Призвание

09:41, 22 июля 2016

25 июля - День сотрудника органов следствия Российской Федерации.

Хорошо и, наверно, правильно, когда человека в профессию приводит романтика, а не расчет. Это помогает остаться в ней надолго, состояться, не замечать многие издержки. В профессии следователя их много, это бессонные ночи, эмоциональные перегрузки, определенные, даже жесткие рамки в стиле жизни, за которые не имеешь права выходить, огромная ответственность. 

Что взамен? Пожалуй, только чувство удовлетворения от хорошо сделанной работы. 

Сергей Худык, следователь по особо важным делам следственного отдела по г.Калуге СКР, в общем-то, стоял перед выбором - стать экономистом или следователем. Перед глазами - жизнь отца, Василия Павловича, правда, всегда занимавшегося оперативной работой, это уже потом он занял высокую должность. 

Юношеская романтика взяла верх - уж больно хотелось расследовать уголовные дела. Так что Худык-младший после школы, выдержав конкурс, поступил на бюджетной основе в Магаданский университет на юрфак. (Кстати, позже получит второе высшее - государственное муниципальное управление.) 

Туда, на Север, в 1985-м отца направили для прохождения службы во внутренних органах из Хмельницкой области Украины. В Магадане на следующий год родились сыновья-двойняшки. (Брат Сергея, заметим, тоже юрист, но работает в гражданской сфере.) 

Когда Сергей заканчивал университет, отца перевели в Калугу. 16 июня 2008 года молодой специалист получил диплом, а на следующий день уже прибыл на место службы, был назначен следователем в одном из районов Магаданской области. Самостоятельности хватало в становлении. 

С чего начинал, конечно, хорошо помнит: не так уж давно это было да и осадочек остался - два первых уголовных дела, которые передали новобранцу в производство, остались «глухарями». Одно - убийство в подъезде жилого дома в условиях неочевидности, когда не было ни свидетелей, никаких зацепок вообще. Второе - смертельный наезд на двух сотрудников ГАИ, несших службу в Магадане. Подозреваемый был, а доказать его причастность к преступлению не удалось. 

- Это как-то мучает? - спрашиваю. 

- Если бы тогда мой сегодняшний опыт, - вырывается у Сергея. - Определенное сомнение, конечно, гложет. 

Впрочем, возможно, те дела все же передали тогда другому следователю, а С.Худык ждала иная работа. Его командировали в Дагестан на три месяца, а он задержался там на год. 

Сергей изначально в составе следственной группы направлялся для расследования уголовного дела об убийстве министра внутренних дел республики Магомеда Тагирова, которого застрелили из снайперской винтовки на свадьбе. Потом пришлось подключаться к другим делам, и не только по заказным убийствам, но и по преступлениям, направленным против конституционного строя и личности, в том числе и по взрывам в московском метро в 2010-м. 

А приехал в Махачкалу, как сейчас помнит, 6 января. Как раз в тот день бандиты взорвали ГИБДД, было снесено три здания, уничтожено более ста транспортных средств, погибло около 60 человек. 

- Страшно было за свою жизнь? 

- Страшно, - не скрывает Сергей. - Практически каждый день взрывы, стрельба - и в Махачкале, и за пределами. Жить-то хочется. 

- Это то, о чем мечталось? 

- А что делать? Родина сказала: «Надо». Значит, надо, других вариантов не было. 

Были, конечно, просто не для Сергея. 

Годовая командировка завершилась, С. Худык вернулся в Магаданскую область, пошел в отпуск - там он длинный, 60 дней. Этого срока хватило, чтобы принять для себя важное решение - перебраться в Калугу, на тот момент вся семья уже сюда переехала. Собрал чемоданы и Сергей да с будущей супругой махнул не глядя. Сначала было съемное жилье, потом общежитие и, наконец, квартира в ипотеку. Гнездо свито, наследник родился. Работать и работать. У следователя передышки не бывает. 

- Я прихожу домой, чтобы поесть, поспать, переодеться, и - обратно на работу. 

Повествования о расследованных С.Худык уголовных делах могли бы, наверно, составить уже не один том современных документальных детективов. Мы вкратце расскажем об одном из последних - о серии изнасилований. 

В апреле 2015 года было первое нападение на женщину на Трифоновском кладбище, затем с периодичностью месяц-полтора до декабря злоумышленник совершил еще пять изнасилований на территории Калуги и области. 

Объективных данных, которые бы позволили его установить, не было - насильник закрывал глаза своим жертвам, следов, кроме спермы, никаких. Женщины давали очень неконкретное описание: среднего роста и телосложения, скорее европеец, без дефектов речи… В общем, среднестатистический мужчина. 

С начала нынешнего года он залег на дно, а 23 июня совершил еще одно преступление. И вот теперь с помощью оперативных служб удалось установить интересный факт - злоумышленник передвигался на мотоцикле определенной модели. По списку проверили всех владельцев такого транспортного средства - брали их слюну, и в итоге по результатам генетической экспертизы был установлен человек, совершивший серию изнасилований. 27 июня его задержали по подозрению, а 7 июля предъявили обвинение. 

За год с лишним, пока насильника еще не вычислили, было допрошено под протокол 300 человек, получено около 700 образцов буккального эпителия (на ватной палочке из-за щеки для ДНК-экспертизы), а это 700 мужчин, которых надо было проверить, - подходит каждый из них под ситуацию или нет. На причастность к совершению преступлений проверялись работники 310 организаций, расположенных в районах мест совершения изнасилований, проанализированы звонки полутора тысяч человек, звонивших оттуда. Преступник был в камуфляжной одежде, кто ее сейчас только не носит! За две недели до последнего эпизода были запрошены списки бывших военнослужащих, стоящих на учетах в военкоматах, а также рыбаков и охотников. Получилось более 40 тысяч человек. Конечно, перелопатили бы и это, но удача улыбнулась чуть раньше. 

