте перетащили тела сначала женщин, потом хозяина, сбросив их в глубокий погреб. Махмудов закрыл подвал, а ключ от замка кинул на участке, чтоб в подвал никто не мог попасть – он отвоевывал для себя время. Следы крови в бойлерной были тщательно замыты. 

В доме злоумышленники ничего не трогали, Махмудов взял на кухне лишь два мобильника, выключил их, чтоб никто не смог дозвониться, и положил в «Мерседес-Бенц», ключи от него висели на стене. Автомобиль был оборудован электронной меткой «Автолокатор», и только узкий круг знал, как запустить двигатель, чтобы система его не блокировала. Махмудов тоже знал – ведь ему приходилось мыть машину, а значит, менять ее местоположение, хозяин доверил ему секрет. 

Выбраться из поселка ночью можно было только на машине. Ее беспрепятственно выпустили из поселка – документы охрана проверяет лишь при въезде. Шел сильный дождь. 

«Мерседес-Бенц» приятели оставили на стоянке в аэропорту Домодедово, ключи от автомобиля Махмудов выбросил, и оба на такси подались в центр Москвы. Уже светало. Они бесцельно гуляли по улицам, по паркам целый день. Поесть – не проблема, спали на лавочках. И следующую ночь гуляли по столице, а утром направились на Казанский вокзал, перекусили, взбодрились спиртным, а может, наоборот, расслабились. Днем они купили билеты на Казань и ждали отправления поезда. Еще чуть-чуть - и ищи ветра в поле. Так надеялись они, но им не повезло – их задержали прямо на вокзале. 

Сыновья Лаховых Андрей и Виктор забеспокоились уже 4 мая, когда родители не вышли на связь, а созванивались они через день, теперь же телефоны были отключены. 

Андрей съездил в московскую квартиру к родителям – пусто, отправился в Жуковский район, но через забор проникнуть на территорию не смог, однако обратил внимание, что отцовского автомобиля во дворе нет. А ведь родители собирались пробыть на даче все праздничные дни. Его насторожил лай собаки в доме. Мужчина вызвал охрану, чтобы ему помогли открыть ворота и попасть на участок. Дом был заперт, внутри, кажется, никого. 

Андрей Лахов позвонил в полицию. Когда наконец удалось проникнуть в дом, там, кроме кобеля, забившегося под кресло, никого не обнаружили, и вроде бы ничего подозрительного. 

Сын написал заявление о безвестном исчезновении родителей. Вновь и вновь осматривая все вокруг, он заметил на полу в кухне мамину серьгу, обратил также внимание, что у кухонного стола беспорядок – неаккуратно сдвинут стул, коврик валяется и разбросаны резиновые тапки матери. 

- Похоже, уезжали в спешке, - предположил один из полицейских. 

Но почему тогда бабушкины ходунки остались в комнате? 

Тревога нарастала. И тут уже Андрей вспомнил, что на участке есть еще одно помещение, которое они не осмотрели. Лахов-младший нашел ключ с биркой «погреб», прошли туда, он поднял крышку люка, а там… 

Далее стали ждать приезда сотрудников Следственного комитета. 

Подозрение пало на исчезнувшего работника. 

- Его фамилия, имя, отчество и паспортные данные были известны, Ахмета Адизова объявили в оперативный розыск, - рассказывает старший следователь Жуковского межрайонного следственного отдела СКР Валерий Сидоров. – В первую очередь ориентировки направили на вокзалы Москвы. К тому моменту было уже понятно, где находится угнанный автомобиль, – по системе сигнализации он позиционировался в Московской области. В билетной кассе Казанского вокзала выяснилось, что двое выходцев из Таджикистана приобрели билеты до Казани, один из них был Адизов. 

