Взятка раз, взятка два - закружилась голова

09:27, 14 октября 2016

В истории с бородой поставлена точка. Последняя ли? 

С «героем» сегодняшней публикации автор этих строк, можно сказать, случайно встретилась, мимолетно, ровно год назад в Медынской колонии строгого режима. В рамках пресс-тура в ИК-4 журналистам показывали промзону, где мы могли записать короткие интервью с осужденными. Среди работающих был и бывший глава администрации села Некрасово Тарусского района. Темная тюремная роба обычно делает всех похожими, но этот человек как-то выделялся среди других – свеженький, опрятный вид интеллигента, в глазах интерес к нашей залетной компании с воли и, кстати, без намека на депрессию. 

- По какой статье вы здесь оказались? – спросила я его. 

- По «народной», - сострил тот, - по 290-й. 

Кирилла Палова (назовем его так) взяли с поличным в его служебном кабинете весной 2013 года после получения взятки в 237 тысяч рублей. Классический вариант: помеченные купюры, краска на руках, на джинсах. Были и другие эпизоды «народной» деятельности главы сельской администрации, противоречащей закону, за что К.Палов был осужден к четырем годам колонии строгого режима. И, как оказалось, список таких же грехов осужденного на этом не обрывался. Палов уже «топтал зону», а очередное уголовное дело в отношении него прирастало новыми томами. 

И вот совсем недавно, в сентябре, суд вынес обвинительный приговор, по которому пребывание в неволе К.Палова продлится еще два года. 

С 1 января 2006 года Кирилл Кириллович заступил на должность главы сельской администрации. После первого срока последует второй. Видно, неплохо он справлялся со своими обязанностями или чем он там еще заслужил авторитет? Полномочия главы такого уровня весьма широки – хозяин вотчины. А особую весомость придавала возможность способствовать предоставлению гражданам в собственность земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена. 

В Тарусском районе, в так называемой подмосковной зоне, земля - лакомый кусок. Вот К.Палов, в котором не заглохла предпринимательская жилка (в прошлом бизнесмен), и решил совместить служение местному народу с укреплением личного благосостояния за счет этого ресурса, ему не принадлежащего. 

В 2009 году глава поручает своему племяннику разместить в интернете объявление о продаже земельного участка в с.Некрасово стоимостью 1 250 000 рублей. Земля находилась в муниципальной собственности. И как бы ни были широки возможности амбициозного главы администрации сельского поселения, тут он был бессилен – не в его компетенции и власти процесс отчуждения муниципального участка в чью-то собственность. Тем не менее афера оказалась запущена. 

Примерно в это же время житель столицы Егор Фокин (имена и фамилии всех фигурантов уголовного дела изменены) искал земельный участок в южном направлении от Москвы для строительства дома и наткнулся на объявление в интернете. 

Предложение его заинтересовало – месторасположение удобно во всех отношениях, и цена устраивала. Потенциальный покупатель позвонил по указанному номеру телефона, и уже через несколько дней племянник Палова Иван показывал ему участок. Выглядел он не очень презентабельно: не огорожен, заросший травой и замусорен бытовыми отходами, судя по всему, им никто никогда не пользовался. Иван обрисовал радужные перспективы: есть возможность подвести газ, свет и водопровод. Это отбросило все сомнения, Фокин готов был приобрести землю. 

- Мое дело – показать участок, все вопросы по его приобретению и оформлению в собственность будете решать с главой администрации сельского поселения, - пояснил молодой человек. 

Фокин решил не откладывать дело в долгий ящик, тут же попросил Ивана связаться с Паловым. 

Кирилл Кириллович не заставил себя долго ждать. Разговор был коротким. Глава, вручив свою визитку, подтвердил, что облюбованные 30 соток относятся к категории земель для индивидуального жилищного строительства. Эти условия для покупателя были ключевыми, он тут же спросил, что требуется для приобретения и оформления земельного участка. 