Проделан был огромный объем работы - на сегодняшний день уголовное дело составляет более 20 томов! 

- Чувство отчаяния не досаждало, кода не было результата? 

- Не то чтобы чувство отчаяния. Не было понятно, в каком направлении все-таки стоит работать, чтобы быстрее найти насильника, чтобы он не успел совершить очередное преступление. 

А вот, кстати, насколько сложно при расследовании изнасилований налаживать контакт с жертвами? Это же столь щепетильные ситуации. 

- Здесь много тонкостей и нюансов, каждый случай индивидуален сам по себе. Стандартного рецепта нет. Опыт подсказывает, какие вопросы стоит задавать в первую очередь, какие потом, ведь у человека стресс. Контакт по-разному устанавливается, в кабинете следователя всегда есть одноразовый стаканчик либо кружка, чтобы предложить чайку-кофейку и сначала неформально пообщаться с потерпевшим. Потом уже начинаешь оформлять протокол допроса. 

Нельзя пройти мимо недавно раскрытого дерзкого убийства, дело тоже в производстве Сергея Худык. 

1 июля в следственный отдел по г.Калуге СКР сообщили об обнаружении трупа мужчины. На теле имелись ножевые ранения, и его пытались уничтожить, о чем свидетельствовали запах горюче-смазочных веществ и термические повреждения на трупе. 

Буквально накануне в правоохранительные органы поступил сигнал из одной организации города: пропал человек, сослуживец. По месту его жительства пришли сотрудники полиции, при осмотре ничего криминального не обнаружили. А на следующий день находят труп человека, которого уже искали. При повторном осмотре квартиры с использованием специальной криминалистической техники нашли следы, похожие на кровь, которые были тщательно замыты, обнаружить их оказалось возможным только в спектре определенных лучей. 

Сложный «кроссворд» в результате грамотных следственных действий был разгадан в считанные дни. В убийстве мужчины подозревается 19-летний сын потерпевшего, который запланировал преступление. Он заранее выкопал в гараже могилу, где хотел захоронить труп. Но злоумышленника спугнул визит полицейских, которые поинтересовались наличием гаража, другой собственности разыскиваемого мужчины, где бы можно было его найти. В общем, запрятать тело отца сыну не удалось, труп он погрузил в машину и вывез в лесополосу, где попытался сжечь. 

Предварительное расследование продолжается. 

- Пока нераскрытых дел у меня в производстве нет. Но неизвестно, что будет дальше, - говорит Сергей Васильевич. 

- Что именно вам в работе дает моральное удовлетворение? 

- Чувство справедливости. Наша задача - установить правду по обстоятельствам совершенных преступлений. Злоумышленник не должен оставаться безнаказанным. 

Вот так просто, без пафоса. 

Наша беседа, можно сказать, происходила на ходу. День следователя расписан по минутам - столько всего надо успеть. 

- Работать надо, надо спешить, - закруглял разговор мой собеседник. 

Мне кажется, Сергей примчался в редакцию только потому, что из собственного кабинета ему было бы неудобно выпроваживать дотошного журналиста. Увы, и газетная полоса не резиновая, к сожалению, много интересного осталось за рамками. Это повод вернуться еще раз к работе следователя.

Вопрос – ответ 

- Есть мнение, что с годами происходит профессиональная деформация. Вы чувствуете в себе некую изношенность? 

- В 2013 году я увольнялся из СКР по ряду причин, но в другом ведомстве на хорошей должности я проработал всего год. Окунувшись в иную сферу, понял, что это не мое, и вернулся в Следственный комитет. 

- Какие дела вам предпочтительней? 

- Мне задавали вопрос: не надоело ли «глухарями» заниматься? Я расследовал преступления, совершенные в условиях неочевидности различной категории – против собственности, половые преступления, убийства. А по большому-то счету разницы нет. Когда ты занимаешься делами, где все очевидно, ты работаешь с определенной целью – быстрее направить дело в суд. А когда «глухарями» - стараешься сделать все, чтобы раскрыть и опять же направить в суд. Просто подход немного другой. 

- Когда пришло осознание того, что вы уже состоялись как следователь? 

- Наверно,  когда отработал четыре года с хвостиком. Чисто следственной работы у меня уже более семи лет. Хотя мы и универсальные следователи, я не все категории уголовных дел нашей подследственности расследовал. С учетом личных, профессиональных качеств руководство определяет, какие дела поручать сотруднику расследовать. 

- Трупы ночью не мерещатся? 

- Я с первого дня к ним привык. Отвращения совсем нет. Зачастую выезжаешь на неопознанные трупы. Они бывают в разных состояниях: когда человек умер несколько часов назад, а когда приходится ступать по живому «ковру»  из опарышей, которые вылезают даже из розеток. Ко всему привыкаешь. 

- Какой отпечаток наложила профессия? 

- Профессия меняет и манеру поведения, и стиль жизни. Не помню, что такое вставать в десять утра. Обычно подъем в пять, в шесть уже на работе. Общаешься в основном с коллегами по работе, возможности завести новые  знакомства нет. 

- Как расслабляетесь? 

- Летом с родственниками или друзьями вырываюсь на рыбалку: встаю в субботу в четыре утра, чтобы к восьми успеть на работу. Поэтому рыбачу недалеко, в пределах досягаемости. Зимой свободное время провожу с семьей, но его не так много.

Фото автора.

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.