Стезя минёра Унтилова

10:32, 23 декабря 2016

Пролегла от румынской до монгольской границы.

Солдат Красной армии Александр Унтилов принял участие в Московской битве, уже имея за плечами опыт боев с фашистами. Служить начал в октябре 1939 года в Иркутской области, затем охранял границу с Монголией. А в апреле 1941 года его часть по тревоге спешно перебросили к румынской границе на ее укрепление. О времени и о себе корреспонденту «Вести» рассказал председатель ветеранской организации города Калуги капитан в отставке Александр Яковлевич Унтилов. 

Мои современники – герои 

- Первые три бомбы на нашу часть, находившуюся в летних лагерях на территории Украины, сбросил румынский самолет, - говорит Александр Яковлевич. - Все руководство находилось по домам в городе, а с нами был только дежурный. Часа через полтора после первой бомбёжки появился командир роты и объявил тревогу, старшина раздал патроны. Оказывается, советские пограничники отбросили нарушивших нашу границу румын назад вглубь их территории, пока к ним на помощь не подошли немецкие войска. С боями отступали от границы вплоть до самого Киева. Потом мы, минёры, устанавливали противотанковые препятствия, минировали дороги, по которым фашистские армады рвались к Москве. И наступил момент, когда блицкриг заглох.

- Какой эпизод Московской битвы чаще всего вспоминаете? 

- В начале октября 1941 года на берегу реки Снопоть напротив железнодорожного моста наше минно-подрывное подразделение залегло в оборону, - сказал Унтилов. - Рядом с нами находилось другое подразделение, которое заминировало мост. В это время появились немецкие танки, а за ними - автоматчики. Сержант Виктор Мирошниченко, находившийся недалеко от меня, крутанул ручку взрывной машинки, но взрыва на мосту не произошло. Видимо, во время вражеского обстрела шнур был перебит. Виктор пополз вперед, и через некоторое время последовал взрыв, но минер назад уже не вернулся. Как оказалось, вместе с мостом в воздух взлетел и он. Потом в газете мы прочитали, что Виктор Петрович Мирошниченко погиб. Ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. 

- А о ком из наших героев-земляков рассказываете молодежи чаще всего? 

- Конечно же, о четырежды Герое Советского Союза Маршале Победы Георгии Константиновиче Жукове, 120-летие со дня рождения которого мы отметили 1 декабря. А недавно на встрече с ребятами я рассказывал о нашем земляке из деревни Толмачёво Дзержинского района Дмитрии Никитовиче Стефанове. В октябре 1943 года командир взвода младший лейтенант Стефанов в Закарпатье, у деревни Зеленый Яр, совершил свой легендарный подвиг. Подходы к деревне прикрывал фашистский дзот, который необходимо было уничтожить. Дмитрий вместе с пятью бойцами взялся выполнить это задание. Вооружившись автоматами и гранатами, обходным маневром они начали приближаться к дзоту. Уже все бойцы его группы выбыли из строя. Приблизившись почти вплотную к дзоту, Дмитрий метнул в амбразуру одну гранату за другой, дал очередь из автомата и упал. Тревога охватила воинов, видевших это. Но замолчавший на некоторое время вражеский пулемёт застрочил вновь. И тут все увидели, как раненый младший лейтенант снова пополз, приподнялся, рывком кинулся вперед и закрыл своим телом амбразуру. Приказ был выполнен. Гвардейцы неудержимо двинулись вперед и заняли Зелёный Яр. Подвиг Стефанова высоко оценило советское правительство, присвоив нашему земляку звание Героя Советского Союза. Меня порадовало, что ребята затаив дыхание слушали мой рассказ, а потом задавали вопросы. 

Контрнаступление 

- Чем вам особенно запомнилась первая зима Великой Отечественной? 

- Она запомнилась сильными тридцатиградусными морозами и снегами, мешавшими продвижению как пехоты, так и мощным танкам. Гитлер столицу нашей Родины хотел взять в октябре и зимовать собирался в ней. А в это время из Сибири подходили наши войска в белых полушубках, шапках, валенках, а немцы кутались в одеяла, у них не было тёплого зимнего обмундирования. В соответствии с планом «Барбаросса» германские вооруженные силы должны были разбить нашу армию в ходе кратковременной кампании и покончить с войной. Не удалось. 5 декабря началось контрнаступление наших войск. Подготовка к нему велась в сложной обстановке. Советские войска при некотором превосходстве в самолетах имели почти вдвое меньше артиллерии, на одну треть танков, уступали в численности людей. Но советское командование учитывало и другие факторы: измотанность немецко-фашистских войск, отсутствие у них подготовленной обороны и оперативных резервов, их неподготовленность к ведению боевых действий в зимних условиях, более высокий моральный дух советских войск. И уже 8 декабря Гитлер подписал директиву о переходе к обороне на всем фронте, в том числе и на Московском направлении. 