- Не волнуйтесь, я все сделаю сам, под ключ, - заверил Палов, поправляя флажки на границе участка. 

Глава обронил, что участок принадлежит сельчанину, который спился, землей не занимается, в соответствии с новым законодательством она у него будет изъята. 

Таким нюансам Фокин значения не придал, да и законов он особо не знал. К тому же Палов внушал ему доверие, все же местный начальник – раз так говорит, значит, так оно и есть. А в подробности вдаваться ему было неинтересно. В конце концов он платит деньги, к чему еще какие-то заморочки, трата времени, тем более что сам глава взялся довести дело до конца. 

Палов не давал повода усомниться в его честности – сообщил, что оформлением земельного участка в собственность будет заниматься сам на основании доверенности, попросил у Фокина копию паспорта, ну и про задаток не забыл сказать. 

Московского покупателя почему-то не смутило, что 250 тысяч в качестве первого взноса он заплатил не в кассу, а передал лично должностному лицу в кафе у станции метро. 

Палов пересчитал купюры, после чего дал Фокину расписку, повторив: «Не волнуйтесь, я все сделаю!» 

Следующей весной без пяти минут новый землевладелец, каковым себя уже чувствовал, Фокин занялся с разрешения главы благоустройством участка: вырубил дикие деревья и кустарники, вывез оставшийся бытовой мусор (частично это уже было сделано, как пообещал Палов), потом забетонировал подъезд и огородился забором. Время шло, а документов на землю у Фокина так и не было на руках. При каждой встрече он интересовался у Палова ходом оформления бумаг, тот успокаивал: мол, все под контролем, повода для беспокойства нет, правда, возникли кое-какие проблемы с межеванием, согласованием границ, восстановлением каких-то документов, но все решается. А уже в 2013 году ошарашил: земельный участок, оказывается, относится к землям сельхозназначения, отсюда возникли трудности в подготовке документов. 

- Но к новому 2014 году все будет оформлено как надо, - заверил Палов и добавил, что обойдется это Фокину на 250 тысяч рублей дороже первоначальной стоимости, то есть теперь уже полтора миллиона рублей. 

В качестве успокоительного бонуса он пообещал на разницу в 250 тысяч рублей провести Фокину бесплатно газ и дополнительный электрический кабель. Палову легко было обещать. На самом деле каких-либо действий в пользу Фокина он не предпринимал, а тому оставалось только верить – столько труда было вложено в участок, столько надежд возлагалось, уже строить дом собрался. 

Вновь в кафе за столиком под расписку передал Фокин «обещалкину» миллион с четвертью рублей, свидетельство на право собственности заветного земельного участка оставалось подождать всего пару месяцев – обещанного ждал уже без малого три года. Но новогодний подарок задерживался, а в начале 2014-го Егор Фокин на официальном сайте Следственного управления СКР случайно наткнулся на информацию о том, что в отношении главы администрации СП «Село Некрасово» возбуждено уголовное дело. Он тут же позвонил Палову: мол, никаких дел иметь не желаю, верни полтора миллиона. В ответ очередные обещания: «Возникшие трудности решу, деньги отдам». (Забегая вперед скажем, что вернет всего лишь 250 тысяч да и то через год и частями.) 

Е.Фокину ничего не оставалось, как только обратиться с заявлением о противоправной деятельности уже бывшего на тот момент главы в Следственный комитет. К.Палову предъявили обвинение в мошенничестве. 

Кстати, в конце концов Фокин стал обладателем того самого куска земли. Он прошел-таки всю предусмотренную законом процедуру оформления земельного участка в собственность, участвовал в аукционе, проиграл при этом, но потом выкупил участок у конкурента (тот купил за 400 тысяч рублей, продал за 875 тысяч). Но даже покупка по рыночной цене оказалась вдвое дешевле первичного вложения средств… в карман мошенника – ни земли, ни денег, одно разочарование. Возместит ли и когда ущерб Палов? Вопрос скорее риторический. Ну, скажите, что мешало потерпевшему изначально действовать по законному регламенту? 