Злоумышленников задержали 6 мая в кафе, что стало для них полной неожиданностью. Они были уверены, что надежно подстраховались: в доме навели порядок, автомобиль бросили на большой стоянке, где его трудно обнаружить. А если даже обнаружат, то следов преступления нет, может, владельцы куда-то убыли через аэропорт. Они не могли предположить, что полиция сработает столь оперативно, думали, им удалось максимально отсрочить время. Но стражи правопорядка оказались на высоте, подозреваемые сесть на поезд не успели. 

Месть хозяину стало основной, но не единственной версией. Выдвигалась и другая – убийство ради денег. За несколько дней до случившегося Михаил Иванович Лахов получил крупную сумму наличности – более трех миллионов рублей, которая исчезла. Тщательно отрабатывалась и эта версия, но не подтвердилась. 

- Потерпевший был щепетильный, аккуратный, тем более с деньгами, которые принадлежали не ему. А половина пропавшей суммы предназначалась соучредителю, - продолжает следователь. – В загородном доме Лахов деньги не хранил (там нет ни тайников, ни сейфов) и с собой бы крупную сумму не повез – только на текущие расходы. При задержании у подозреваемых оказалась наличность в пределах всего тридцати тысяч. В доме, в квартире – идеальный порядок. Из практики могу сказать, если злодеи ищут ценности, деньги, в любом случае это будет беспорядок, люди, как правило, торопятся. Из угнанного автомобиля ничего не пропало – ни мобильники, ни паспорт, ни около ста тысяч в кошельке, который находился на видном месте. В доме ценные предметы также были не тронуты. 

В  общем, версия об убийстве из-за трех миллионов была исключена, их пропажа осталась темным пятном, возможно, погибший передал их кому-то, с кем встречался незадолго до печального события в ресторане, но подробности этой встречи остались неразгаданными. 

Ахмет Адизов сразу признался в содеянном. Он приводил доводы, которые на начало расследования не были известны следователю: у Лахова долго работники не задерживались, их не устраивали условия работы и зарплата. 

Раздражение и озлобленность на хозяина у Адизова зрела не один день. Он был вообще обижен на жизнь, она у него не сложилась. Когда-то была семья, но ребенок умер, жену оставил, уехал на заработки в Татарстан. Жил там гражданским браком, но опять остался один. Земляков сторонился, людей недолюбливал – всем в глаза бросался его взгляд исподлобья. Эксперты среди индивидуально-психологических особенностей отметят признаки эмоциональной неустойчивости с возбудимостью, склонностью к агрессивному поведению в ситуациях затронутого самолюбия, к самовзвинчиванию, а также склонность к жестокости. 

Накопилось в человеке много разрушительной энергии, выплеснулась… 

Это уголовное дело из десяти томов рядовым не назовешь. 

- Проведено двенадцать экспертиз по объектам, изъятым с места происшествия, с ладоней злодеев, убитых, исследовалась их одежда, тщательно был осмотрен автомобиль, и там изъяты различные объекты, - комментирует следователь Валерий Сидоров. – Путем сопоставления между собой всех микрочастиц, микроволокон было установлено, кто где находился, кто с кем имел непосредственный физический контакт. Благодаря таким экспертизам установили, что бабушку душил именно Махмудов, а остальных убил Адизов. На брезенте, на котором злоумышленники перемещали тела, обнаружены следы только этих двух фигурантов, а на рубашке Махмудова – волос бабушки. 

Большой комплекс судебных экспертиз помог установить обстоятельства преступления и роль каждого соучастника. 

Следствие свою часть работы завершило. Гражданам Таджикистана, 47-летнему Ахмету Адизову и 46-летнему Алишеру Махмудову, предъявлено обвинение в тройном убийстве в группе лиц по предварительному сговору и угоне автомобиля. В ближайшее время суд решит, на какой срок они задержатся в России и смогут ли когда-нибудь вернуться на свою родину. Известно, что Адизов попросил в СИЗО молитвенник. Интересно, о чем он молится? 

Имена и фамилии фигурантов изменены.

Людмила СТАЦЕНКО.

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.