Долгая дорога в город на Оке 

- А как вы стали калужанином? 

- Это, наверное, судьба. Мой путь сюда был долгим. Во время Московской битвы одна наша часть освобождала Калугу, а другая, в которой находился я, пошла на Козельск. Пока шли, наши кавалеристы уже взяли город. Нам пришлось только его разминировать. В Козельске фронт стоял полгода, вплоть до весны 1942-го. Там я уже стал начальником, мне присвоили звание ефрейтора. По тревоге нас перебросили под Сухиничи. Окопались в снегу, ждали команды к наступлению. Вдруг бежит оттуда наш боец и объявляет: «Все, немец ушел из Сухиничей!» Так что говорить, что я освобождал Сухиничи, будет не совсем правильно, даже разминировать ничего не пришлось. Мы просто проверили оба железнодорожных узла. Немец отошел от Сухиничей на шесть километров, мы тоже заняли оборону за городом. Там впервые я увидел, как наши войска обстреливали врага из катюш. Снаряды летели прямо через нас. 

Когда мы стояли под Козельском, политрук роты спросил меня: «Саша, почему ты в партию не вступаешь?» Я ответил: «Ты не знаешь, что ли? Я даже в комсомоле не был. Кто за меня поручится?» - «Знаю. Я дам поручительство». 

Дело в том, что до армии Александр работал в вагонном депо в Прокопьевске, начинал слесарем, потом диспетчером. В 1937 году его отца, который работал весовщиком на железнодорожной станции, арестовали как врага народа. Начальник посоветовал своему молодому диспетчеру, чтобы его не забрали органы по той же статье, что и отца, пойти в военкомат и попроситься в армию. Так он и поступил. Мать осталась с пятью дочками в одной комнатке железнодорожного дома. Отца в 1953 году посмертно реабилитировали из-за отсутствия состава преступления. Он умер еще в 1943-м, а где похоронен, родные так и не узнали. 

Унтилова все же приняли в партию. За билетом поехал из Козельска в полдень на полуторке вместе с тремя другими солдатами в политотдел штаба бригады, который находился в Калуге, и только в обед следующего дня прибыл к месту назначения. 

Получив партбилет, пошел посмотреть город. Он еще тогда понравился ему своей чистой, а особенно поразил обилием колонок на улицах и тем, что воду можно брать сколько хочешь и бесплатно. А он до войны жил в Кузбассе, в Прокопьевске, где было сорок шахт. Вода продавалась по копейке по ведру на человека в сутки, и не больше. 

А самое главное, в конце войны в его жизни появилась калужанка - санинструктор Клавдия. В апреле 1945 года под Кенигсбергом Унтилову осколком мины почти пополам перебило правую руку. В госпитале сделали операцию. Две недели пролежал, прибегают ребята из части и говорят: «Командир приказал без всяких разговоров забрать тебя из госпиталя, мы уезжаем на Дальний Восток». В вагоне он и встретил Клавдию. Пока ехали, смотрели на Байкал, на природу, подружились. 

После Сухиничей у Александра была Курская дуга, шли через Великие Луки, Прибалтику, разминировали Ригу, Кенигсберг. Закончил войну в Китае. Успел повоевать в Японии, победу встретил недалеко от Мукдена. До 1948 года служил в Сочи на укреплении границы. Там же женился на своей Клавдии, работавшей в больнице. После демобилизации приехали с ней в Калугу. Семь лет работал в вагонном депо, а жена – в железнодорожной поликлинике. Закончил в Москве Высшую профсоюзную школу. С тех пор с Клавдией уже не расставался, пока двадцать лет назад она не умерла. Сейчас 97-летний калужанин живет один, на работу и с работы ходит пешком. Сын с невесткой регулярно навещают его, благо живут в доме по соседству.

Виктор ХОТЕЕВ.

Фото Георгия ОРЛОВА.

Наша справка

Самой первой боевой наградой Александра Унтилова стала медаль «За оборону Москвы», а самой дорогой - орден Красной Звезды за участие в боях на Курской дуге. Там было установлено приблизительно по полторы тысячи противотанковых мин, больших взрывных зарядов и фугасов на квадратный километр. Александр Яковлевич отмечен орденами Отечественной войны I степени, 

«Знак Почёта», а  также многими медалями. Кроме того, Почётному гражданину  Калуги и областного общества охотников и рыболовов  Унтилову посчастливилось дважды  принимать в Кремле награды от президентов. Сначала из рук Дмитрия Медведева, а затем – Владимира Путина. 

 

 

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.