Кириллу Кирилловичу, видно, все-таки тесно было и скучно в его должности, хотелось более бурной деятельности, оплачиваемой по другому тарифу. Еще в 2007 году по его инициативе было учреждено ООО «Э.» по вывозу и утилизации ТБО. Сам он в этой фирме не светился, но был все же ее фактическим хозяином и набрал для работы верных и надежных людей. 

Правда, задуманный бизнес не сложился, и ООО переориентировали на оказание услуг по предоставлению в собственность муниципальных земельных участков на территории сельского поселения заинтересованным гражданам. Схема простая: такие люди обращались к Палову сами либо он их находил, вместе они подбирали участок и договаривались о цене вознаграждения для главы сельской администрации. Далее - все оформительские процедуры, после чего человек получал свидетельство о собственности на земельный участок, а Палов – деньги. Ну делился, конечно, со своим штатом, но не баловал. 

Позже появилась новая схема зарабатывания денег. От имени военнослужащих Палов и его сотрудники параллельного бизнеса получали нотариальные доверенности на оформление на их (военнослужащих) имя в собственность земельных участков. У военнослужащих была льгота по первоочередному приобретению земли, то есть она приобреталась у государства без проведения аукциона по кадастровой стоимости. 

По доверенностям на имя военнослужащих оформлялись земельные участки, а потом продавались от их имени. Землевладельцы от таких сделок либо ничего не получали, либо довольствовались смехотворными суммами. Весь куш получал Палов. Он чувствовал себя настолько уверенно и нагло, что все действия как бы от ООО, не имеющего своего офиса, в том числе передача денег, происходили в здании сельской администрации. 

Несколько земельных участков общей площадью 1,15 га, приобретенных вышеописанным способом, Палов предложил жителю Московской области за взятку в 450 тысяч рублей. Этот эпизод второй в данном уголовном деле. 

Особенности его расследования комментирует заместитель руководителя Жуковского межрайонного следственного отдела регионально управления СКР Сергей Воронов: 

- Чаще всего коррупционные преступления совершаются путем непосредственной передачи каких-то ценностей, денег должностному лицу. И, как правило, его задерживают с поличным в рамках оперативно-разыскного мероприятия, когда сам факт документируется видео, деньги помечаются. А здесь основано все на показаниях свидетелей, на анализе документов по отчуждению земли, по ее оформлению. Вот, к примеру, в эпизоде с Фокиным сыграли свою роль расписки. Почерковедческая экспертиза показала, что действительно писал их Палов. Была определенная сложность в доказывании того, что глава администрации получил деньги. Показания свидетеля и потерпевшего должны быть объективно подтверждены, ведь у человека может быть и мотив оговора должностного лица из-за какой-нибудь неприязни в связи с его служебной деятельностью. Повторюсь, без денег очень сложно доказывать получение взятки. Хронология документов (как участки формировались, какие проводились мероприятия, в том числе процедура оформления в Росреестре) совпала по датам с показаниями, что и позволило доказать вину Палова. 

Была и другая сложность. По Фокину события происходили в 2009 году, по военнослужащим схема действовала годом раньше. Восемь лет – это много, люди уже забывают о том, что происходило. 

Еще на один момент обратим внимание. Как отметил Сергей Вячеславович, в коррупционных схемах у обеих сторон свой интерес: взяткодатель хочет иметь определенную выгоду при получении земли, чиновник – обогатиться. Так что еще неизвестно, чем бы завершилась и завершилась бы вообще карьера Палова, не сработай столь хорошо сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями регионального УМВД. Это они «накопали» дополнительные факты преступной деятельности сельского коррупционера. Народ-то предпочитал безмолвствовать. Уж не поэтому ли Палов свою статью «Взятка» называет народной? 

Приговор в законную силу 

не вступил, поэтому фамилия фигуранта изменена.

Людмила СТАЦЕНКО.

Коллаж 

Марины КРИВОБОКОВОЙ.

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.